Северянин

Игорь Северянин – поэзия и музыка.

Игорь Васильевич Северянин – оригинальный, интересный и в своё время необычайно популярный поэт Серебряного века. Его поэзия и лирична, и иронична, и социальна, и философична, и слегка высокопарна, и иногда немного фантастична – в целом разностороння и несомненно очень талантлива. Он был одной из наиболее значительных фигур в русской поэзии Серебряного века и в то же время предметом нелепых насмешек большевистских идеологов после октябрьского переворота.

Цитата:
“На несколько десятилетий советская критика нацепила на творчество И. Северянина ярлык пошлой, низкопробной литературы, а на самого поэта – ярлык эмигранта. И это на человека, слава которого в свое время, превзошла даже славу В. Маяковского – известного мэтра советской поэзии.”

Северянин и на самом деле был первым и единственным официально избранным на поэтических выборах в 1918 году Королём поэтов (вице-королём был избран Маяковский). Я не думаю, что имеет какой-нибудь смысл сравнивать по разному талантливых поэтов, но исторически такие выборы состоялись

Северянин любил называть свои произведения поэзами. В этом есть значительный смысл, ведь далеко не всякое стихотворение можно считать поэзией. В процессе поэтического творчества Северянин творил и новые слова, как правило из уже существующих. Славист и литературный критик Вольфганг Казак писал:

“Доходчивая музыкальность его стихотворений, часто при довольно необычной метрике, соседствует у Северянина с любовью к неологизмам. Смелое словотворчество Северянина создаёт его стиль. В его неологизмах есть многое от собственной иронической отчуждённости, скрывающей подлинную эмоцию автора за утрированной словесной игрой.”

Валерий Брюсов, очень значительный поэт Серебряного века, о Северянине писал: «Истинный поэт, глубоко переживающий жизнь.»

Родился Игорь Северянин 16 мая 1887 года в Санкт-Петербурге, в этом году исполнилось 130 лет со дня рождения. Умер он 20 декабря 1941 года в Таллине. По рождению он Игорь Васильевич Лотарёв. Северянин – поэтический псевдоним, причем он предпочитал подписываться через черточку Игорь-Северянин. Папа Игоря был капитаном железнодорожного батальона. По линии мамы он был родственником Афанасия Фета. Игорь окончил четыре класса реального училища. И всё .

(Тем, кто случайно забыл, я напомню, что реальным училищем в то время называлось среднее или неполное среднее учебное заведение, в котором существенная роль отводилась предметам естественной и математической направленности.)

Первые публикации в периодических изданиях Игорь Лотарёв подписывал псевдонимом «Граф Евграф д’Аксанграф». Регулярно публиковаться начал с 1904 года. Началу широкой северянинской популярности в некотором курьёзном смысле помог стареющий Лев Толстой, обругавший его стихотворение в котором были строчки:

Вонзите штопор в упругость пробки,—
И взоры женщин не будут робки!
(на мой взгляд, поэтически превосходные строчки)

Лев Николаевич рассердился – что, мол за поэзия, когда кругом в стране столько беды, а он про упругость пробки! И тут же многие издатели и редакторы газет и журналов захотели напечатать что-нибудь северянинское, чтобы вслед за Львом Николаевичем покритиковать.

Первый большой сборник стихов Игоря-Северянина “Громокипящий кубок” вышел в 1913 году. В предисловии к сборнику Фёдор Сологуб написал:

«Одно из сладчайших утешений жизни — поэзия свободная – лёгкий, радостный дар небес. Появление поэта радует, и когда возникает новый поэт, душа бывает взволнована, как взволнована бывает она приходом весны».

(Для тех, кто случайно забыл :-), я напомню – Фёдор Сологуб – поэт, писатель, драматург, публицист. Один из виднейших представителей поэзии символизма.)

Другой поэт, присутствовавший на одном из вечеров Северянина в Тифлисе в 1913 году писал:

“…он вышел нераскрашенный и одетый в благопристойный сюртук. Был аккуратно приглажен. Удлинённое лицо интернационального сноба. В руке лилия на длинном стебле. Встретили его полным молчанием. Он откровенно запел на определённый отчётливый мотив. Это показалось необыкновенно смешным. Вероятно, действовала полная неожиданность такой манеры. … Смешил хлыщеватый, завывающий баритон поэта, носовое, якобы французское произношение. Все это соединялось с презрительной невозмутимостью долговязой фигуры, со взглядом, устремлённым поверх слушателей, с ленивым помахиванием лилией, раскачивающейся в такт словам. Зал хохотал безУдержно и вызывающе. Люди хватались за головы. Некоторые, измученные хохотом, с красными лицами бросались из рядов в коридор. Такого оглушительного смеха я впоследствии ни на одном поэтическом вечере не слыхал. И страннее всего, что через полтора-два года такая жe публика будет слушать те же стихи, так же исполняющиеся, в безмолвном настороженном восторге.”

Как и у многих хороших поэтов значительную роль в жизни Игоря Северянина играли женщины :-). У Северянина была отмечена интересная особенность – он последовательно любил сестер: Евгению и Елизавету Гуцан, Анну и Валерию Воробьёвых, Ирину и Антонину Борман, Веру и Валерию Запольских, Дину и Зинаиду Г, Елену Новикову и её кузину Тиану. Многие годы Северянин болел вялотекущей формой туберкулёза. В Википедии я наткнулся на странную фразу: «Феномен таков, что в определённой стадии болезни туберкулезники становятся чрезвычайно любвеобильными (влюбчивыми)».

О себе поэт в 1812 году написал весьма скромное :-), но довольно длинное стихотворение из 15-ти строф, из которых я приведу только семь.

Я, гений Игорь Северянин,
Своей победой упоен:
Я повсеградно оэкранен!
Я повсесердно утвержден!

От Баязета к Порт–Артуру
Черту упорную провел.
Я покорил литературу!
Взорлил, гремящий, на престол!

Я – год назад – сказал: «Я буду!»
Год отсверкал, и вот – я есть!
Среди друзей я зрил Иуду,
Но не его отверг, а – месть.

Я выполнил свою задачу,
Литературу покорив.
Бросаю сильным наудачу
Завоевателя порыв.

Я изнемог от льстивой свиты,
И по природе я взалкал.
Мечты с цветами перевиты,
Росой накаплен мой бокал.

Не ученик и не учитель,
Великих друг, ничтожных брат,
Иду туда, где вдохновитель
Моих исканий – говор хат.

До долгой встречи! В беззаконце
Веротерпимость хороша.
В ненастный день взойдет, как солнце,
Моя вселенская душа!

В стихотворении безусловно спрятана лёгкая ирония. В другом стихотворении о себе Игорь Северянин писал:

Моя двусмысленная слава
Двусмысленна не потому,
Что я превознесён неправо, —
Не по таланту своему, —

А потому, что явный вызов
Условностям — в моих стихах
И ряд изысканных сюрпризов
В капризничающих словах.

Во мне выискивали пошлость,
Из виду упустив одно:
Ведь кто живописует площадь,
Тот пишет кистью площадной.

Бранили за смешенье стилей,
Хотя в смешенье-то и стиль!
Чем, чем меня не угостили!
Каких мне не дали «pastilles»!

Неразрешимые дилеммы
Я разрешал, презрев молву.
Мои двусмысленные темы —
Двусмысленны по существу.

Пускай критический каноник
Меня не тянет в свой закон, —
Ведь я лирический ироник:
Ирония — вот мой канон.

Менее чем в двухстах километров от Петербурга в Эстонии есть небольшой посёлок Тойла, рыбацкая деревушка на южном берегу Финского залива. Сюда Игорь Северянин любил иногда приезжать, будучи любителем рыбной ловли. В январе 1918 года в связи с большевистской заварухой в Петербурге и в стране (заварухой, которую нас с вами учили называть Великой Октябрьской …) Игорь Северянин со своей гражданской женой Марией Волнянской переехал жить в этот посёлок. Дело повернулось так, что по соглашениям Брестского мира 24 февраля 1918 маленькая Эстония в очередной раз поменяла свою геополитическую ситуацию и вышла из состава России. Северянин оказался в вынужденной эмиграции. В Россию уже никогда не вернулся, хотя с горечью и следил за происходящим.

В Эстонии Северянин жил и творил до конца жизни, издавал новые сборники в европейских странах. В первые годы эмиграции поэт активно гастролировал в Европе: Латвии, Литве, Польше, Германии, Чехословакии, Финляндии. Позже, в 1934 году, в Белграде поэт издал знаменитый сборник «Медальоны», составленный из 100 сонетов – характеристик, посвящённых поэтам, писателям и композиторам. Игорь-Северянин также стал первым крупным переводчиком эстонской поэзии на русский язык. Ему принадлежит первая антология эстонской поэзии на русском языке, и несколько переводных сборников стихов эстонских поэтов.

Но это было потом. А в 1921 Северянин обвенчался в Эстонии с Фелиссой Круут. Для этого Фелисса перешла из лютеранства в православие. Она стала единственной законной женой поэта. У них родился сын, названный Вакхом.

Цитата:
“До марта 1935 года Фелисса была ангелом-хранителем поэта, ей мы обязаны тем, что литературное творчество Игоря-Северянина не угасло в эмиграции, а получило развитие: стих приобрёл ясность и классическую простоту.”

Случилось так, что 6 августа 1940 года, в результате дипломатических манипуляций между СССР и Германией, Эстония стала советской. Меньше года Северянин жил вроде как бы в СССР. 7 июля 1941 года Эстония была оккупирована нацистской Германией, а 20 декабря 1941 года Северянин умер.

Мне думается, что Игорь Северянин, как русский поэт, по настоящему всё ещё полностью не оценён. Большевистские идеологи строили над его поэзией насмешки, а после краха большевистской власти за другими заботами ещё как-то не успели присмотреться к его замечательному творчеству. Осталась привычка, что Северянин эмигрантский, а не российский поэт.

Цитата:
«В эстонском посёлке Тойла есть домик-музей Игоря Северянина. Булат Окуджава, однажды побывав там, был потрясен тем, что, оказывается, всю жизнь имел неверное представление об этом поэте, что невежество и навешанные ярлыки мешали ему по-настоящему взглянуть на большого и яркого поэта Игоря Северянина. Нужно читать, заново открывать, понять и прочувствовать глубину и изысканную красоту его поэзии.»

Я в начале упомянул о разносторонности поэзии Игоря Северянина. С формальным образованием в четыре класса реального училища. Вот, например, стихотворение «Бетховен»:

Невоплощаемую воплотив
В серебряно-лунящихся сонатах,
Ты, одинокий, в непомерных тратах
Души, предвечный отыскал мотив.

И потому всегда ты будешь жив,
Окаменев в вспененностях девятых,
Как памятник воистину крылатых,
Чей дух – неумысляемый порыв.

Создатель Эгмонта и Леоноры,
Теперь тебя, свои покинув норы,
Готова славить даже Суета,

На светоч твой вперив слепые очи,
С тобой весь мир. В ответ на эту почесть
Твоя презрительная глухота.

Это говорит об очень солидном знании бетховенской музыки.

Вот социально направленное стихотворение:

О люди жалкие, бессильные,
Интеллигенции отброс,
Как ваши речи злы могильные,
Как пуст ваш ноющий вопрос!

Не виновата в том крестьянская
Многострадальная среда,
Что в вас сочится кровь дворянская,
Как перегнившая вода.

Что вы, порывами томимые,
Для жизни слепы и слабы,
Что вы, собой боготворимые,
Для всех пигмеи и рабы.

Как вы смешны с тоской и мукою
И как несносны иногда.
Поменьше грез, рожденных скукою,
Побольше дела и труда!

Последняя строчка, правда звучит довольно банально, но так уж вышло.

А вот политическая сатира:

Насмешка короля.
Властитель умирал. Льстецов придворных стая
Ждала его конца, сдувая с горностая
Одежды короля пылинки, между тем,
Как втайне думала: «Когда ж ты будешь нем?»

Их нетерпение заметно королю
И он сказал, съев ломтик апельсина:
«О верные рабы! Для вас обижу сына:
Я вам отдам престол, я сердце к вам крылю!»

И только он умолк – в разнузданности дикой
Взревели голоса, сверкнули палаши.
И вскоре не было у ложа ни души, –
Лишь двадцать мертвых тел лежало пред владыкой.

Следующее лирическое стихотворение совершенно очаровательно:

Мне удивительный вчера приснился сон:
Я ехал с девушкой, стихи читавшей Блока.
Лошадка тихо шла. Шуршало колесо.
И слезы капали. И вился русый локон…

И больше ничего мой сон не содержал…
Но потрясенный им, взволнованный глубоко,
Весь день я думаю, встревожено дрожа,
О странной девушке, не позабывшей Блока…

У Северянина есть и отчетливо патриотическая тема:

Моя безбожная Россия,
Священная моя страна!
Ее равнины снеговые,
Ее цыгане кочевые,-
Ах, им ли радость не дана?

Ее порывы огневые,
Ее мечты передовые,
Ее писатели живые,
Постигшие ее до дна!

Ее разбойники святые,
Ее полеты голубые
И наше солнце и луна!
И эти земли неземные,
И эти бунты удалые,
И вся их, вся их глубина!

И соловьи ее ночные,
И ночи пламно-ледяные,
И браги древние хмельные,
И кубки, полные вина!

И тройки бешено степные,
И эти спицы расписные,
И эти сбруи золотые,
И крыльчатые пристяжные,
Их шей лебяжья крутизна!

И наши бабы избяные,
И сарафаны их цветные,
И голоса девиц грудные,
Такие русские, родные,
И молодые, как весна,
И разливные, как волна,
И песни, песни разрывные,
Какими наша грудь полна,
И вся она, и вся она –
Моя ползучая Россия,
Крылатая моя страна!

Прочту ещё очень краткое философски-ироничное стихотворение;

Мы живем, точно в сне неразгаданном,
На одной из удобных планет…
Много есть, чего вовсе не надо нам,
А того, что нам хочется, нет…

Северянин вроде бы пытался стоять вне политики, вне того, что происходило в России после октябрьского переворота. Но в январе 19-го года Северянин он написал следующие глубокие в своей сущности строки:

Сегодня «красные», а завтра «белые» —
Ах, не материи! ах, не цветы! –
Людишки гнусные и озверелые,
Мне надоевшие до тошноты…

Идеи вздорные, мечты напрасные,
Что в «их» теориях путь к Божеству.
Сегодня «белые», а завтра «красные» –
Они бесцветные – по существу.

Где-то в это же время он написал следующий небольшой шедевр (впрочем, у него много шедевров):

Икра и водка
Раньше паюсной икрою мы намазывали булки.
Слоем толстым маслянистым приникала к ним икра.
Без икры не обходилось пикника или прогулки.
Пили мы за осетрину – за подругу осетра.

Николаевская белка, царская красноголовка,
Наша знатная казенка – что сравниться может с ней,
С монопольной русской хлебной?!.. Выливалась в горло ловко…
К ней икра была закуской – лучше всех и всех вкусней!

А в серебряной бумаге, мартовская, из Ростова,
Лакированным рулетом чаровавшая наш глаз?!..
Разве позабыть возможно ту, что грезиться готова
Ту, что наш язык ласкала, ту, что льнула, как атлас?

Как бывало не озябнешь, как бывало не устанешь,
Как бывало не встоскуешь – лишь в столовую войдешь,
На графин кристальной водки, на икру в фарфоре взглянешь, —
Сразу весь повеселеешь, потеплеешь, отдохнешь!…

Цитата:
«Если бы поэт Игорь Северянин за всю свою жизнь написал только одно это стихотворение, то и тогда его имя осталось бы в русской литературе. Впрочем, и в русской истории тоже.»

* * *

На стихи Северянина написано много музыки как композиторами профессионалами так и дилетантами. Дилетант здесь не означает бездарность или безграмотность. Это означает просто отсутствие специального музыкального образования. Многие композиторы-дилетанты были чрезвычайно одарёнными, плодотворными и популярными. Очень многие авторы музыки романсов были дилетантами – Алябьев, Гурилев, Варламов и др. Композиторами-дилетантами были и Вертинский и Окуджава и Высоцкий и большинство известных и неизвестных бардов.

Начнём прослушивание с нескольких романсов созданных по стихам Северянина Златой Раздолиной. Нет, она не дилетантка. О Злате Раздолиной сегодня я лишь напомню вам, что она профессиональный композитор, создавшая много талантливых вокальных произведений и отличная исполнительница своих сочинений. Её романсам и песням я планирую посвятить отдельную тему.

Ананасы в шампанском
Ананасы в шампанском! Ананасы в шампанском!
Удивительно вкусно, искристО и острO!
Весь я в чем-то норвежском! Весь я в чем-то испанском!
Вдохновляюсь порывно! И берусь за перо!

Стрекот аэропланов! Беги автомобилей!
Ветропросвист экспрессов! Крылолёт буеров!
Кто-то здесь зацелован! Там кого-то побили!
Ананасы в шампанском – это пульс вечеров!

В группе девушек нервных, в остром обществе дамском
Я трагедию жизни претворю в грезофарс…
Ананасы в шампанском! Ананасы в шампанском!
Из Москвы – в Нагасаки! Из Нью-Йорка – на Марс!

Вы, конечно заметили оригинальное словотворчество «ветросвист», «крылолёт», «грезофарс».. А «пульс вечеров»? Так может написать только истинный поэт.

Про «крылолёт буеров» я лишь напомню – буер это лёгкая лодка или платформа, установленная на особых металлических коньках, предназначенная для скольжения по льду и оснащённая мачтой с парусами.

Ананасы в шампанском-Раздолина З
* * *

В шумном платье муаровом
В шумном платье муаровом, в шумном платье муаровом
По аллее олуненной Вы проходите морево…
Ваше платье изысканно, Ваша тальма лазорева,
А дорожка песочная от листвы разузорена —
Точно лапы паучные, точно мех ягуаровый.

Для утОнченной женщины ночь всегда новобрачная…
Упоенье любовное Вам судьбой предназначено…
В шумном платье муаровом, в шумном платье муаровом —
Вы такая эстетная, Вы такая изящная…
Но кого же в любовники? И найдется ли пара Вам?

Ножки пледом закутайте дорогим, ягуаровым,
И, садясь комфортабельно в ландолете бензиновом,
Жизнь доверьте Вы мальчику в макинтоше резиновом,
И закройте глаза ему Вашим платьем жасминовым —
Шумным платьем муаровым, шумным платьем муаровым!..

По аллее олуненной, по моему, замечательно. Вы проходите морево, значит вдоль моря. Тальма – не изобретение Северянина, это согласно Википедии род плаща или накидки без рукавов. Дорожка разузорена – тоже отлично и сразу понятно, вместо «дорожка покрытая узорами». Вы такая эстетная – кратко и точно.

В шумном платье муаровом-Раздолина З
* * *

Это было у моря
Это было у моря, где ажурная пена,
Где встречается редко городской экипаж…
Королева играла – в башне замка – Шопена,
И, внимая Шопену, полюбил ее паж.

Было все очень просто, было все очень мило:
Королева просила перерезать гранат,
И дала половину, и пажа истомила,
И пажа полюбила, вся в мотивах сонат.

А потом отдавалась, отдавалась грозово,
До восхода рабыней проспала госпожа…
Это было у моря, где волна бирюзова,
Где ажурная пена и соната пажа.

Отдавалась грозово. До Северянина никто так не писал.

Это было у моря-Раздолина З
* * *

Летучая яхта
Я вскочила в Стокгольме на летучую яхту,
На крылатую яхту из березы карельской.
Капитан, мой любовник, встал с улыбкой на вахту, —
Закружился пропеллер белой ночью апрельской.

Опираясь на румпель, напевая из Грига,
Обещал он мне страны, где в цвету абрикосы,
Мы надменно следили эволюции брига,
Я раскрыла, как парус, бронзоватые косы.

Приставали к Венере, приставали к Сатурну,
Два часа пробродили по ледЯной луне мы.
Там в саду урны с негой; принесли мне в сад урну.
На луне все любезны, потому что все немы.

Все миры облетели, все романсы пропели,
Рады были с визитом к самому Палладину…
А когда увидали, что поломан пропеллер,
Наша яхта спустилась на плавучую льдину…

Очаровательная поэтическая фантастика. Тонкая поэзия – там в саду урны с негой, кто ещё мог так придумать? И тончайший юмор – на луне все любезны, потому что все немы. С визитом к самому Палладину. Просто придуманное поэтом имя (паладин – рыцарь преданный государю или даме).

Летучая яхта-Раздолина
* * *

В этих раскидистых клёнах
В этих раскидистых клёнах мы наживёмся все лето,
В этой сиреневой даче мы разузорим уют!
Как упоенно юниться! ждать от любви амулета!
Верить, что нам в услажденье птицы и листья поют!

В этих раскидистых кленах есть водопад вдохновенья,
Солнце взаимного чувства, звезды истомы ночной….
Слушай, моя дорогая, лирного сердца биенье,
Знай, что оно пожелало не разлучаться с тобой! –

Ты говоришь: «Я устала»… Ты умоляешь: «О, сжалься –
Ласки меня истомляют, я от блаженства больна»…
Разве же это возможно, если зеленые вальсы
В этих раскидистых кленах бурно бравурит Весна?!..

Боже, боже! Какая образность, сколько чУдного словотворчества! Солнце взаимного чувства, звезды истомы ночной. Мы наживёмся всё лето – как наедимся, напьёмся. Мы разузорим уют, и объяснять не надо. Как упоённо юниться – чувствовать себя юными. А какая поэтическая находка «водопад вдохновенья», вдохновенья для сочинения поэзии. Лирного сердца биенье, разве не прелестно? И ещё находка зеленые вальсы, ведь кругом зелень в этих раскидистых клёнах! И бурно бравурит Весна! – Удивительный талант!

В этих раскидистых клёнах-Раздолина З
* * *

Следующий романс Злата Раздолина изобретательно создала из двух стихотворений Игоря Северянина:

Почему бы не встречаться
Нам с тобой по вечерам
У озер, у сонных речек,
По долинам, по борам?

Отчего бы нам не грезить
От заката до зари?
Это что-то вроде счастья,
Что ты там ни говори!

Тут тоже поэтический тонкий юмор «Это что-то вроде счастья, что ты там ни говори!»

Второе стихотворение:

Месяц гладит камыши
Сквозь сирени шалаши…
Всё – душа, и ни души.

Всё – мечта, всё – божество,
Вечной тайны волшебство,
Вечной жизни торжество.

Лес – как сказочный камыш,
А камыш – как лес-малыш.
Тишь – как жизнь, и жизнь – как тишь.

Колыхается туман –
Как мечты моей обман,
Как минувшего роман…

Как душиста, хороша
Белых яблонь порошА…
Ни души, и всё – душа!

Нежная и глубокая поэзия, на этот раз без словотворчества. «Как мечты моей обман, как минувшего роман.»

Вот какой романс (или песня) получилась у Златы Раздолиной:

Почему бы не встречаться-Раздолина З
* * *

И ещё один романс из любовно-философской лирики поэта:

Звёзды
Бессонной ночью с шампанским чаши
Мы поднимали и пели тосты
За жизни счастье, за счастье наше.
Сияли звёзды.

Вино шипело, вино играло.
Пылали взоры и были жарки.
“Идеи наши,- ты вдруг сказала,-
Как звёзды – ярки!”

Полились слезы, восторга слезы…
Минуты счастья! Я вижу вас ли?
Запело утро. Сверкнули грёзы.
А звёзды… гасли.

Звёзды-Раздолина
* * *

Фиалка
Снежеет дружно, снежеет нежно,
Над ручейками хрусталит хрупь.
Куда ни взглянешь – повсюду снежно,
И сердце хочет в лесную глубь.

Мне больно-больно.. Мне жалко-жалко..
Зачем мне больно? Чего мне жаль?
Ах, я не знаю; ах, я – фиалка,
Так тихо-тихо ушла я в шаль.

О, ты, чьё сердце крылит к раздолью,
Ты триумфатор, ты властелин!
Приди, любуйся моей фиолью –
Моей печалью в снегах долин.

О, ты, чьи мысли всегда крылаты,
Всегда победны, внемли, о ты,
Возьми в ладони меня, как в латы,
Моей фиолью светя мечты!..

Характерное словотворчество: снежеет, хрусталит хрупь (очень удачно), сердце крылит, любуйся моей фиолью (я же фиалка!)

Музыка здесь тоже Златы Раздолиной, а поёт Ирина Крутова. Несколько лет назад Ирина произвела большой всплеск, ей прочили необыкновенное будущее, назвали национальным достоянием. Она попрежнему очень популярная эстрадная певица. Но необыкновенного ничего не случилось. Создавая романс, Злата Раздолина включила словесные повторы и вместо четвертой строфы повторила ещё раз вторую. Запись с концерта.

Фиалка-Крутова И
* * *

Два чудесных романса на стихи Северянина создал и спел Александр Вертинский (1889-1957).

Бразильский крейсер
Вы оделись вечером кисейно
И в саду сидите у бассейна,
Наблюдая, как лунеет мрамор,
И поток дрожит на нем муаром…

Корабли оякорили бухты
Привезли тропические фрукты,
Привезли узорчатые ткани,
Привезли мечту об океане.

И когда придет бразильский крейсер,
Лейтенант расскажет Вам про гейзер,
И сравнит (но это так интимно)
Голос Ваш с заморским странным гимном.

Он расскажет о лазури Ганга,
О проказах злых орангутангов,
О циничном африканском танце
И о вечном летуне – голландце…

Он покажет Вам альбом Камчатки
Где культура только лишь в зачатке,
Намекнет о нежной дружбе с гейшей
Умолчав о близости дальнейшей.

За Атлант мечтой своей зарея
Распустив павлиний хвост – свой веер…
Вы к нему прижметесь в сладкой дрожи,
Полюбив его еще дороже.

Оделись кисейно. Лунеет мрамор. Корабли оякорили бухты. Мечтой своей зарея.

09-Brazil’skij krejser-Vertinskij A
* * *

Классические розы
В те времена, когда роились грезы
В сердцах людей, прозрачны и ясны,
Как хороши, как свежи были розы
Моей любви, и славы, и весны!

Прошли лета, и всюду льются слезы…
Нет ни страны, ни тех, кто жил в стране…
Как хороши, как свежи ныне розы
Воспоминаний о минувшем дне!

Но дни идут – уже стихают грозы.
Вернуться в дом Россия ищет троп…
Как хороши, как свежи будут розы,
Моей страной мне брошенные в гроб!

Политически-ироническая лирика.

Классические розы-Вертинский А

Игорь Северянин был похоронен в Таллине на Александро-Невском кладбище. На скромной могильной плите выбито имя поэта и строки из его стихотворения «Классические розы»:
Как хороши, как свежи будут розы,
Моей страной мне брошенные в гроб!
* * *

Следующее стихотворение Игорь Северянин посвятил Сергею Рахманинову:

[С. В. Рахманинову]
Соловьи монастырского сада,
Как и все на земле соловьи,
Говорят, что одна есть отрада
И что эта отрада – в любви…

И цветы монастырского луга
С лаской, свойственной только цветам,
Говорят, что одна есть заслуга:
Прикоснуться к любимым устам…

Монастырского леса озера,
Переполненные голубым,
Говорят: нет лазурнее взора,
Как у тех, кто влюблен и любим…

С автором музыки у меня есть сложности. В романсе указан композитор В.Смыслов. Известно, что гроссмейстер Василий Смыслов был очень неплохим певцом, но никогда не было упоминаний о сочинении музыки. Поиск информации о потенциальном композиторе-однофамильце не привёл ни к чему.

Петь будет хороший эстрадный певец Юрий Богатиков (1932-2002), в своё время имевший громадный репертуар, Народный артист Союза. В 1994 году возглавил общественно-политическую организацию «Родина», выступавшую за воссоздание СССР. Любопытно, что в репертуаре Богатикова есть ещё несколько песен, где композитором указан В.Смыслов. 

Соловьи монастырского сада-Богатиков Ю
* * *

Маргаритки
О, посмотри! как много маргариток —
И там, и тут…
Они цветут; их много; их избыток;
Они цветут.

Их лепестки трехгранные — как крылья,
Как белый шелк…
Вы — лета мощь! Вы — радость изобилья!
Вы — светлый полк!

Готовь, земля, цветам из рос напиток,
Дай сок стеблю…
О, девушки! о, звезды маргариток!
Я вас люблю…

Начал Северянин с маргариток, а кончил девушками :-). Шутник. Это простое и милое стихотворение понравилось Сергею Васильевичу Рахманинову (1873-1943) и он написал музыку романса.

В 1909 году Игорь Васильевич написал стихотворение посвященное Сергею Васильевичу, а в 1916 году Сергей Васильевич написал музыку к стихотворению Игоря Васильевича. Связи между этими двумя творческими событиями похоже не было.

Романс этот понравился Араксии Ашотовне Давтян (1949-2010), она его спела и записала. Араксия Давтян – армянская оперная певица (сопрано), выступавшая в более чем 120 авторитетных концертных залах мира.

Маргаритки-Давтян А
* * *

Искренний романс
Оправдаешь ли ты – мне других оправданий не надо! –
Заблужденья мои и мечтанья во имя Мечты?
В непробужденном сне напоенного розами сада,
Прижимаясь ко мне, при луне, оправдаешь ли ты?

Оправдаешь ли ты за убитые женские души,
Расцветавшие мне под покровом ночной темноты?
Ах, за все, что я в жизни руками своими разрушил,
Осмеял, оскорбил и отверг, оправдаешь ли ты?

Оправдаешь ли ты, что опять, столько раз разуверясь,
Я тебе протянул, может статься, с отравой цветы,
Что, быть может, и ты через день, через год или через
Десять лет станешь чуждой, как все, оправдаешь ли ты?

Довольно серьёзно и не очень обычно. Лирический герой стихотворения, его не обязательно отождествлять с автором, в минуту каких-то душевных движений решил быть откровенным с очередной возлюбленной. Вплоть до того, что с ней, возможно, случится то же, что и с предыдущими. Сам Северянин назвал это стихотворение очень точно – «Искренний романс». Можно подозревать (без достаточных оснований) что в этой лирике много личного.

Очень удачную музыку написал современный композитор Сергей Бондаренко (1976), выпускник Киевской консерватории. У него уже много разных заслуг и удачных произведений. Он сочинил много музыки к фильмам. Этот романс Бондаренко создал тоже для фильма 2006 года «Три дня в Одессе». Романс быстро стал популярным среди многих эстрадных исполнителей. Романсу дали название по первой строчке «Оправдаешь ли ты?».

Петь будет талантливая певица с эстрадным именем Валерия (Алла Юрьевна Перфилова), 1968 года рождения, Народная артистка России. Сторонница В.В. Не Маяковского и не Познера, а Путина. Своё отношение к нынешней российской власти певица определила так: «Я — человек со сложившейся гражданской позицией и уверена, что в России пока нет человека, который бы справился с президентскими обязанностями лучше, чем В. В. Путин. И неправы те, кто считает, что меня купили или подговорили».

К романсу, который она будет петь, её политические взгляды никакого отношения не имеют :-).

Оправдаешь ли ты-Валерия
* * *

Чем больше тем меньше.
Чем больше книг сухих, научных,
Тем меньше лирики в сердцах.
Чем больше лиц научно-скучных,
Тем меньше смеха на устах.

Чем больше поездов курьерских,
Тем меньше девственных лесов.
Чем больше сабель офицерских,
Тем меньше борон и плугов.

Чем больше фабрик граммофонных,
Тем меньше трудных арф в домах.
Чем больше трубок телефонных,
Тем меньше тонов в голосах.

Чем больше объявлений брачных,
Тем меньше браков по любви.
Чем больше песенок кабачных,
Тем меньше трелят соловьи.

Чем больше танцев ресторанных,
Тем меньше ценящих балет.
Чем больше войн и боли в ранах,
Тем меньше, меньше в жизни лет!..

Сам замысел такого стихотворения интересен. Социально-техническая поэзия, что ли :-). Хорошо замечено:

Чем больше объявлений брачных,
Тем меньше браков по любви.

В нынешней России есть (или была) эстрадная группа «Проект Триолет». Один из его музыкантов – Валерий Стрелков написал музыку к нескольким стихотворениям Северянина, в том числе и к этому. А петь будет Павел Максимов, вроде бы киноактер, часто выступающий с этой группой. Я сказал «вроде бы» поскольку мне пришлось домысливать по каким-то обрывкам сведений. Информации о группе и о певце по существу нет.

Северянин, Стрелков, Максимов – «Чем больше, тем меньше».

Чем больше тем меньше-Максимов П
* * *

Музыку к следующему стихотворению написал Оскар Давыдович Строк (1893-1975). В биографии он назван “латвийский, российский и советский композитор”. Этого выдающегося мелодиста, прозвали ещё при жизни «королём танго». Поёт опять Ирина Крутова. 

Голубое письмо.
Она мне прислала письмо голубое,
Письмо голубое прислала она.
И веют жасмины, и реют гобои,
И реют гобои, и льется луна.

О чем она пишет? Что в сердце колышет?
Что в сердце колышет усталом моем?
К себе призывает! – а больше не пишет,
А больше не пишет она ни о чем…

Но я не поеду ни завтра, ни в среду,
Ни завтра, ни в среду ответ не пошлю.
Я ей не отвечу; я к ней не поеду, –
Она опоздала: другую люблю!

С точки зрения поэтики интересны повторы в первой и второй строке каждой строфы. Стихотворение написано от мужского имени. Ирина Крутова поёт от женского, что потребовало небольшой корректировки.

Голубое письмо-Крутова И
* * *

Любовь — беспричинность. Бессмысленность даже, пожалуй.
Любить ли за что-нибудь? Любится — вот и люблю.
Любовь уподоблена тройке, взбешЁнной и шалой,
Стремящей меня к отплывающему кораблю.

Куда? Ах, не важно… Мне нравятся рейсы без цели.
Цветенье магнолий… Блуждающий, может быть, лед…
Лети, моя тройка, летучей дорогой метели
Туда, где корабль свой волнистый готовит полет!

Топчи, моя тройка, анализ, рассудочность, чинность!
Дымись, кружевным, пенно-пламенным белым огнем!
Зачем? Беззачемно! Мне сердце пьянит беспричинность!
Корабль отплывает куда-то. Я буду на нем!

Оригинальная и интересная разновидность любовной темы, образные размышления, превосходная поэзия. «Зачем? Беззачемность?» – уникальное и точное словотворчество. Исполняет та же группа «Проект Триолет и Павел Максимов».

Любовь — беспричинность-Максимов П
* * *

Сегодня не приду
     Сегодня не приду; когда приду – не знаю…
     Её телеграмма.

“Сегодня не приду; когда приду – не знаю…”
Я радуюсь весне, сирени, маю!
Я радуюсь тому, что вновь растёт трава!
– Подайте мой мотор. Шоффэр, на Острова!

Пускай меня к тебе влечёт неудержимо,
Мне хочется забыть, что я тобой любима,
Чтоб чувствовать острей весенний этот день,
Чтоб слаже тосковать…
– В сирень, шоффэр! в сирень!

Я так тебя люблю, что быть с тобою вместе
Порой мне тяжело: ты мне, своей невесте,
Так много счастья дал, собой меня впитав,
Что отдых от тебя – среди цветов и трав…

Пощады мне, молю! Я требую пощады!
Я видеть не могу тебя и мне не надо…
– Нельзя ли по морю, шоффэр?.. а на звезду?..
Чтоб только как-нибудь: “сегодня не приду”…

Отличная любовно-лирическая шутка. Она его так сильно любит, что просто устала от любви и рада отдохнуть. Удачная поэтическая находка “Так много счастья дал собой меня впитав”.

Музыку написал поэт, композитор и программист Гринберг, Сергей Ефимович (1961). Он песни на свои и чужие стихи пишет с 1981 года. Петь будет Наталья Сорокина (1958) актриса театра и кино, ведущая ТВ, исполнительница песен и романсов, солистка Петербург-концерта, которую называют белой цыганкой. Папа физик и бас, мама филолог и сопрано. Наталья сначала была актрисой, потом ушла из театра и начала сольную карьеру певицы. Поработала по контракту в Японии, потом два года во Франции, и поняла, что русскую культуру ценят именно за русские песни и романсы. Вернувшись, она подготовила романсовые программы и окончательно переключилась на русский романс.

Сегодня не приду-Сорокина Н
* * *

Янтарная элегия
      Деревня, где скучал Евгений,
      Была прелестный уголок.
      А. Пушкин

Вы помните прелестный уголок —
Осенний парк в цвету янтарно-алом?
И мрамор урн, поставленных бокалом
На перекрестке палевых дорог?

Вы помните студеное стекло
Зеленых струй форелевой речонки?
Вы помните комичные опенки
Под кедрами, склонившими чело?

Вы помните над речкою шалэ,
Как я назвал трехкомнатную дачу,
Где плакал я от счастья, и заплачу
Еще не раз о ласке и тепле?

Вы помните… О да! забыть нельзя
Того, что даже нечего и помнить…
Мне хочется Вас грезами исполнить
И попроситься робко к Вам в друзья…

Уж как хотите, а по-моему это просто замечательно. Только превосходнейший поэт может написать «студеное стекло зеленых струй форелевой речонки». Возможно, даже Пушкин так не умел.

Музыка и исполнение опять Валерий Стрелков и Павел Максимов из группы «Проект Триолет».

Янтарная элегия-Максимов П
* * *

Несколько раньше у нас романс Златы Раздолиной “Почему бы встречаться нам с тобой по вечерам” где текст был составлен из двух стихотворений Северянина. Одним из этих стихотворений был “Ноктюрн”, по которому композитор Юрий Фалик создал отдельный романс. Юрий Александрович Фалик (1936-2009) — довольно известный советский и российский композитор и дирижёр.

Ноктюрн
Месяц гладит камыши
Сквозь сирени шалаши…
Всё – душа, и ни души.

Всё – мечта, всё – божество,
Вечной тайны волшебство,
Вечной жизни торжество.

Лес – как сказочный камыш,
А камыш – как лес-малыш.
Тишь – как жизнь, и жизнь – как тишь.

Колыхается туман –
Как мечты моей обман,
Как минувшего роман…

Как душиста, хороша
Белых яблонь пороша…
Ни души, и всё – душа!

Опять же изящно-талантливая поэзия. Опять же с точки зрения поэтики интересны трёхстрочные строфы с одной рифмой. Умышленно очень много «ш». Камыши, шалаши, души, малыш, тишь, хороша, пороша.

Поёт Нина Романова, Народная артистка России, выпускница Ленинградской консерватории, оперная и камерная певица с международным опытом. Год рождения засекречен, солистка СПБ Театра оперы и балета с 1976 года.

Ноктюрн-Романова Н
* * *

Чайная роза
    Если прихоти случайной
    И мечтам преграды нет, —
    Розой бледной, розой чайной
    Воплоти меня, поэт!
    Мирра Лохвицкая

Над тихо дремлющим прудом —
Где тишина необычайная,
Есть небольшой уютный дом
И перед домом — роза чайная.

Над нею веера стрекоз —
Как опахала изумрудные;
Вокруг цветы струят наркоз
И сны лелеют непробудные.

В пруде любуется фасад
Своей отделкой прихотливою;
И с ней кокетничает сад,
Любуясь розою стыдливою.

Но дни и ночи, ночи, дни —
Приливы грусти необычные.
И шепчет роза: «Мы — одни
С тобою, сад мой, горемычные»…

А между тем, с огней зари
И до забвения закатного,
В саду пигмеи, как цари,
Живут в мечте невероятного.

Они хохочут и шумят,
Ловя так алчно впечатления;
Под их ногами сад измят:
Бессмертье — часто жертва тления!..

Что станет с розой, если весть
О ней дойдет до них случайная?..
И не успевшая расцвесть,
Спешит увянуть роза чайная…

Пейзажно-фантастическая лирика. Поэзия опять безукоризненная.
Творческая пара – Валерий Стрелков и Павел Максимов.

Чайная роза-Максимов П
* * *

Амазонка
Я встретил у парка вчера амазонку
Под звуки бравурной раздольной мазурки.
— Как кукольны формы у синей фигурки!—
Наглея восторгом, сказал я вдогонку.

Она обернулась, она посмотрела,
Слегка улыбнулась, раздетая взором,
Хлыстом помахала лукавым узором
Мне в сердце вонзила дремучие стрелы…

А рыжая лошадь под ней гарцевала,
Упрямо топталась на месте кобыла
И, право, не знаю,— казалось ли, было,—
В угоду хозяйке меня баловала…

Шуточная зарисовка короткой мимолётной увлеченности. С предположениями об умной кобыле :-). Поэтическая находка «наглея восторгом»

И музыка и исполнение Федора Борковского (1956). Федор начал сочинять песни, аккомпанируя себе на гитаре, с 13 лет. Закончил ЛПИ и Народный Университет музыкального искусства. Большинство своих лучших песен написал на стихи поэтов Серебряного века. Вдобавок Пушкин, Некрасов, Бродский, Ахмадуллина, Вознесенский. Иногда на свои собственные тексты.

Амазонка-Борковский Ф

Если вы подумали, что Игорь Северянин как поэт только талантливый шутник и баловник, то вы ошиблись. Он очень многогранен, в том числе он и тончайший любовный лирик. В этой области он ничуть не уступает лучшим лирикам русской поэзии. И как лучшие лирики русской поэзии иногда немного печален.

Любви возврата нет, и мне как будто жаль
Бывалых радостей и дней любви бывалых;
Мне не сияет взор очей твоих усталых,
Не озаряет он таинственную даль…

Любви возврата нет, — и на душе печаль,
Как на снегах вокруг осевших, полуталых.
— Тебе не возвратить любви мгновений алых:
Любви возврата нет, — прошелестел февраль.

И мириады звезд в безводном океане
Мигали холодно в бессчетном караване,
И оскорбителен был их холодный свет:

В нём не было былых ни ласки, ни участья…
И понял я, что нет мне больше в жизни счастья,
Любви возврата нет!..

Музыку к этому стихотворению сочинила, спела и записала Лариса Новосельцева, которой несколько ранее у нас была посвящена специальная концерт-беседа. Лариса создала и спела множество замечательнейших песен и романсов на стихи поэтов Серебряного века. Она инициатор и руководитель многогранного и многолетнего проекта “Возвращение. Серебряный век”, в рамках которого проводятся творческие вечера разных поэтов. Её выбор поэзии, музыка и исполнение с собственным гитарным аккомпанементом совершенно очаровательны.

Любви возврата нет-Новосельцева Л

ВСЕМ БОЛЬШОЕ СПАСИБО!

Advertisements