Петренко

ПЕТРЕНКО И РАХМАНИНОВ

У нас совсем недавно была тема «Басы в русском романсе». Я в неё, как вы помните, не включил известных знаменитостей. Мне захотелось представить новое поколение басов, т.е. в каком-то смысле начинающих или уже получивших некоторую известность исполнителей. Но среди них не было, по моему, очень перспективного и довольно молодого певца Михаила Петренко. Не было потому, что в тот момент я о нём просто не знал. Может быть и не знал бы сегодня, но меня с ним познакомила Лариса Новоселова, прислав с имэйлом линк с его исполнениями. И ей за это большое спасибо.

У меня сложилось впечатление, что Михаил Петренко заслуживает того, чтобы и вас с ним познакомить. Ему 40 лет. 29 декабря этого года будет 41. Родился он в Ленинграде, а учился в Санкт-Петербурге, закончил консерваторию Римского-Корсакова. А с 1998 года солист Мариинского театра. С тех пор спел 22 оперных партии, в том числе и Пимена, и Гремина, и Фигаро, и Мефистофеля, и Ивана Грозного.

Михаил Петренко – лауреат очень престижных международных вокальных конкурсов: конкурс имени Марии Каллас, конкурс имени Н.А. Римского-Корсакова, конкурсы Пласидо Доминго и Елены Образцовой. Он выступает с очень знаменитыми мировыми оркестрами и дирижёрами.

После концерта в Сан-Франциско газета Bay Area Reporter писала: «Петренко напомнил, за что мы любим русских басов. Трудно не испытать глубокое волнение, когда слышишь этот богатый, раскатистый тембр, поднимающийся из глубины и наполняющий зал.»

Михаил Петренко выступает в Парижской национальной опере, Метрополитен-Опере, театре Ла Скала, Королевском оперном театре Ковент-Гарден, Большом театре и других ведущих оперных сценах. Один из пишущих о Петренко источниках утверждает, что Петренко — один из самых востребованных басов в мире.

У него широкий концертный репертуар, в который входят произведения Баха, Бетховена, Верди, Дворжака, Моцарта, Рахманинова, Россини, Шостаковича, Яначека. Но как вы видите относительно мало русскоязычного репертуара. И мало представленных на интернете записей. У Михаила, судя по всему, особый интерес к Рахманинову. Он записал целый рахманиновский цикл романсов. Сюда относится и его исполнение в Хоровой симфонии Рахманинова «Колокола» (1913).

3 сентября этого года Михаил Петренко поёт в 13 симфонии Дмитрия Шостаковича «Бабий Яр» на Национальном Форуме Музыки во Вроцлаве.

Теперь вам, пожалуй, уже понятно почему наша сегодняшняя тема называется «Петренко и Рахманинов». Сегодня у нас будут романсы Сергея Васильевича Рахманинова в исполнении Михаила Петренко.

Хотя в течение какого-то времени Россия заметно отставала от Европы в области классической музыки, 19-й и 20-й века оказались для России в этом виде творчества весьма и весьма продуктивными. Но из всех знаменитых российских композиторов поистине широкую мировую известность получили только Чайковский и Рахманинов. И в определенной степени несколько позже Шостакович.

Я не стану вам говорить, что Сергей Васильевич Рахманинов (1873-1943) был гениальным композитором, великолепным дирижёром и одним из величайших пианистов своей эпохи. Вы это знаете и без меня :-).

О Рахманинове я расскажу вам только немножко того, о чём вы, возможно, не знаете. Например, о генах:
Прадед Рaхманинова, Александр Герасимович был военным. Любил музыку и недурно играл на скрипке. Его жена Мария Аркадьевна, была очень музыкальна и училась музыке у лучших учителей того времени.
Дед Сергея Васильевича, Аркадий Александрович Рахманинов, был тоже военным, но службы не любил, а любил только музыку. Великолепно играл на фортепиано и много сочинял – небольшие фортепианные пьесы и романсы. Выйдя рано в отставку, полностью отдался музыке. Умер семидесяти трёх лет и до конца жизни всякий день упражнялся по нескольку часов в игре на фортепиано. Нередко участвовал в частных концертах, уезжая для этого в Тамбов или Москву.
Василий Аркадьевич, папа Сергея Рахманинова, опять же военный, как и большинство дворян того времени, тоже был очень музыкален. Одна из его сестёр писала, что он «часами играл на фортепиано, но не пьесы известные, а бог знает что, но слушал бы его без конца…». И мама Сергея Васильевича, Любовь Петровна, дочка генерала, тоже играла на фортепиано и была первым учителем Серёжи.
Серёжа начал заниматься музыкой с четырёх лет. Сначала его учила мама, а потом знакомая родителей учительница музыки. Мама рассказывала, что ещё совсем маленьким Сережа очень любил притаиться где-нибудь в углу и слушать её игру. В один из приездов деда, Аркадия Александровича, четырёхлетний Серёжа играл с ним в четыре руки, чем доставил последнему большое удовольствие.

Отдельные моменты жизни и творчества:

Девятилетнего Серёжу, с уже ярко проявившимся музыкальным талантом, отдали в младшее отделение консерватории. А когда он перешел на старшее отделение, на экзамене в качестве почётного члена экзаменационной комиссии был П.И.Чайковский. По предложению комиссии Рахманинов сыграл несколько вещей в форме трёхчастной песни. Песни эти так понравились, что к выставленному экзаменаторами высшему баллу «5 с плюсом» Чайковский прибавил ещё три плюса, окружив его пятёрку со всех сторон плюсами.

По окончании консерватории экзаменационной работой Сергея была опера “Алеко”. Оценка превзошла все ожидания. Прослушав оперу, исполненную Сергеем на фортепиано, и познакомившись с партитурой, члены комиссии во главе с Аренским, Танеевым и Альтани (дирижёр оперы в Большом театре) тут же горячо поздравили Сергея Васильевича с блестящим окончанием консерватории, а совет консерватории присудил ему Большую золотую медаль.

Лето 1893 года, после окончания консерватории, проведенное в Харьковской губернии у друзей, было необычайно плодотворным для двадцатилетнего композитора. За короткий срок он написал целый ряд вещей: 1) Духовный концерт 2) Фантазию для двух фортепиано из 4-х частей 3) Две пьесы для скрипки и фортепиано 4) Шесть романсов 5) симфоническую фантазию «Утёс». Вернувшись в Москву, Рахманинов вскоре встретился у Танеева с Чайковским, Ипполитовым-Ивановым и другими известными музыкантами. Узнав о количестве написанных Рахманиновым вещей, Чайковский, который любил шутить и хорошо относился к Рахманинову, смеясь, заметил, что он вот, бедный, этим летом написал всего одну симфонию (это была Шестая симфония), а вот Серёжа сочинил так много (и добавил шёпотом: «Наверное, дрянь страшная»).

Чайковский проявлял к начинающему композитору интерес и дружеское отношение. Посещение репетиций, советы, поддержка, милые шутки показывали его явную симпатию к Рахманинову. Когда осенью 1893 года вышли из печати Фортепианные пьесы, музыкальный критик Амфитеатров, назвал некоторые из них шедеврами. Чайковский при встрече с Рахманиновым, обратился к нему с улыбкой, отметив статью критика и сказал: «А вы, Серёжа, уже шедевры пишете».

В 1908 году отмечался десятилетний юбилей Московского Художественного театра. Рахманинов был горячим поклонником театра и очень любил К.С.Станиславского и других членов труппы. Живя в это время в Дрездене, Рахманинов сочинил поздравительное письмо-шутку и послал Шаляпину (с которым очень дружил) с просьбой пропеть его привет театру на юбилее. Письмо вызвало бурю восторга среди присутствовавших на торжестве. Впоследствии Шаляпин неоднократно пел это письмо в конце своих концертов на бис.

В Америку на гастроли Рахманинов впервые ездил осенью 1909 года. Дал массу концертов во многих городах с лучшими оркестрами. Он выступал и как пианист и как дирижёр и со своими и с чужими произведениями.

В 1913 году Рахманинов влюбился в езду на автомобиле. Автомобили в России в то время были редкостью. Рахманинов совершал на своей машине длинные поездки, навещая соседей по уезду и родных, живущих вёрст за двести-триста. Из таких поездок всегда возвращался возбуждённый, весёлый и в хорошем настроении. Любовь к автомобилям сохранилась на всю жизнь. Позже, живя в Америке, его любимым развлечением тоже были поездки на автомобиле. Он любил очень быструю езду и относился к своему автомобилю с заботливостью, как к любимому детищу. Сергей Васильевич очень переживал от нанесённой автомобилю царапины, отменял поездки, если накрапывал дождь, чтобы, не дай бог, как-нибудь не пострадала окраска машины, и ни за что не давал, за весьма редкими исключениями, управлять машиной другим лицам. Такое отношение к машине было предметом частых шуток в семье, но Сергей Васильевич оставался непоколебимым.

Октябрьский переворот 1917 года застал Рахманинова за переделкой его Первого концерта. Работая весь день над концертом, он вместе с другими жильцами дома нёс по очереди ночью дежурство по охране дома, принимал участие в заседаниях домового комитета и т. д. Многие тогда считали, что переворот в России временный. Рахманинов же сразу понял, что это конец старой России и что ему, как артисту, ничего другого не остаётся, как уехать. Для этого он воспользовался пришедшим из Швеции предложением выступить в концерте в Стокгольме. Рахманинов выехал один в Петроград на несколько дней раньше жены и детей, чтобы достать себе и им разрешение на выезд из России.

Цитата:
«В последних числах ноября 1917 года, около шести часов вечера, с небольшим чемоданом в руках, на еле двигающемся трамвае по неосвещённым улицам Москвы Рахманинов добрался до Николаевского вокзала. Моросил дождь, где-то вдали слышались одиночные выстрелы. Было жутко и тоскливо.»

Это цитата из биографии Рахманинова, написанной двоюродной сестрой, провожавшей его на вокзал. Получив в Петрограде разрешение на выезд за границу, Сергей Васильевич с женой и двумя дочерьми выехал в Стокгольм. Больше он в Россию не возвращался. После Швеции была Дания, а потом уже Америка.

Один из немногих американских домов, куда Рахманинов ходил всегда с удовольствием и где непринуждённая атмосфера, царившая кругом, соответствовала его вкусам, был дом миссис и мистера Фредерика Стейнвей. Там большинство гостей были музыканты или люди, близко стоящие к музыке. Рахманинова всегда трогала и даже удивляла радость, с которой приветствовали его редкие появления в свете, и радушие, с которым его встречали.

Цитата из той же биографии:
«Американцы, в массе своей люди очень общительные, никак не могли понять отказов Сергея Васильевича от встреч, обедов и пр. Одни приписывали это его гордости, другие якобы природной нелюдимости. Приглашения, сыпавшиеся на него в первые годы пребывания в Нью-Йорке, как из рога изобилия, стали делаться реже и наконец совсем прекратились.»

В Америке Рахманинова часто навещал Шаляпин, который любил повеселить хозяина. Фёдор Иванович исполнял любимые номера Сергея Васильевича, изображал захлёбывающуюся гармонику и пьяного гармониста, которого вели в участок, даму, надевающую перед зеркалом вуалетку, старушку, молящуюся в церкви, и прочий смешной вздор. Вечером он много пел под аккомпанемент Сергея Васильевича. Однажды он исполнял «Очи чёрные», при этом фразу «Вы сгубили меня» он спел с таким драматизмом и так необыкновенно хорошо, что Рахманинов и все присутствующие сразу как-то притихли. Сергей Васильевич долго потом вспоминал это исполнение. И пластинка «Очи чёрные», напетая Шаляпиным много лет спустя в Париже, благодаря этой фразе, была одной из любимых вещей Сергея Васильевича.

Когда Рахманинов оказался на гастролях в Швейцарии, он так влюбился в одно красивое место на берегу большого озера, что неожиданно для себя и семьи сразу купил там участок земли. Когда примерно через два года был построен дом, посажен сад и засеян луг, имение это сделалось одним из самых знаменитых мест в Швейцарии. Рахманиновы назвали своё имение Сенар (Се-ргей На-талья Р-ахманиновы). Пароходы с экскурсиями по озеру делали специальный крюк, чтобы показать экскурсантам с озера вид Сенара с его деревьями, розами и необычайным домом. Перед воротами имения постоянно останавливались пешеходы, чтобы полюбоваться на розы в саду. Рахманиновы, оба большие любители цветов, великолепно распланировали сад, посадив более тысячи разновидностей роз, много других цветов и цветущих кустарников, различные деревья. Потом Сергей Васильевич, выстроил пристань и купил себе в 1932 году моторную лодку. Ему нравилось состязаться в скорости с пароходами, возившими по озеру экскурсии и он огорчался, когда ему не удавалось их перегнать.

По воспоминаниям людей близко его знавших, Рахманинов был человеком правдивым и скромным, никогда ни в чём не врал и никогда ничем не хвастал. Был он также очень аккуратным и точным, поддерживал идеальный порядок в своём кабинете, никогда не опаздывал, и в других ценил эти качества. Любил заранее надолго составлять расписание своих работ и очень огорчался, если приходилось нарушать планы. В целом он был склонен к пессимистичному и мрачному настроению, и оно бывало у него значительно чаще, нежели жизнерадостное. Рахманинов в молодости никогда серьёзно не болел, но зато был очень мнительным и часто опасался, что заболевает какой-нибудь тяжёлой болезнью. Если врачам удавалось переубедить его, он становился весёлым и радостным, но лишь до следующего приступа мнительности. В моменты же хорошего расположения духа Рахманинов был бодр и весел, но всё же всегда сдержан и никогда не бывал суетлив. Он отличался тонким юмором и огромной наблюдательностью. Много раз поражала друзей Рахманинова его невероятная музыкальная память: услышав большое симфоническое произведение всего один-два раза, он запоминал его почти наизусть и помнил потом ещё очень долго.

Сергей Рахманинов создал и официально опубликовал 76 романсов на слова 36 поэтов. Мы с вами прослушаем примерно одну пятую из них. Кстати, попробуйте себе представить с каким количеством поэзии и поэтов должен бы знаком композитор, чтобы выбрать понравившихся ему 76 стихотворений для сочинения к ним музыки. И это верно не только для Рахманинова. То есть я имею в виду интеллектуальный и образовательный уровень композиторов 19-го – начала 20-го века, создававших романсы. Композиторы советского периода тоже сочинили какое-то количество романсов, но при этом каждый из них обычно ограничивался одним-двумя поэтами. Это к вопросу о расцвете культуры после Октябрьской революции J.

Сирень
По утру, на заре,
По росистой траве,
Я пойду свежим утром дышать;
И в душистую тень,
Где теснится сирень,
Я пойду своё счастье искать…

В жизни счастье одно
Мне найти суждено,
И то счастье в сирени живёт;
На зелёных ветвях,
На душистых кистях
Моё бедное счастье цветёт.

Время создания музыки к этому стихотворению совпало с женитьбой С. Рахманинова (29 апреля 1902 года). Это была лучшая пора его жизни. Каждую весну и начало лета он проводил в Ивановке в имении своей – сначала предполагаемой, потом настоящей – жены. «Я считаю его своим, – писал С. Рахманинов позже в одном из писем М. Шагинян, – так как живу здесь 23 года. Именно здесь давно, когда я был еще совсем молод, мне хорошо работалось».

В тот апрель 1902 года С. Рахманинов написал 11 романсов. Рахманинов сочинил их очень быстро. Еще 1 апреля он писал о своем плане довольно неопределенно: «Я ужасно устал, Татуша! Не от дороги сегодняшней, не от письма, а от всей зимы, и не знаю, когда мне можно будет отдохнуть. По приезде в Москву нужно несколько дней провозиться с попами (приготовления к свадьбе), а там сейчас же уехать в деревню, что ли, чтобы до свадьбы написать, по крайней мере, 12 романсов, чтобы было на что попам заплатить и за границу ехать. А отдых и тогда не придет, потому что летом я должен, не покладая рук, писать, писать и писать, чтобы не прогореть».

Одной из первых исполнительниц романса «Сирень» была А. Нежданова. В своих воспоминаниях она писала: «Будучи артисткой Большого театра и выступая в концертах, я обязательно включала в свои программы романсы Рахманинова: исполняла всеми любимые вдохновенные романсы “Сирень”, “Здесь хорошо”, “У моего окна”, “Островок” и много других, таких же прекрасных по своей выразительности, поэтичности и красоте мелодии произведений».
Автор стихотворения – Екатерина Андреевна Бекетова (1855-1892), поэтесса, писательница, переводчица – старшая дочь профессора А. Н. Бекетова, ректора Московского университета. Переводила с французского, немецкого, испанского, английского, итальянского. Умерла всего в 36 лет при родах.

Напомню, что у нас сегодня всё поёт бас Михаил Петренко.

01 Siren’ [Beketova E;Rahmaninov S]-Petrenko M.mp3
* * *

Здесь хорошо…
Взгляни, вдали огнем
Горит река;
Цветным ковром луга легли,
Белеют облака.

Здесь нет людей…
Здесь тишина…
Здесь только Бог да я.
Цветы, да старая сосна,
Да ты, мечта моя!

Это тоже создано весной 1902 года, тоже очень короткое стихотворение, автор тоже женщина, но это Галина Га’лина (урожденная Глафира Мамошина, 1872-1942), дочь петербургского учителя. Она писала стихи, взрослые и детские, лирические и гражданские, а также сказки и переводы. В 1905-1907 публично читала свои гражданские стихи. После 1917 отошла от общественной деятельности. Умерла в блокадном Ленинграде.

Этот романс любит петь и Анна Нетребко и даже Сара Брайтман (на русском языке). Но у нас Михаил Петренко. Тоже на русском языке :-).

02 Zdes’ horosho [Galina G, Rahmaninov S]-Petrenko M
* * *

Давно ль мой друг твой взор печальный
Я в расставанья смутный миг
Ловил, чтоб луч его прощальный
Задолго в душу мне проник?

Давно ль блуждая одинокий
В толпе теснящей и чужой
К тебе желанной и далекой
Я мчался грустною мечтой?

Желанья гасли, сердце ныло
Стояло время, ум молчал.
Давно ль затишье это было?
Но вихрь свиданья набежал!

Мы вместе вновь, и дни несутся
Как в море волн летучих строй,
И мысль кипит и песни льются
Из сердца полного тобой.

Этот романс создан тоже в 1902 году, но ещё на последнем курсе консерватории. Классическая-переклассическая любовная лирика. Автор стихотворения Арсений Аркадьевич Голенищев-Кутузов (1848-1913), поэт, прозаик, публицист, граф, юрист, кандидат наук, придворный чиновник, глава личной канцелярии императрицы Марии Федоровны (мамы Николая II).

А ещё он был Действительным членом Академии наук по отделению русского языка и словесности, лауреатом Пушкинской премии. Написал много. Для собрания сочинений в 1914 году понадобилось аж четыре тома. Был близким другом и творческим единомышленником Модеста Мусоргского, который написал два вокальных цикла на его стихи. Автор либретто оперы Мусоргского «Сорочинская ярмарка».

03 Davno l’, moj drug [Golenishhev A;Rahmaninov S]-Petrenko M
* * *

В молчаньи ночи тайной
О, долго буду я в молчаньи ночи тайной,
Коварный лепет твой, улыбку, взор случайный,
Перстам послушную волос густую прядь
Из мыслей изгонять и снова призывать.

Дыша порывисто, один, никем не зримый,
Досады и стыда румянами палимый,
Искать хотя одной загадочной черты
В словах, которые произносила ты.

Шептать и поправлять былые выраженья
Речей моих с тобой, исполненных смущенья,
И в опьянении, наперекор уму,
Заветным именем будить ночную мглу.

Это-таки чудесный лирик Афанасий Фет (1820-1892). Это-таки великолепная поэзия. Это-таки выражение глубоких чувств. Романсам на стихи Фета у нас была в начале 2012 года посвящена отдельная тема. Это-таки шедевр. И музыка Сергея Рахманинова более чем превосходна.

04 V molchan’i nochi tajnoj [Fet A;RahmaninovS]-Petrenko M
* * *

Встреча
Вчера мы встретились; — она остановилась —
Я также — мы в глаза друг другу посмотрели.
О Боже, как она с тех пор переменилась;
В глазах потух огонь, и щёки побледнели.

И долго на неё глядел я молча строго —
Мне руку протянув, бедняжка улыбнулась;
Я говорить хотел — она же ради Бога
Велела мне молчать, и тут же отвернулась,

И брови сдвинула, и выдернула руку,
И молвила: «Прощайте, до свиданья».
А я хотел сказать: «На вечную разлуку
Прощай, погибшее, но милое созданье».

Любовно-трагическая лирика. Довольно частый случай когда встречаются люди раньше любившие друг друга. А может быть всё ещё любящие. И эти встречи могут иметь самый разный характер.

Это Яков Петрович Полонский (1819-1898), очень заметный поэт и немного прозаик. Издал несколько сборников стихотворений, многочисленные поэмы, а также романы и рассказы. Был близок с другими известными поэтами своего поколения: Фетом, Чаадаевым, Григорьевым, Хомяковым. Был близким другом Тургенева вплоть до смерти последнего. Очень известный литературный критик конца 19-го начала 20-века Юлий Айхенвальд о нём писал:

«Писатель редких вдохновений, Полонский был замечательно искусный версификатор, и порою для него как бы не существовали технические усилия и трудности размеров и рифмы. Непринужденно и легко, будто разговорная речь, льется у него простой, ненарядный и часто недорогой стих.»

Многие стихи Полонского положены на музыку А.С.Даргомыжским, П.И. Чайковским, С.В.Рахманиновым, С.И.Танеевым, А.Г.Рубинштейном и др. и стали популярными романсами и песнями. «Песня цыганки» («Мой костёр в тумане светит»), написанная в 1853 году, стала народной песней.

05 Vchera my vstretilis’ [Polonskij Ya;Rahmaninov S]-Petrenko M
* * *

«Христос воскрес!» – поют во храме;
Но грустно мне… душа молчит,
Мир полон кровью и слезами,
И этот гимн пред алтарями
Так оскорбительно звучит.

Когда б Он был меж нас и видел,
Чего достиг наш славный век,
Как брата брат возненавидел,
Как опозорен человек,

И если б здесь, в блестящем храме,
«Христос воскрес!» Он услыхал,
Какими б горькими слезами
Перед толпой Он зарыдал!

Хоть это и связано с именем Христа, но это, конечно, не религиозная лирика. Это гражданская, социальная лирика. И хотя это написано в 1887 году, содержание, мне думается, злободневно и сегодня.

Написал это Дмитрий Сергеевич Мережковский (1865-1941). писатель, поэт, литературный критик, переводчик, историк, философ, общественный деятель. Считается одним из самых оригинальных мыслителей 20 века. Муж не менее знаменитой поэтессы Зинаиды Гиппиус. Был 10 раз номинирован на Нобелевскую премию по литературе. Хоть ни разу и не получил, но это тоже что-то значит.

Цитата из биографии:
“14 марта к супругам <Мережковским> на квартиру пришёл А.Ф.Керенский — уже глава Временного правительства — с тем, чтобы попросить Мережковского написать популярную брошюру о декабристах для распространения в войсках. Однако вторая аудиенция у Керенского, также в марте, произвела на писателя удручающее впечатление: в те дни он, погрузившись в депрессию, предсказал и скорое падение Временного правительства и диктатуру В.И.Ленина”

Чуть позже, характеризуя вождей революции, Мережковский писал: «Среди русских коммунистов — не только злодеи, но и добрые, честные, чистые люди, почти ‘святые’. Они-то самые страшные. Больше, чем от злодеев, пахнет от них китайским мясом». Выражение “китайское мясо” тогда имело значение “человеческое мясо, выдаваемое за говядину”.

Это так, капля в море для характеристики глубочайшего ума и проницательности Дмитрия Мережковского.

06 Hristos voskres [Merezhkovskij D;Rahmaninov S]-Petrenko M
* * *

Сейчас я вас избавлю от мрачного настроения:

Икалось ли тебе, Наташа,
Когда шампанское я пил
Различных вкусов, свойств и видов,
Различных возрастов и сил.

Когда в воронежских подвалах
Я жадно поминал тебя,
Любя Наташу, поэтессу,
Да и шампанское любя.

Здесь бьёт кастальский ключ, питая
Небаснословною струёй;
Поэзия здесь вещь ручная;
Пять франков дай – и пей, и пой.

Автор слов не кто-нибудь, а князь Петр Андреевич Вяземский (1792-1878). Поэт, литературный критик, историк, переводчик, публицист, биограф, мемуарист, сатирик, государственный деятель. Первый председатель Русского исторического общества, действительный член Академии Российской, отец восьми детей. Близкий друг и постоянный корреспондент А.С.Пушкина. Переписку Пушкина и Вяземского считали и считают сокровищницей «остроумия, тонкой критики и хорошего русского языка».

07 Ikalos’ li tebe [Vyazemskij P;Rahmaninov S]-Petrenko M
* * *

А теперь без всякого вступления просто наслаждайтесь исполнением. Это Пушкин, Рахманинов и Михаил Петренко.

Не пой, красавица, при мне
Ты песен Грузии печальной:
Напоминают мне оне
Другую жизнь и берег дальный.

Увы! напоминают мне
Твои жестокие напевы
И степь, и ночь — и при луне
Черты далекой, бедной девы.

Я призрак милый, роковой,
Тебя увидев, забываю;
Но ты поешь — и предо мной
Его я вновь воображаю.

Не пой, красавица, при мне
Ты песен Грузии печальной:
Напоминают мне оне
Другую жизнь и берег дальный.

08 Ne poj, krasavica [Pushkin A;Rahmaninov S]-Petrenko M

Я только добавлю, что по утверждению исследователей стихотворение обращено к Анне Алексеевне Олениной, младшей дочке президента Академии художеств, директора Публичной библиотеки в Петербурге, А.Н.Оленина. С ней связан целый цикл любовных стихотворений Пушкина 1828 г.

А грузинская мелодия, которую напевала Оленина, была привезена с Кавказа Грибоедовым и использована Глинкой в его романсе на эти стихи (Да, есть романс с музыкой Глинки). В этом стихотворении Пушкин вспоминает о своем пребывании летом 1820 г. на Северном Кавказе с семьей Раевских.

Предполагается также, что под «далекой бедной девой» Пушкин имел в виду знаменитую Mарию Hиколаевну Раевскую, которая, став женой декабриста Сергея Волконского, поехала за ним на каторгу в Сибирь.
* * *

Проходит все, и нет к нему возврата.
Жизнь мчится вдаль, мгновения быстрей.
Где звуки слов, звучавших нам когда-то?
Где свет зари, нас озарявших дней?

Расцвел цветок, а завтра он увянет,
Горит огонь, чтоб вскоре отгореть…
Идет волна, над ней другая встанет…
Я не могу веселых песен петь!

Тема избитая. Поэзия не ахти. Но, похоже, стихотворение понравилось Рахманинову в каком-то настроении и состоянии. Музыка создана в районе 1907 года.

Автор – Ратгауз Даниил Максимович (1868-1937). Харьковчанин, сын банкира Макса Абрамовича Ратгауза. На его стихи создавали романсы многие композиторы. Мнения о его творчестве противоречивы. Например, Л.Н.Толстому поэзия Ратгауза очень нравилась. Валерий Брюсов назвал Ратгауза «поэтом банальностей». Ратгауз издал несколько книг стихов.

09 Prohodit vsyo [Ratgauz D;Rahmaninov S]-Petrenko M
* * *

Следующий романс вы слушали совсем-совсем недавно, 5 июня нынешнего года, на слова Лермонтова. И пел Олег Погудин. А сейчас Михаил Петренко.

Нищий
У врат обители святой
Стоял просящий подаянья
Бедняк иссохший, чуть живой
От глада, жажды и страданья.

Куска лишь хлеба он просил,
И взор являл живую муку,
И кто-то камень положил
В его протянутую руку.

Так я молил твоей любви
С слезами горькими, с тоскою;
Так чувства лучшие мои
Обмануты навек тобою!

Я напомню, что это стихотворение 16-летний Миша Лермонтов написал за несколько минут после пешей молодёжной прогулки в Троице-Се’ргиеву Лавру, написал, стоя на коленях, перед стулом на клочке серой бумаги, посвятил и тут же подарил Кате Сушковой, в которую был в тот момент влюблён. А Екатерина, на пару лет старше его, с легким, но благожелательным пренебрежением посоветовала ему совершенствовать своё поэтическое мастерство.

10 U vrat obiteli svyatoj [Lermontov M;Rahmaninov S]-Petrenko M
* * *

Я был у ней; она сказала:
«Люблю тебя, мой милый друг!»
Но эту тайну от подруг
Хранить мне строго завещала.

Я был у ней; на прелесть злата
Клялась меня не променять;
Ко мне лишь страстию пылать,
Меня любить, любить, как брата.

Я был у ней; я с уст прелестной
Счастливое забвенье пил
И все земное позабыл
У девичьей груди прелестной.

Я был у ней; я вечно буду
С ее душой душою жить;
Пускай она мне изменит –
Но я изменником не буду.

Это Алексей Васильевич Кольцов (1809-1842), неплохой поэт, из небогатой (и не еврейской :-)) семьи торговца скотом. Мамa была вообще неграмотной. Согласно литературному критику Ю.И.Айхенвальду (я о нем сегодня уже упоминал):
“Поэзия Кольцова — это деревня нашей литературы. Из города, из обители культурных утонченностей, она выводит нас в открытое поле, в царство зелени и луговых цветов, и глазам открываются пестреющие во ржи, никем не посеянные, никем не взращенные васильки. Все здесь непосредственно, искренне, естественно, и жизнь дана в своей первобытности и простоте.”

Мне думается, Юлий Айхенвальд тут несколько упростил. У Кольцова много чудной психологической любовной лирики не обязательно с лугами и васильками. На стихи Кольцова было создано множество замечательных песен и романсов самыми разными композиторами. «На заре туманной юности” это Кольцов. «Соловьём залетным юность пролетела» это тоже Кольцов, и т.д. Умер Алексей Кольцов в 33 года от чахотки.

11 Ya byl u nej [Kol’cov A;Rahmaninov S]-Petrenko M
* * *

Как мне больно, как хочется жить…
Как свежа и душиста весна!
Нет! Не в силах я сердце убить
В эту ночь голубую без сна.

Хоть бы старость пришла поскорей,
Хоть бы иней в кудрях заблестел,
Чтоб не пел для меня соловей,
Чтобы лес для меня не шумел.

Чтобы песнь не рвалась из души
Сквозь сирени в широкую даль,
Чтобы не было в этой тиши
Мне чего-то мучительно жаль!

Это опять Галина Га’лина. И это очень доброкачественная поэзия. Отлично передано душевное состояние. Этот романс любИм многими отличными исполнителями всех категорий. И Михаил Петренко хорошо чувствует и передаёт это настроение.

12 Kak mne bol’no [Galina G;Rahmaninov S]-Petrenko M
* * *

Над свежей могилой (Памяти Н.М.Д.)
Я вновь один – и вновь кругом
Все та же ночь и мрак унылый.
И я в раздумье роковом
Стою над свежею могилой.

Чего мне ждать, к чему мне жить,
К чему бороться и трудиться:
Мне больше некого любить,
Мне больше некому молиться!..

Печальное стихотворение Семёна Яковлевича Надсона (1862-1887), посвященное памяти дорогой ему женщины Натальи Михайловны Дешевовой. Надсон прожил всего 25 лет (даже меньше Лермонтова), был одарен и поэтическими и музыкальными способностями. В 1885 году вышел единственный прижизненный сборник стихотворений поэта, удостоенный необычайно престижной Пушкинской премии Академии наук. При жизни поэта книга выдержала 5 изданий, а до 1917 года её успели переиздать 29 раз.

С публикацией посмертных произведений Надсона слава его достигла своего апогея. Очень многие его стихотворения имели злободневную социальную направленность. Молодежь заучивала его стихотворения наизусть. Свыше 100 стихотворений Семёна Надсона было положено на музыку.

13 Nad svezheyu mogiloj [Nadson D;Rahmaniniv S]-M.Petrenko
* * *

Ночь печальна, как мечты мои.
Далеко в глухой степи широкой
Огонёк мерцает одинокий…
В сердце много грусти и любви.

Но кому и как расскажешь ты,
Что зовёт тебя, чем сердце полно!
Путь далёк, глухая степь безмолвна.
Ночь печальна, как мои мечты.

Это Иван Алексеевич Бунин (1870-1953). Очень талантливый, очень значительный и очень заслуженно признанный в мире писатель и поэт, первый из русских писателей лауреат Нобелевской премии (1933), дважды лауреат Пушкинской премии. В течение многих лет тщательно замалчиваемый советской властью за эмигрантство и за ненависть к большевизму. Романы, повести, рассказы, одиннадцать сборников стихотворений, переводы, мемуары, дневники. Перевел на русский язык классическое сочинение американского поэта Генри Лонгфелло «Песнь о Гайавате».

О Владимире Ленине Иван Бунин писал:
“… Планетарный же злодей, осенённый знаменем с издевательским призывом к свободе, братству, равенству, высоко сидел на шее русского «дикаря» и призывал в грязь топтать совесть, стыд, любовь, милосердие… Выродок, нравственный идиот от рождения, Ленин явил миру как раз в разгар своей деятельности нечто чудовищное, потрясающее, он разорил величайшую в мире страну и убил миллионы людей…”

В целом о большевизме Бунин высказался так:
«Низменней, лживее, злей и деспотичней этой деятельности еще не было в человеческой истории даже в самые подлые и кровавые времена.»

Без связи с литературной и публицистической деятельностью добавлю, что Иван Бунин и его жена во время Второй мировой войны прятали у себя на вилле во Франции по меньшей мере трёх евреев. В 2015 году Иван Бунин стал в Израиле кандидатом на получение посмертно звания Праведник народов мира. Это звание присваивается израильскими организациями неевреям за спасение евреев во время Холокоста.

14 Noch’ pechal’na [Bunin I;Rahmaninov S]-Petrenko M
* * *

Не верь мне, друг, когда, в избытке горя
Я говорю, что разлюбил тебя,
В отлива час не верь измене моря,
Оно к земле воротится, любя.

Уж я тоскую, прежней страсти полный,
Мою свободу вновь тебе отдам,
И уж бегут с обратным шумом волны
Издалека к любимым берегам!

Чу’дное, широко известное стихотворение связанное с жизнью поэта. Граф Алексей Константинович Толстой (1817-1875), знаменитейший поэт, писатель и драматург, в январе 1851 года «средь шумного бала, случайно, в тревоге мирской суеты» встретил и полюбил чужую жену Софью Миллер. И она его тоже. Он открыто заявил, что намерен на ней жениться, и это вызвало громадный публичный скандал. Муж не давал развода. Мама Толстого категорически возражала. Это была очень непростая ситуация. И Толстой и Миллер оказались сильными людьми, но официально оформить свой брак смогли только через 12 лет.

Стихотворение адресовано Миллер и отражает какую-то ситуацию в истории их взаимоотношений. Тут я замечу, что у хороших поэтов стихотворения редко имеют абсолютно личный характер. В них есть и элементы поэтического обобщения, имея в виду, что подобные обстоятельства могут иметь место и в жизни других людей. Кстати, в биографических документах у истории взаимоотношений Константина Толстого и Софьи Миллер существует много сильно отличающихся версий, и установить близость к истине совершенно невозможно.

15 Ne ver’ mne, drug [Tolstoj A;Rahmaninov S]-Petrenko M
* * *

Она как полдень хороша,
Она загадочней полночи.
У ней не плакавшие очи
И не страдавшая душа.

А мне, чья жизнь – борьба и горе,
По ней томиться суждено.
Так вечно плачущее море
В безмолвный берег влюблено.

Написал эти довольно талантливые лирические строчки Николай Максимович Минский (Виленкин) (1855-1937), адвокат, поэт и писатель-мистик. На самом деле “из бедной еврейской семьи”. Любопытно, что Рахманинов был знаком с его поэзией, хотя поэтом Минский был совсем незначительным. У Рахманинова есть ещё один романс на слова Минского – «В моей душе». Он был у нас недавно, пять месяцев назад, в теме «Басы в русском романсе». Там я рассказывал о Николае Минском несколько подробнее. Николай Минский сочувствовал революции и даже большевизму. Вместе с М. Горьким возглавлял легальную большевистскую газету «Новая Жизнь», в которой в тот период печатался В. И. Ленин. Однако после 1917 года уехал и жил в Берлине.

16 Ona kak polden’ horosha [Minskij N;Rahmaninov S]-Petrenko M
* * *

Отрывок из Мюссе.
Что так усиленно сердце больное
Бьется, и просит, и жаждет покоя?
Чем я взволнован, испуган в ночи?
Стукнула дверь, застонав и заноя,
Гаснущей лампы блеснули лучи…

Боже мой! Дух мне в груди захватило!
Кто-то зовет меня, шепчет уныло…
Кто-то вошел… Моя келья пуста,
Нет никого, это полночь пробило…
О, одиночество, о, нищета!

Альфред де Мюссе (1810-1857) — был французский поэт, драматург и прозаик, один из крупнейших представителей литературы романтизма. А создал поэтически замечательный перевод поэт и переводчик Алексей Апухтин (1840-1893), автор знаменитого романса “Ночи безумные” и довольно многих других.

17 Otryvok iz Myusse [Apuhtin A;Rahmaninov S]-Petrenko M
* * *

Вот очень короткое стихотворение Генриха Гейне (1797-1856), переведенное Алексеем Плещеевым (1825-1893). Плещеев много сделал для русского романса и своими стихами и переводами. Рахманинов в 1894 году издал цикл из шести романсов по переводам Плещеева из Гейне, Шевченко и Гёте.

Сон
И у меня был край родной,
Прекрасен он!
Там ель качалась надо мной…
Но то был сон!

Семья друзей была жива.
Со всех сторон
Звучали мне любви слова…
Но то был сон!

С музыкой Рахманинова получился соответственно очень короткий романс, но несомненно красивый, и очень многие певцы его любят.

18 Son [Pleshheev A;Rahmaninov S]-Petrenko M
* * *

Предыдущий романс назывался «Сон», а после сна (если это был ночной, а не дневной сон :-)) наступает утро. Поэтому следующий романс и называется «Утро».

Утро
«Люблю тебя!» – шепнула дню заря
И, небо охватив, зарделась от признанья,
И солнца луч, природу озаря,
С улыбкой посылал ей жгучие лобзанья.

А день, как бы еще не доверяя
Осуществлению своих заветных грез,
Спускался на землю, с улыбкой утирая
Блестевшие вокруг ряды алмазных слез…

Очень и очень достойная поэзия. С яркими поэтическими образами, метафорами, аллегориями и прочими атрибутами хорошей поэзии. Такое случается даже у совершенно небольших поэтов, каким видимо и был М.Янов. Никто даже не знает, кто такой был М.Янов, просто у Рахманинова указано кто автор слов. Где-то Сергей Васильевич нашел очень хорошее стихотворение. И почувствовал – нужна музыка.

И действительно отлично:

А день, как бы еще не доверяя
Осуществлению своих заветных грез,
Спускался на землю, с улыбкой утирая
Блестевшие вокруг ряды алмазных слез

19 Utro [Yanov M;Rahmaninov S]-Petrenko M
* * *

Я не пророк, я не боец,
Я не учитель мира;
Я – Божьей милостью – певец,
Моё оружье – лира.

Я волю Господа творю;
Союза избегая с ложью,
Я сердцу песней говорю,
Бужу в нём искру Божью.
1897

Вы могли уже заметить, что Рахманинов отдавал предпочтение коротким стихотворениям. Опять же совсем мало известный поэт и писатель Александр Васильевич Круглов (1852—1915), из народа коми. Кому-то неизвестный, а Рахманинову известный.

20 Ya ne prorok [Kruglov A;Rahmaninov S]-Petrenko M
* * *

Я жду тебя! Закат угас,
И ночи тёмные покровы
Спуститься на землю готовы
И спрятать нас.

Я жду тебя! Душистой мглой
Ночь напоила мир уснувший,
И распрощался день минувший
Навек с землей.

Я жду тебя! Терзаясь и любя,
Считаю каждые мгновенья,
Я полн тоски и нетерпенья.
Я жду тебя!

Каким-то образом Сергей Васильевич разведал, что некто Мария Августовна Давидова (1863-….), написавшая биографические очерки Моцарта, Мейербера и Шумана плюс воспоминания об А.Рубинштейне, еще и написала небольшой сборничек стихов. Нашел вполне симпатичный и написал музыку. Хорошую музыку.

21 Ya zhdu tebya [Davidova M;Rahmaninov S]-Petrenko M
* * *

Я опять одинок!
Как светла, как нарядна весна!..
Погляди мне в глаза, как бывало,
И скажи: отчего ты грустна,
Отчего ты так ласкова стала?

О, молчи! Мне не надо признанья…
Я узнал эту ласку прощанья…
Я опять одинок!

Это совершенно превосходно! И поэтически и психологически. «Отчего ты так ласкова стала?… Я узнал эту ласку прощанья». Это опять Иван Бунин.

22 Ya opyat’ odinok [Bunin I;Rahmaninov S]-Petrenko M
* * *

Но иногда Рахманинов выбирал и длинные стихотворения. Редко, правда.

Судьба
С своей походною клюкой,
С своими мрачными очами
Судьба, как грозный часовой,
Повсюду следует за нами.

Бедой лицо её грозит,
Она в угрозах поседела,
Она уж многих одолела,
И все стучит, и все стучит:

Стук, стук, стук…
Полно, друг,
Брось за счастием гоняться!
Стук, стук, стук…

Бедняк совсем обжился с ней:
Рука с рукой они гуляют,
Сбирают вместе хлеб с полей,
В награду вместе голодают.

День целый дождь его кропит,
По вечерам ласкает вьюга,
А ночью с горя, да с испуга
Судьба сквоз сон ему стучит:

Стук, стук, стук…
Глянь-ка, друг,
Как другие поживают.
Стук, стук, стук…

Другие праздновать сошлись
Богатство, молодость и славу,
Их песни радостно неслись,
Вино сменилось им в забаву:

Давно уж пир у них шумит.
Но смолкли вдруг бледнея гости…
Рукой, дрожащею от злости,
Судьба в окошко к ним стучит:

Стук, стук, стук…
Новый друг к вам пришёл,
Готовьте место!
Стук, стук, стук…

Не есть же счастье на земле!
Однажды, полный ожиданья,
С восторгом юным на челе,
Пришёл счастливец на свиданье.

Ещё один он, все молчит,
Заря за рощей потухает,
И соловей уж затихает
А сердце бьется и стучит:

Стук, стук, стук…
Милый друг,
Ты придёшь-ли на свиданье?
Стук, стук, стук…

Но вот идёт она, и в миг
Любовь, тревога, ожиданье,
Блаженство, все слилось у них
В одно безумное лобзанье!

Немая ночь на них глядит,
Все небо залито огнями.
А кто-то тихо за кустами
Клюкой докучною стучит:

Стук, стук, стук…
Старый друг
К вам пришёл, довольно счастья!
Стук, стук, стук…

А это опять Алексей Апухтин. Талантливо. Немножко мрачновато. Немножко пессимистично, немножко фаталистично. От судьбы не уйдешь. И рефрен «стук, стук, стук…».

Особенно хорошо это было бы для советских времён. Про соседку в коммунальной квартире:

«Она уж многих одолела,
И все стучит, и все стучит.» :-).

23 Sud’ba [Apuhtin A;Rahmaninov S]-Petrenko M
* * *

Закончим мы безусловно не раз слышанным вами шедевром, но на этот раз в исполнении Михаила Петренко. На слова одного из самых значительных и самых замечательных русских поэтов Федора Ивановича Тютчева (1803-1873):

Весенние воды
Еще в полях белеет снег,
А воды уж весной шумят –
Бегут и будят сонный брег,
Бегут, и блещут, и гласят…

Они гласят во все концы:
“Весна идет, весна идет,
Мы молодой весны гонцы,
Она нас выслала вперед!

Весна идет, весна идет,
И тихих, теплых майских дней
Румяный, светлый хоровод
Толпится весело за ней!..”

24 Vesennie vody [TyutchevF;Rahmaninov S]-Petrenko M

ВСЕМ БОЛЬШОЕ СПАСИБО!