Мандельштам

Музыкальная Поэзия со стихами Осипа Мандельштама

15 января сего года исполнилось 120 лет со дня рождения Осипа Эмильевича Мандельштама (ОМ). Эта знаменательная дата широко отмечалась литературной и читательской общественностью, начиная с 14 января, мероприятия продолжались и в феврале. Многие мероприятия проходили в Москве (15 мероприятий), Ст.Петербурге (3), Воронеже (3), Владивостоке, Хабаровске, Фрязине. Этими мероприятиями были: возложение венков и чтение стихов у памятников и памятных досок ОМ; традиционные Мандельштамовские чтения; литературные и литературно-музыкальные вечера; выставки, посвященные ОМ; экскурсии по мандельштамовским местам; тематические заседания литературных клубов; театральные фестивали, посвященные ОМ; спектакли по стихам и письмам поэта; и многие другие. 3 февраля в Москве, в библиотеке им.М.А.Волошина – состоялась встреча киноклуба с программой: фильмы об Осипе Мандельштаме (Петербургский цикл – 5 серий, 65 мин). Было одно мероприятие и 4 февраля, о нем я упомяну чуть позже. Большой вечер, посвященный 120-летию ОМ, состоялся 12 февраля в музее М.Цветаевой. Подробный отчет о вечере с видеороликами и фотографиями выступавших был прислан Соне Богатырёвой и любезно без промедления был переслан ею мне, за что я очень благодарен. Добавлю, что мероприятие посвященное 120-летию ОМ провел 30 января и Вашингтонский Музей Русской поэзии и музыки (основатель и руководитель Юлий Зыслин.)

ОМ родился Варшаве 3 (15) января 1891 и погиб от руки великого зодчего коммунизма 27 декабря 1938 в пересыльном лагере под Владивостоком. ОМ заметно раньше одураченных советских масс уловил глубинную сущность великого вождя и выразил её в ныне широко известном стихотворении «Мы живем под собою не чуя страны» (Ноябрь 1933). Он раньше многих других понял сушество и выразил в своих произведениях неприятие советского строя, за что и не дожил до своего 49-го дня рождения.

О жизни и творчестве ОМ написано несметное количество литературы. В этой литературе вы очень часто встретите его имя рядом с прилагательными «великий», «величайший», «один из величайших», «гениальный». Его имя иногда ставят рядом с Пушкиным как, например, сделал ныне живущий литератор и священник Михаил Ардов, написав в своей большой статье о Мандельштаме «На российском Парнасе он занимает второе после великого Пушкина место».

Анна Ахматова в своих воспоминаниях о поэте, отмечая его самобытность, писала: «Мы все знаем истоки Пушкина и Блока, но кто укажет, откуда донеслась до нас эта новая божественная гармония, которую мы называем стихами Осипа Мандельштама?».
Виктор Шкловский (русский советский писатель, литературовед, критик, киновед и киносценарист) о Мандельштаме: “Это был человек… странный… трудный… трогательный… и гениальный!”
Павел Нерлер (один из основателей энциклопедии о творчестве Осипа Мандельштама, автор биографических работ о Мандельштаме):
«Бесспорно, Мандельштам был одной из центральных фигур русской поэзии ушедшего XX века. Его изощренно-гениальные стихи, как лирические, так и гражданские, сохраняя верность традициям Пушкина и Тютчева, открыли в русской поэзии новые горизонты и пласты, во многом определившие все последующее ее развитие».

Осип Мандельштам проявил талант и мастерство в разных литературных жанрах. Он и поэт, и прозаик, очеркист, эссеист, переводчик, литературный критик… Но прежде всего он, конечно, поэт. Лирическое восприятие мира в его творчестве преобладало над прочим. Поэтому наиболее популярна его лирика.

Поэт, прозаик, переводчик и эссеист Дмитрий Сухарев (он же и доктор биологических наук) для составления антологии русской поэзии 20 века попросил 158 других поэтов, он назвал их экспертами, назвать 12 самых любимых стихотворений. Вершину составили 55 произведений, каждое из которых получило не менее пяти голосов. Тексты, попавшие в этот массив, принадлежат 254 авторам. Из этого массива он подсчитал сколько экспертов назвали определенного поэта и сколько всего произведений этото поэта было названо. Полученные в результате цифры показали следующих 10 лидеров: О. Мандельштам (107, 169); А. Блок (87, 122); Б. Пастернак (84, 122); А. Ахматова (72, 88); И. Бродский (65, 100); М. Цветаева (63, 83); В. Ходасевич (62, 79); Н. Заболоцкий (53, 68); С. Есенин (44, 55); Н. Гумилёв (41, 45)

Мы сегодня не будем говорить о жизненном и творческом пути ОМ сколько-нибудь подробно, наш предмет у’же – поэзия ОМ, положенная на музыку разными авторами. В связи с конкретными музыкальными записями, включенными мной в сегодняшнее прослушивание, я буду немного говорить о самих поэтических произведениях.

Однако, на одной стороне поэзии ОМ я, хотя и кратко, но остановлюсь особо. Эта сторона – трудность заметного количества поэтических произведений ОМ для понимания, сложность использованных иносказаний и ссылок на античные и исторические источники, зачастую неизвестные массовому читателю.

Мне показалась интересной и глубокой характеристика поэзии ОМ данная Вадимом Полонским (Доктор филологических наук, зам. директора ИМЛИ РАН, заведующий Отделом русской литературы конца XIX – начала XX века):
“Поэзия Мандельштама могла облекаться в ясные классические формы, отсылающие к искусству былых эпох. Но одновременно в ней всегда таилась взрывная сила сверхсовременных, авангардных художественных приемов, которые наделяли устойчивые традиционные образы новыми и неожиданными значениями. Угадать эти значения и предстояло «идеальному читателю» будущего. При всей безупречной, классической логике своей «архитектуры», смысл мандельштамовского текста столь же непредсказуем, как и ключ загадки. В центре образного языка Мандельштама – спрятанные в подтекст сложные аналогии между порой далекими друг от друга явлениями. И разглядеть эти аналогии под силу только очень подготовленному читателю, который живет в том же культурном пространстве, что и сам Мандельштам.»
И несколько дальше Полонский приводит цитату из С. Аверинцева: «…стихи Мандельштама «так заманчиво понимать – и так трудно толковать».
(Справка: Сергей Аверинцев (1937, Москва – 2004, Вена) — русский филолог, специалист по позднеантичной и раннехристианской эпохам, поэзии Серебряного века.)

Вот еще одна выдержка из Истории русской литературы XX века под редакцией Кормилова С. И: «Суть очарования и одновременно сложности лирики Мандельштама состоит не только в широте его книжных, «культурных» ассоциаций, но и в изощренном искусстве соединять в образах глобальные, мировые смыслы с конкретными, предметными и «телесными».

И еще одна цитата из литератора и ученого К. Ф. Тарановского (1911-1993):
«Далеко не все стихи Мандельштама наделены затемненным, зашифрованным смыслом. Большинство его стихотворений достаточно ясны, хотя не всегда до конца. Многие читатели и даже некоторые литературные критики предпочитают не расшифровывать скрытый смысл мандельштамовских «трудных» стихов. Они вправе наслаждаться «музыкой стиха» как таковой; … они вправе пленяться «музыкой» мандельштамовских образов — всегда оригинальных, необыкновенных, свежих, красочных.» (Справка: Кирилл Тарановский — югославский и американский филолог-славист русского происхождения, один из наиболее известных стиховедов XX века. Среди фундаментальных исследований творчества Мандельштама одно из самых почетных мест занимает книга К. Тарановского “Несколько эссе о Мандельштаме”.)

Владимир Познанский, журналист и радиокомментатор в 2001 году в большой статье, посвященной 110-летию со дня рождения ОМ писал: «… Марк Шагал, искренне недоумевал, когда кто-нибудь спрашивал, почему на его картинах написано то, чего «не бывает», – влюбленные летают над еврейским местечком или козлик играет на скрипке. Художник создал свой мир, в котором всегда есть место чудесному, и чтобы понять его полотна, нужно войти в этот мир, приняв его как возможную реальность. То же можно сказать о поэзии Мандельштама, а потому ее бессмысленно поверять бытовой логикой.»

Приведу еще показавшееся мне интересным мнение красноярского поэта и журналиста Андрея Агафонова: «Вместо того, чтобы заниматься изучением, сопоставлением и анализом свойств языка, то есть чем-то, предшествующим собственно литературе, филологи взялись извлекать квинтэссенцию из готовых шедевров; странная претензия! Из служанки не выйдет дамы. Но не зря же говорят, что нахальство — второе счастье, и вот уже никого не удивляет словосочетание “анализ творчества поэта Мандельштама”. Анализом творчества Господа Бога вы не пробовали заняться?! Я знаю, что даже среди профессиональных филологов попадаются чудаки, искренне любящие литературу: неужели же им не ясно, что они имеют дело со Вселенной, и “анализировать” ее – не дано, можно только догадываться о некоторых вещах?..»

А вот что сказал по поводу сложности поэзии сам ОМ: «Читать стихи — величайшее и труднейшее искусство, и звание читателя не менее почтенно, чем звание поэта».

Чтобы проиллюстрировать сказанное выше о трудности понимания отдельных стихотворений ОМ я прочту небольшое, симпатичное и очень непонятное его стихотворение, без названия:

Что поют часы-кузнечик.
Лихорадка шелестит,
И шуршит сухая печка,—
Это красный шелк горит.

Что зубами мыши точат
Жизни тоненькое дно,—
Это ласточка и дочка
Отвязала мой челнок.

Что на крыше дождь бормочет,—
Это черный шелк горит,
Но черемуха услышит
И на дне морском: прости.

Потому, что смерть невинна
И ничем нельзя помочь,
Что в горячке соловьиной
Сердце теплое еще.
1917
Примечание:
Обращено к А. Ахматовой.
***

На этом я закончу вступительную часть и перейду к музыкальной поэзии со стихами Осипа Мандельштама. Я расположил сегодняшние записи для прослушивания в хронологическом порядке написания стихотворений.

Первым будет сегодня чудесное стихотворение 1908 года без названия, начинающееся словами «О, красавица Сайма …». Это поэтическое произведение о замечательном финском озере Сайма (на самом деле это комплекс соединенных друг с другом озер), на котором Мандельштам по предположению был в 1907 году. Об озере, а также о своих ощущениях и размышлениях, связанных с этим озером. Вполне зрелая поэзия 17-летнего поэта.

Музыку написал Пётр Старчик — российский бард, композитор, общественный деятель и диссидент, автор многих песен на стихи русских и зарубежных поэтов. Дважды арестовывался и заключался в психбольницу. За его освобождение боролся, в частности, Андрей Сахаров. Для его освобождения создавался специальный комитет. В годы перестройки Старчик начал выступать со своими песнями в московских аудиториях. В настоящее время живет в Нижегородской области. Свои исполнения сопровождает собственным аккомпанементом на рояле. 4 февраля, в павильоне “Республика песни” ВВЦ состоялся концерт «Петр Старчик. Программа, посвященная 120-летию Осипа Мандельштама».

Песню Старчика о красавице Сайме исполнит бард Олег Мархилевич.
(Вы сегодня услышите еще одну песню с музыкой Петра Старчика в его же исполнении.)

О красавица Сайма, ты лодку мою колыхала,
Колыхала мой челн, челн подвижный, игривый и острый,
В водном плеске душа колыбельную негу слыхала,
И поодаль стояли пустынные скалы, как сестры.

Отовсюду звучала старинная песнь — Калевала:
Песнь железа и камня о скорбном порыве титана.
И песчаная отмель — добыча вечернего вала,
Как невеста, белела на пурпуре водного стана.

Как от пьяного солнца бесшумные падали стрелы
И на дно опускались и тихое дно зажигали,
Как с небесного древа клонилось, как плод перезрелый,
Слишком яркое солнце, и первые звезды мигали;

Я причалил и вышел на берег седой и кудрявый;
Я не знаю, как долго, не знаю, кому я молился...
Неоглядная Сайма струилась потоками лавы,
Белый пар над водой тихонько вставал и клубился.
1908

Обращу ваше внимание на замечательный поэтический образ:
«Как от пьяного солнца бесшумные падали стрелы
И на дно опускались и тихое дно зажигали».

>01-О, красавица Сайма-Мархилевич О
^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^

Следующее положенное на музыку стихотворение ОМ это философско-поэтические размышления 18-летнего поэта о смысле жизни, сознание того, что каждый оставляет свой неизгладимый след в жизни человечества и сознание того, что он уже оставил свой след. И еще мысль о том, что человек в значительном смысле формирует сам себя.

Читаю:

Дано мне тело - что мне делать с ним,
Таким единым и таким моим?
За радость тихую дышать и жить
Кого, скажите, мне благодарить?

Я и садовник, я же и цветок,
В темнице мира я не одинок.
На стекла вечности уже легло
Мое дыхание, мое тепло.

Запечатлеется на нем узор,
Неузнаваемый с недавних пор.
Пускай мгновения стекает муть
Узора милого не зачеркнуть.
1909

Музыку к этому стихотворению написал композитор, руководитель оркестра, гитарист и певец Мирослав Савин. Одна из программ ансамбля Мирослава Савина – вечер “Венок серебряного века”. Для этой программы музыку на стихи многих поэтов: Осипа Мандельштама, Бориса Пастернака, Владислава Ходасевича, Георгия Иванова, Георгия Адамовича, Владимира Набокова, Ивана Бунина, Алексея Решетова, Юрия Лосева – написал Мирослав Савин. Чаше всего Мирослав исполняет песни в вокальном дуэте с Иреной Сасси, музыкально-поэтическое произведение «Дано мне тело» Мирослав исполняет один.

>02-Дано мне тело-Савин М
^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^

Следующая вещь «Невыразимая печаль» – небольшой лирический этюд в стиле натюрморта. Утреннее пробуждение, ощущения своего бытия и связи с предметами действительности: комната, хрустальная ваза, бисквит, вино. Стихотворение гармонично, музыкально. В этом коротком стихотворении с удивительной легкостью и мастерством реализуется единство трех искусств – поэзии, живописи и музыки. Музыку написал Александр Лаврентьев – казанский музыкальный педагог, аранжировщик, композитор и гитарист. Активно гастролирует с известной исполнительницей романсов Юлией Зиганшиной, которая и исполнит это музыкально-поэтическое произведение. Юлия Зиганшина и сама тоже сочиняет музыку к песням, играет на виолончели и гитаре.

Читаю:

Невыразимая печаль
Открыла два огоромных глаза,
Цветочная проснулась ваза
И выплеснула свой хрусталь.

Вся комната напоена
Истомой - сладкое лекарство!
Такое маленькое царство
Так много поглотило сна.

Немного красного вина,
Немного солнечного мая -
И, тоненький бисквит ломая,
Тончайших пальцев белизна.
1909

>03-Невыразимая печаль-Зиганшина Ю
^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^

Следующее короткое стихотворение «Нежнее нежного лицо твоё» – любовная лирика, не совсем прозрачная, но опять возникает вопрос нужно ли докапываться до полной ясности, нужно ли строить предположения или принять поэзию как она есть, полагая, что нам следует только воспринять единое целое без специфических деталей.

Читаю:

Нежнее нежного
Лицо твоё,
Белее белого
Твоя рука,
От мира целого
Ты далека,
И всё твоё —
От неизбежного.

От неизбежного
Твоя печаль,
И пальцы рук
Неостывающих,
И тихий звук
Неунывающих
Речей,
И даль
Твоих очей.
1909

Мне понравилась критика на анализ этого стихотворения другим критиком:
«Читаю эссе Нины Красновой «Осип Мандельштам» и убеждаюсь в который раз: как вредит критикам профессионализм. Они непременно стараются понять в поэте «самое главное», попасть в точку… Однако тому, кто понимает, чувствует поэзию, не нужно разбирать стихи, искушенный читатель сам в состоянии определить их качество. Стихи говорят сами за себя. А если уж браться о них писать – недостаточно «познакомиться с поэтом», оценить его особенности, определить его место среди других поэтов; необходимо «прожить» его, принять в свой внутренний мир… Судите сами, разве критик так напишет о мандельштамовском «Нежнее нежного лицо твое…»: «Меня заворожили благородные слова, прозрачно-пастельные тона и краски, изящно изогнутые линии этого стихотворения и сама его форма с плавными диспропорциями в стиле ар-нуво начала ХХ века, в стиле переплетов стеблей и веток на окнах дома Рябушинского, музея Горького у Никитских Ворот, и музыка, которая слышится и в строчках, и между строчек этого стихотворения, и в нетрадиционном, очень оригинальном способе рифмовки слов, и в его внутренних рифмах».

Музыку к этому стихотворению написал израильский композитор Юрий Эдельштейн (у него много песен на стихи разных поэтов), а исполнит известная израильская эстрадная певица, бывшая общественная деятельница Лариса Герштейн. Выпущен полный диск «Романсы и песни» с музыкой Эдельштейна в исполнении Ларисы Герштейн.

>04-Нежнее нежного-Герштейн Л
^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^

Следующее положенное на музыку стихотворение «Как кони медленно ступают». Его проинтерпретировать не совсем просто. Я не знаю, навеяно ли это стихотворение каким-нибудь событием в жизни поэта или это поэтическая метафора в минуты грустных размышлений о том, что человек иногда вынужден подчиниться воле обстоятельств, что выражено в строчке «чужие люди видно знают, куда везут они меня».

Вот цитата из поэта Александра Кушнера:
… в нашей поэзии, где столько замечательных имен, имя Мандельштама – одно из любимейших и самых драгоценных. У него, как и у Пушкина, нет слабых стихов. Хотя даже величайшие поэты иногда пишут стихи проходные, необязательные и просто неудачные. Двадцатилетний Мандельштам вышел на страницы журнала «Апполон» уже сложившимся поэтом:
Как кони медленно ступают,
Как мало в фонарях огня!
Чужие люди, верно, знают,
Куда везут они меня.
Помню, как впервые прочитал эти стихи. Как будто все понятно, но о какой поездке идет речь? Куда и зачем?
А я вверяюсь их заботе.
Мне холодно, я спать хочу;
Подбросило на повороте
Навстречу звездному лучу.
Ослепительные стихи, их образный строй поражает!»

Музыку написала и исполнит Лариса Новосельцева, я о ней уже не раз упоминал в предыдущих наших встречах. На мой взгляд, созданная ею музыка на стихи ОМ лучше чем у других, и вы услышите сегодня еще несколько стихотворений ОМ с музыкой Ларисы Новосельцевой. Её полный диск с песнями на стихи ОМ называется «Вослед Лучу» и содержит 22 музыкально-поэтических произведения. Среди упомянутых мной в начале мероприятий посвященных 120-летию со дня рождения ОМ, 14 января в Музее литературы Серебряного века (Брюсовский дом) состоялся вечер из цикла “Возвращение. Серебряный век”, Музыкально-поэтическая композиция Ларисы Новосельцевой “Вослед лучу”.

Как кони медленно ступают,
Как мало в фонарях огня!
Чужие люди, верно, знают,
Куда везут они меня.

А я вверяюсь их заботе.
Мне холодно, я спать хочу;
Подбросило на повороте,
Навстречу звездному лучу.

Горячей головы качанье
И нежный лед руки чужой,
И темных елей очертанья,
Еще невиданные мной.
1911

>05-Как кони медленно ступают-Новосельцева Л

Звёзды, звездные лучи, лучи идущие из космоса к человеку и от человека в космос встречаются очень часто в поэзии Мандельштама, как и вообще ощущение себя частью вселенной.

^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^

А вот любовная лирика «Ты прошла сквозь облако тумана». Любовное увлечение прошло, но осталась горечь – “зияющая рана”. Музыка и исполнение опять Ларисы Новосельцевой.

Ты прошла сквозь облако тумана.
На ланитах нежные румяна.
Светит день холодный и недужный.
Я брожу свободный и ненужный...

Злая осень ворожит над нами,
Угрожает спелыми плодами,
Говорит вершинами с вершиной
И в глаза целует паутиной.

Как застыл тревожной жизни танец!
Как на всем играет твой румянец!
Как сквозит и в облаке тумана
Ярких дней зияющая рана.
1911

>06-Ты прошла сквозь облако тумана-Новосельцева Л
^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^
Следующее положенное на музыку стихотворение ОМ, которое вы услышите – «Царское село». Чудесное и необычайно образное стихотворение.

В марте-апреле 2009 года «Царскосельская Газета» в связи 70-летием со дня гибели поэта (дек 2008) в трех последовательных номерах опубликовала громадную статью Надежды Корниловой (науч. сотр. Историко-Литер. Музея г. Пушкина) «Мандельштам и Царское Село», поскольку поэт в разные периоды своей жизни был связан с Царским Селом и лежашим рядом Павловском. Статья содержит многие подробности биографии Мандельштама и его пребывания в Царском Селе.
Город Пушкин (до 1918 — Царское Село, до 1937 — Детское Село) — муниципальное образование в России, входит в состав Пушкинского района Санкт-Петербурга. Крупный туристический, научный, учебный и военно-промышленный центр в 24 км к югу от города федерального значения Санкт-Петербурга.

Несколько авторов написали музыку к этому стихотворению (в т.ч. и Новосельцева, но она еще сегодня будет). Вы услышите вариант с музыкой Леонида Нирмана, ленинградец, инженер и музыкант, с 1984 года живет во Франции, преподает в музыкальной школе, песни пишет на чужие стихи, хобби – йога. Исполнит песню Сергей Синельников, геолог-геофизик, журналист и бард, автор многих книг и статей по кулинарии и туризму, выпустил два диска, один из них с песнями А.Галича, постоянный автор московских кулинарных журналов, живет в С-П. Сергей Синельников научный редактор многотомного русского издания французской кулинарной энциклопедии Laruss Gastronomique.

Царское село
Георгию Иванову

Поедем в Царское Село!
Там улыбаются мещанки,
Когда уланы после пьянки
Садятся в крепкое седло...
Поедем в Царское Село!

Казармы, парки и дворцы,
А на деревьях — клочья ваты,
И грянут "здравия" раскаты
На крик — "здорово, молодцы!"
Казармы, парки и дворцы...

Одноэтажные дома,
Где однодумы-генералы
Свой коротают век усталый,
Читая "Ниву" и Дюма…
Особняки — а не дома!

Свист паровоза… Едет князь.
В стеклянном павильоне свита!..
И, саблю волоча сердито,
Выходит офицер, кичась,—
Не сомневаюсь — это князь…

И возвращается домой —
Конечно, в царство этикета —
Внушая тайный страх, карета
С мощами фрейлины седой,
Что возвращается домой…
1912, 1927(?)

>07-Царское село-Синельников С
^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^

ОМ писал и чудесные детские стихи, например:
КАЛОША
Для резиновой калоши
Настоящая беда,
Если день – сухой, хороший,
Если высохла вода.
Ей всего на свете хуже
В чистой комнате стоять:
То ли дело шлепать в луже,
Через улицу шагать!

Впервые Мандельштам обратился к стихам для детей в 1924 году. В 1925—1926 годах он выпустил четыре книги для детей — «Примус», «Два трамвая», «Шары», «Кухня». Он сочинял детские стихи как шуточные. В 30-е годы в Москве он сочинял шуточные стихи вместе с Ахматовой.

Следующее шуточное архисуперчудеснейшее стихотворение не отнесено поэтом к категории детских, хотя вполне и могло бы. Оно было написано в 1914 году, но поэт вернулся к нему в 1927 году и создал новый вариант частично со строфами 1914 года. Вы услышите это стихотворение с музыкой Ларисы Новосельцевой в её же исполнении.

Приглашение на луну
У меня на луне
Вафли ежедневно,
Приезжайте ко мне,
Милая царевна!
Хлеба нет на луне —
Вафли ежедневно.

На луне не растет
Ни одной былинки;
На луне весь народ
Делает корзинки —
Из соломы плетет
Легкие корзинки.

На луне полутьма
И дома опрятней;
На луне не дома —
Просто голубятни;
Голубые дома —
Чудо-голубятни.

Убежим на часок
От земли-злодейки!
На луне нет дорог
И везде скамейки,
Что ни шаг, то прыжок
Через три скамейки.

Захватите с собой
Молока котенку,
Земляники лесной,
Зонтик и гребенку…
На луне голубой
Я сварю вам жженку.
1914

Это все о луне
Только небылица, —
В этот вздор о луне
Верить не годится.
Это все о луне
Только небылица…

На луне не растет
Ни одной былинки,
На луне весь народ
Делает корзинки —
Из соломы плетет
Легкие корзинки.

На луне полутьма
И дома опрятней,
На луне не дома —
Просто голубятни,
Голубые дома,
Чудо-голубятни.

На луне нет дорог
И везде скамейки,
Поливают песок
Из высокой лейки —
Что ни шаг, то прыжок
Через три скамейки.

У меня на луне
Голубые рыбы,
Но они на луне
Плавать не могли бы, —
Нет воды на луне,
И летают рыбы...
1914, (1927)

>08-Приглашение на луну-Новосельцева Л
^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^

Перейдем к музыкально-поэтическому произведению по стихотворению ОМ «Бессонница. Гомер. Тугие паруса». Это стихотворение довольно показательно для ОМ. Его всегда интересовало место человека в мире и основные движущие силы в мире и в жизни человека.

О чем это стихотворение? Оно вполне прозрачно. Поэту не спится, он читает Илиаду Гомера. Он видит в Илиаде подтверждение того, что любовь является одной из основных, если не основной, движущей силой в мире. И это выражено в строчке, которую вы услышите: «И море, и Гомер — все движется любовью.»

В Трою плывут ахейские корабли. Ахейцами у Гомера называются все вообще греки. … У спартанского царя Менелая – красавица жена Елена, которая прославлена своей красотой по всей Элладе. Елену умыкнул, увел, похитил Парис, это сын царя Трои. Троя – город в Малой Азии, троянцы не считались греками. Так вот, сын троянского царя Приама Парис похитил эту прославленную красавицу. Чтобы отомстить за такое кощунство, все ахейские племена соединились, пошли походом, подплыли походом под Трою и Трою завоевали и разрушили. В «Илиаде» Гомера рассказывается об этом, собственно, только о долгой осаде Трои, один эпизод из этой истории всей.
И целая глава, или целая песнь, занята описанием плывущих ахейских кораблей. Можно читать ее, скучая, потому что просто описывается корабль, кто на нем плывет, какое племя, кто вождь… А можно читать с наслаждением, вот как читал Мандельштам: “Я список кораблей прочел до середины…”

Это произведение вы услышите с музыкой и в исполнении Сергея Морозова. Вот что он пишет о себе: “С гитарой дружу с юности, песни других авторов пел для друзей и знакомых в узком кругу. Слушали, иногда внимательно. Литературный институт я окончил по специализации ” проза”. Работаю редактором в московском журнале. Удовольствие “услышать” музыку в стихотворениях хороших поэтов вылилось в желание их спеть, а также в “теорию” про то, что практически в любом стихотворении обязательно живёт мелодия, нужно только настроиться… Поэтому мои песни – это импровизации. Буду рад, если кому-то они доставят удовольствие. Из песен, с которых можно начать знакомиться с моим творчеством, укажу две на стихотворения Осипа Мандельштама: “Бессонница. Гомер…” и “Тифлис”.

Бессонница. Гомер. Тугие паруса.
Я список кораблей прочел до середины:
Сей длинный выводок, сей поезд журавлиный,
Что над Элладою когда-то поднялся.

Как журавлиный клин в чужие рубежи —
На головах царей божественная пена —
Куда плывете вы? Когда бы не Елена,
Что Троя вам одна, ахейские мужи?

И море, и Гомер — все движется любовью.
Кого же слушать мне? И вот Гомер молчит,
И море чёрное, витийствуя, шумит
И с тяжким грохотом подходит к изголовью.
1915

>09-Бессонница, Гомер, тугие паруса-Морозов С
^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^
На очереди у нас созданная и исполняемая Златой Раздолиной песня «В Петрополе прозрачном мы умрем». Злата проделала здесь отличную творческую работу, объединив два стихотворения Мандельштама 1916 года под общим названием «Петрополь» и стихотворение 1931 года «Помоги, Господь» в одно музыкально-поэтическое произведение.

В одном из стихотворений упоминается мифологический образ Прозерпины, который имеет астрологическое толкование, с чем видимо был знаком OM. В астрологии Прозерпина это самая дальняя планета, она находится за орбитой Плутона. Когда Прозерпина была в созвездии Близнецов, началась деятельность Петра I, а когда Прозерпина была в самой чувствительной точке Близнецов, был основан Петербург.

В Петрополе прозрачном мы умрем

Мне холодно. Прозрачная весна
В зеленый пух Петрополь одевает,
Но, как медуза, невская волна
Мне отвращенье легкое внушает.

В Петрополе прозрачном мы умрем,
В Петрополе прозрачном мы умрем,
Где властвует над миром Прозерпина.
Мы в каждом вздохе смертный воздух пьем,
Мы в каждом вздохе смертный воздух пьем,
И каждый час нам смертная година

Помоги, Господь, эту ночь прожить,
Я за жизнь боюсь, за твою рабу...
Помоги, Господь, эту ночь прожить,
В Петербурге жить - словно спать в гробу.

По набережной северной реки
Летят стрекозы и жуки стальные,
Мерцают звезд булавки золотые,
По набережной северной реки.

В Петрополе прозрачном мы умрем,
В Петрополе прозрачном мы умрем,
Где властвует над миром Прозерпина.
Мы в каждом вздохе смертный воздух пьем,
Мы в каждом вздохе смертный воздух пьем,
И каждый час нам смертная година.

>10-В Петрополе прозрачном-Раздолина З
^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^

На слова стихотворения Мандельштама «Я изучил науку расставанья» композитор Александр Журбин написал романс для телефильма «Московская Сага». Исполнит её Алексей Кортнев — российский поэт, музыкант, артист, солист и лидер группы «Несчастный случай».

Я изучил науку расставанья
В простоволосых жалобах ночных.
Жуют волы, и длится ожиданье —
Последний час вигилий городских,
И чту обряд той петушиной ночи,
Когда, подняв дорожной скорби груз,
Глядели вдаль заплаканные очи
И женский плач мешался с пеньем муз.

Кто может знать при слове "расставанье"
Какая нам разлука предстоит,
Что нам сулит петушье восклицанье,
Когда огонь в акрополе горит,
И на заре какой-то новой жизни,
Когда в сенях лениво вол жует,
Зачем петух, глашатай новой жизни,
На городской стене крылами бьет?

И я люблю обыкновенье пряжи:
Снует челнок, веретено жужжит.
Смотри, навстречу, словно пух лебяжий,
Уже босая Делия летит!
О, нашей жизни скудная основа,
Куда как беден радости язык!
Все было встарь, все повторится снова,
И сладок нам лишь узнаванья миг.

Да будет так: прозрачная фигурка
На чистом блюде глиняном лежит,
Как беличья распластанная шкурка,
Склонясь над воском, девушка глядит.
Не нам гадать о греческом Эребе,
Для женщин воск, что для мужчины медь.
Нам только в битвах выпадает жребий,
А им дано гадая умереть.
1918

>11-Я изучил науку расставанья-Кортнев А
^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^

Осип Мандельштам с 1907 по 1908 год слушал лекции в Париже. Стихотворение “Париж” навеяно парижскими впечатлениями. Музыка и исполнение Ларисы Новосельцевой.

           Париж
Язык булыжника мне голубя понятней,
Здесь камни -- голуби, дома -- как голубятни.
И светлым ручейком течет рассказ подков
По звучным мостовым прабабки городов.

Здесь толпы детские -- событий попрошайки,
Парижских воробьев испуганные стайки,
Клевали наскоро крупу свинцовых крох --
Фригийской бабушкой рассыпанный горох.

И в памяти живет плетеная корзинка,
И в воздухе плывет забытая коринка,
И тесные дома -- зубов молочных ряд
На деснах старческих, как близнецы, стоят.

Здесь клички месяцам давали, как котятам,
И молоко и кровь давали нежным львятам;
А подрастут они -- то разве года два
Держалась на плечах большая голова!

Большеголовые там руки подымали
И клятвой на песке, как яблоком, играли...
Мне трудно говорить -- не видел ничего,
Но все-таки скажу: я помню одного,--

Он лапу поднимал, как огненную розу,
И, как ребенок, всем показывал занозу,
Его не слушали: смеялись кучера,
И грызла яблоки, с шарманкой, детвора.

Афиши клеили, и ставили капканы,
И пели песенки, и жарили каштаны,
И светлой улицей, как просекой прямой,
Летели лошади из зелени густой!
1923

>12-Париж-Новосельцева Л
^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^

Стихотворение ОМ 1925 года о петербургской зиме обсуждалось в 2008 году в передаче одной из СПб радиостанций. Ведущая передачи Марина Михайлова.

М.Михайлова: Здравствуйте, дорогие радиослушатели! С вами радио «Град Петров», программа «Календарь», и сегодня наша передача посвящена 70-летию кончины великого русского поэта Осипа Эмильевича Мандельштама. Проведу эту передачу я, Марина Михайлова, вместе с замечательным краеведом, филологом Ириной Савельевной Вербловской. Здравствуйте, Ирина Савельевна!

И.Вербловская: Здравствуйте, дорогие радиослушатели!

(Мимоходом замечу, что фамилия Ирины Вербловской совпадает с девичьей фамилией мамы ОМ. Заодно уж добавлю, что Ирина Вербловская, по образованию историк, в 1956 году была осуждена на 5 лет за то, что в ее квартире обсуждались венгерские события и ввод в Будапешт советских танков.)

После некоторого обсуждения поэзии и жизни ОМ:
………………………………………………………………………………………..
М.Михайлова: Вот еще одно стихотворение, тоже зимнее, петербургское, 1925 года. Про «с квадратными окошками невысокие дома»…

И.Вербловская: Это одно из самых светлых его петербургских стихотворений.

М.Михайлова: Давайте мы его сейчас прочтем, напомним нашим слушателям. А потом, может быть, поговорим об этом стихотворении.

Читает стихотворение:

Вы, с квадратными окошками невысокие дома.
Здравствуй, здравствуй, петербургская несуровая зима.
И торчат, как щуки, ребрами незамерзшие катки,
И еще в прихожих слепеньких валяются коньки.
А давно ли по каналу плыл с красным обжигом гончар,
Продавал с гранитной лесенки добросовестный товар.
Ходят боты, ходят серые У гостиного двора,
И сама собой сдирается с мандаринов кожура.
И в мешочке кофий жареный прямо с холоду домой,
Электрическою мельницей смолот мокко золотой.
Шоколадные, кирпичные невысокие дома.
Здравствуй, здравствуй, петербургская несуровая зима.

И.Вербловская: … мне кажется, это совершенно незамутненное стихотворение…

М.Михайлова:
И приемные с роялями, Где, по креслам рассадив,
Доктора кого-то потчуют Ворохами старых «Нив».

А дальше самое главное:

После бани, после оперы, Все равно, куда ни шло,
Бестолковое, последнее Трамвайное тепло.

Вот Мандельштам все время говорит: «Здравствуй, здравствуй», а на самом деле – «прощай, прощай». Это 1925 год. Уже в этом городе свирепствует семь лет освобожденный пролетариат, и уже ничего этого нет, уже нет никаких «Нив», уже нет никакого «кофея», уже нет никаких мандаринов и ботиков серых. И уже никто не катается на коньках. «Прощай, прощай» – вот как я это ощущаю. Вот скажите, как Вы думаете?

И.Вербловская: Нет. Я не согласна, потому что после страшного голода, который был в 1921 году, после того, что Петроград пережил в первые послереволюционные годы, к этому времени как раз был НЭП, когда как раз порадовались, что опять можно…

М.Михайлова: Это другие люди уже порадовались.

И.Вербловская: Нет, я с Вами не очень согласна в этом отношении. Это было как раз ощущение какого-то возрождения. Другое дело, что в это время, именно в 1925 году, началось «лицейское дело», тогда 52 человека расстреляли…

М.Михайлова: И уже ушел «философский пароход», и уже выслали на нужный километр всех, кого надо…
(Справка: «Философский пароход» — кампания правительства РСФСР по высылке неугодных власти интеллектуалов России за границу в сентябре и ноябре 1922 года.)

И.Вербловская: То есть, конечно, это все было. …. И 1925 год все-таки еще давал какую-то надежду.

М.Михайлова: И все-таки – уже (по стихотворению) «бестолковое последнее трамвайное тепло»…

И.Вербловская: Тридцатый год будет страшнее, да и 1929 будет уже очень тяжелый. Каждый год был, конечно, тяжел для кого-то, но общая атмосфера все-таки 1925 года, конечно, была уже зловещая, но в целом этот год еще не настолько омрачен. А потом чисто физически: из теплого трамвая, а трамваи всегда были переполнены, на улицу зимнюю… То есть я это стихотворение держу как одно из очень немногих незатемненных у Мандельштама…

М.Михайлова: Ну, давайте это стихотворение оставим открытым для каждого, для разного восприятия.

Вы услышите это стихотворение с музыкой и исполнением Эльмиры Галеевой. Песни с её музыкой и в её исполнении вы уже тоже слушали в наших предыдущих к-б. Напомню что Эльмира Галеева — российская певица, автор песен. Лауреат Грушинского фестиваля. Автор более 200 песен.

Вы, с квадратными окошками, невысокие дома, -
Здравствуй, здравствуй, петербургская несуровая зима!
И торчат, как щуки ребрами, незамерзшие катки,
И еще в прихожих слепеньких валяются коньки.
А давно ли по каналу плыл с красным обжигом гончар,
Продавал с гранитной лесенки добросовестный товар.
Ходят боты, ходят серые у гостиного двора,
И сама собой сдирается с мандаринов кожура.
И в мешочке кофий жареный, прямо с холоду домой,
Электрическою мельницей смолот мокко золотой.
Шоколадные, кирпичные, невысокие дома, -
Здравствуй, здравствуй, петербургская несуровая зима!
И приемные с роялями, где, по креслам рассадив,
Доктора кого-то потчуют ворохами старых "Нив".
После бани, после оперы, - все равно, куда ни шло, -
Бестолковое, последнее трамвайное тепло!

>13-Вы, с кавадратными окошками-Галеева Э
^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^
Стихотворение «Жизнь упала, как зарница…» – любовная лирика связанная с периодом влюблённости ОМ в Ольгу Ваксель. ОВ принадлежала к кругу старой петербургской интеллигенции. Ольга рано проявила художественные и музыкальные способности, рисовала, играла на рояле и на скрипке, рано научилась читать и читала очень много. Отличалась замкнутостью и мечтательностью. Свои первые стихи она написала в 10-летнем возрасте. В 1924 г. ОМ был буквально ею ослеплен. Из предыдущих семейных знакомств ОМ знал её с 13-14 летнего возраста. В возрасте 21 года она превратилась в гармонично-красивую женщину, которая очаровывала и поэтичностью, одухотворенностью облика, естественностью и простотой обращения. Она была уже разведена и у неё был сын. Увлечение ОМ было очень сильным, ОМ уже был женат. Семейные отношения осложнились, Надежда Мандельштам собиралась уйти из семьи, и когда возникла угроза потерять жену, ОМ порвал с Ольгой Ваксель. ОМ посвятил Ольге Ваксель пять стихотворениий. (Судьба её была трагичной. Она позже вышла замуж за норвежского вице-консула, уехала в Норвегию и через два месяца застрелилась.)

В стихотворении есть строчки «Изолгавшись на корню / Никого я не виню» – Мандельштам признается, что в своем положении, в запутанных отношениях между ним, его женой и ОВ виноват он сам. «Вспыхнули черты / Неуклюжей красоты» – воспоминание о прежней неловкой девочке-подростке, образ которого вдруг проступил в чертах молодой женщины.

Вы услышите музыку и исполнение Виктора Попова. Виктор Попов, автор музыки и исполнитель песен на свои и чужие стихи, живет в Подмосковье. Лауреат Грушинского фестиваля (1991, 1996 гг.). Дважды лауреат Московского фестиваля. Победитель Московского фестиваля шансонье и многих других. Театральный режиссер. Окончил Московский институт культуры. 15 лет проработал главным режиссером в Народных театрах Подмосковья. Около двух лет активно сотрудничал с театром Музыки и Поэзии под руководством Елены Камбуровой. Активно концертирует по всей стране. Выступал с концертами в Болгарии, Польше, Германии, Франции, Эстонии, Черногории, Испании.

Жизнь упала, как зарница,
Как в стакан воды - ресница.
Изолгавшись на корню,
Никого я не виню.

Хочешь яблока ночного,
Сбитню свежего, крутого,
Хочешь, валенки сниму,
Как пушинку подниму.

Ангел в светлой паутине
В золотой стоит овчине,
Свет фонарного луча -
До высокого плеча.

Разве кошка, встрепенувшись,
Черным зайцем обернувшись,
Вдруг простегивает путь,
Исчезая где-нибудь.

Как дрожала губ малина,
Как поила чаем сына,
Говорила наугад,
Ни к чему и невпопад.

Как нечаянно запнулась,
Изолгалась, улыбнулась -
Так, что вспыхнули черты
Неуклюжей красоты.

Есть за куколем дворцовым
И за кипенем садовым
Заресничная страна,-
Там ты будешь мне жена.

Bыбрав валенки сухие
И тулупы золотые,
Взявшись за руки, вдвоем,
Той же улицей пойдем,

Без оглядки, без помехи
На сияющие вехи -
От зари и до зари
Налитые фонари.
1925

>14-Жизнь упала, как зарница-Попов В
^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^
Следующее стихотворение относится «Я вернулся в мой город» к самым известным, самым пронзительным и, пожалуй, самым сильным стихотворениям гражданской лирики ОМ и, возможно, не только Мандельштама. Это категория гениальной поэзии. Оно невелико, но можно только поражаться какое гигантское содержание вмещено в небольшое поэтическое произведение. Злата Раздолина создала талантливую музыку, несомненно достойную этой поэзии, и мастерски исполнила это произведение.

Я вернулся в мой город, знакомый до слез,
До прожилок, до детских припухлых желез.

Ты вернулся сюда, так глотай же скорей
Рыбий жир ленинградских речных фонарей,

Узнавай же скорее декабрьский денек,
Где к зловещему дегтю подмешан желток.

Петербург! я еще не хочу умирать:
У тебя телефонов моих номера.

Петербург! У меня еще есть адреса,
По которым найду мертвецов голоса.

Я на лестнице черной живу, и в висок
Ударяет мне вырванный с мясом звонок,

И всю ночь напролет жду гостей дорогих,
Шевеля кандалами цепочек дверных.
1930

>15-Петербург-Раздолина З
^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^

А вот простое и прозрачное, милое, теплое, бытовое и короткое, всего из двух поэтических строф, стихотворение 1931 года «Мы с тобой на кухне посидим».

Читаю:

Мы с тобой на кухне посидим,
Сладко пахнет белый керосин;
Острый нож да хлеба каравай...
Хочешь, примус туго накачай,

А не то веревок собери
Завязать корзину до зари,
Чтобы нам уехать на вокзал,
Где бы нас никто не отыскал.
1931

Оказывается это стихотворение тоже можно подвергнуть тщательному литературно-критическому анализу. На мой взгляд несколько излишнему. Евгений Прощин, кандидат наук из Нижегородского университета, написал научную работу: Мифопоэтическое начало в стихотворении Мандельштама «Мы с тобой на кухне посидим».

В самом стихотворении всего восемь коротких строчек. В исследовании – три с половиной печатных страницы мелкого шрифта.

Сначала подчеркивается важность исследования «Специфика поэтического слова в лирике XX столетия — феномен, требующий всестороннего научного изучения.»
Потом начинается детальный анализ стихотворения:

Вот анализ первой строчки «мы с тобой на кухне посидим»:
«Прежде всего, в качестве важнейшей темы стихотворения выделяется идея
глубочайшей духовной связи героев («мы с тобой»), что находит свое отражение, в частности, в анализе хронотопических особенностей.»
(Справка: Хронотип – это специфическая организация работы всего организма человека в течение суток.)
Выделяется классическое идиллическое пространство «кухни» — замкнутое, не подверженное изменениям, включающее в себя самые естественные проявления человеческого бытия. «Идиллическое» неоднократно подчеркнуто в тексте символикой круга: большинство указанных предметов имеет круглую или округлую форму (каравай, примус, корзина). Явно релевантным и, в конечном счете, совсем не бытовым, оказывается упоминание «ножа» и «каравая» («острый нож да хлеба каравай») с безусловной символикой мужского и женского начал, традиционно выражающей идею гармо нического единства противоположностей. Крайне интересно, что в стихотворении, по сути, не идет речь о прямом, вербальном общении героев (хотя вроде бы стихотворение написано в форме обращения к героине). Можно говорить даже о его парадоксальной неуместности, так как духовная связь осуществляется не с помощью общения, речевой коммуникации, а на глубочайшем духовном уровне, где слова уже неуместны.
И так далее. Как вам это исследование?

Вы услышите эту короткую песенку в исполнении Михаила Капустина. Москвич, окончил МФТИ, преподает физику и мат. психологию в МФТИ. Окончил музыкальную школу. Играет на 6-струнной гитаре и фортепиано. Пишет песни на свои стихи и стихи других поэтов.

>16-Мы с тобой на кухне посидим-Капустин М
^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^

Следующее стихотворение «За гремучую доблесть грядущих веков», которое вы услышите в музыкальном варианте, есть по существу человеческое, поэтическое и гражданское кредо ОМ. Причем кредо мужественное. Первый вариант стихотворения был написан в 1931 году, в конце 1935 года оно было доработано.

Приведу только одну короткую цитату:
«У Мандельштама, как и у других поэтов, выбор был небольшой: верность поэзии или вера в непогрешимость государства. Мандельштам выбрал поэзию. Отсюда и чувство обреченности: пролетарское государство, подобно «веку-волкодаву», бросается на истинную поэзию и на поэтов. Мандельштам поразительно точно предчувствует, что его ждет; «ночь, где течет Енисей», «шубы сибирских степей».

Из четырех вариантов музыки к этому действительно важному стихотворению я опять отдал предпочтение Ларисе Новосельцевой.

За гремучую доблесть грядущих веков,
За высокое племя людей
Я лишился и чаши на пире отцов,
И веселья, и чести своей.

Мне на плечи кидается век-волкодав,
Но не волк я по крови своей,
Запихай меня лучше, как шапку, в рукав
Жаркой шубы сибирских степей.

Чтоб не видеть ни труса, ни хлипкой грязцы,
Ни кровавых костей в колесе,
Чтоб сияли всю ночь голубые песцы
Мне в своей первобытной красе,

Уведи меня в ночь, где течёт Енисей
И сосна до звезды достаёт,
Потому что не волк я по крови своей
И меня только равный убьёт.

>17-За гремучую доблесть-Новосельцева Л
^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^

Вот стихотворение конца 1933 года, ясно показывающее неприемлемость для ОМ советской действительности – «Квартира тиха, как бумага». Автобиографическая основа проста – в октябре 1933 года Мандельштамы, после многих лет жилищных мук, въехали в долгожданную квартиру в кооперативном доме в Нащокинском переулке. Как отмечается в мемуарах Надежды Мандельштам, появление этого нового жилья принесло ощущение мучительной фальши и отвращения к вдруг свалившемуся на поэта писательскому благополучию.

В одной из статей в «Независимой газете» в июле 2010 года была строчка о том, что «Мандельштам в трех стихотворениях 1933 года («Мы живем, под собою не чуя страны…», «Квартира тиха, как бумага…» и «Власть отвратительна, как руки брадобрея…») лучше выразил суть сталинской государственности, чем тысячи последующих томов) философских, исторических и юридических исследований.

Вы услышите такие строки как:
А стены проклятые тонки, /И некуда больше бежать, /А я как дурак на гребёнке
Обязан кому–то играть. /Наглей комсомольской ячейки /И вузовской песни наглей,/Присевших на школьной скамейке /Учить щебетать палачей.

Я не знаю сушествует ли более меткое выражение сущности советского «комсомольства» чем мандельштамовское «наглей комсомольской ячейки».

А завершается стихотворение строчками “И вместо ключа Ипокрены /Давнишнего страха струя /Ворвётся в халтурные стены /Московского злого жилья.”

(Справка – Ипокрена — из древнегреческой мифологии – название источника на горе Геликон. Считалось, что всякий, кто испил воды из Ипокрены, обретает поэтический дар, становится поэтом. Иносказательно: Источник поэтического вдохновения.)

Вы услышите это стихотворение с музыкой и в исполнении Петра Старчика, о котором я рассказывал кратко в начале.

Квартира тиха, как бумага –
Пустая, без всяких затей, –
И слышно, как булькает влага
По трубам внутри батарей.

Имущество в полном порядке,
Лягушкой застыл телефон,
Видавшие виды манатки
На улицу просятся вон.

А стены проклятые тонки,
И некуда больше бежать,
А я как дурак на гребёнке
Обязан кому–то играть.

Наглей комсомольской ячейки
И вузовской песни наглей,
Присевших на школьной скамейке
Учить щебетать палачей.

Пайковые книги читаю,
Пеньковые речи ловлю
И грозное баюшки-баю
Колхозному баю пою.

Какой–нибудь изобразитель,
Чесатель колхозного льна,
Чернила и крови смеситель,
Достоин такого рожна.

Какой–нибудь честный предатель,
Проваренный в чистках, как соль,
Жены и детей содержатель,
Такую ухлопает моль.

И столько мучительной злости
Таит в себе каждый намёк,
Как будто вколачивал гвозди
Некрасова здесь молоток.

Давай же с тобой, как на плахе,
За семьдесят лет начинать,
Тебе, старику и неряхе,
Пора сапогами стучать.

И вместо ключа Ипокрены
Давнишнего страха струя
Ворвётся в халтурные стены
Московского злого жилья.
1933

>18-Квартира тиха, как бумага-Старчик П
^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^
В мае 1934 года ОМ арестован (за стихотворение лично против Сталина и другие антисоветские стихи) и сослан в Чердынь-на Каме. Его жене, Надежде Мандельштам, разрешили его сопровождать в ссылку. Об этом стихотворение «Как на Каме-реке». Лариса Новосельцева замечательно объединила его с другим коротким стихотворением 1934 года и создала превосходное музыкально-поэтическое произведение, которое вы сейчас и услышите:

Как на Каме-реке глазу тёмно, когда
На дубовых коленях стоят города.
В паутину рядясь, борода к бороде,
Жгучий ельник бежит, молодея в воде.

Я смотрел, отдаляясь, на хвойный восток,
Полноводная Кама неслась на буек.
Упиралась вода в сто четыре весла,
Вверх и вниз на Казань и на Чердынь несла.

Так я плыл по реке с занавеской в окне,
С занавеской в окне, с головою в огне.
И со мною жена пять ночей не спала,
Пять ночей не спала, трех конвойных везла.

Твоим узким плечам под бичами краснеть,
Под бичами краснеть, на морозе гореть.
Твоим детским рукам утюги поднимать,
Утюги поднимать да веревки вязать.

Твоим нежным ногам по стеклу босиком,
По стеклу босиком, да кровавым песком.
Ну, а мне за тебя черной свечкой гореть,
Черной свечкой гореть да молиться не сметь.

>19-Как на Каме реке-Новосельцева Л
^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^

После короткого пребывания в Чердыни, серьёзного ухудшения здоровья и попытки самоубийства, Мандельштаму разрешили изменить место ссылки на Воронеж. Там он отбывает ссылку до мая 1937, живет почти нищенски, сперва на мелкие заработки, потом на скудную помощь друзей. Однако, творчески это был довольно продуктивный период. В Воронеже ОМ написал много поэтических произведений, объединенных в так называемые «Воронежские тетради». Там написал и стихотворение «Скрипачка», предположительно связанное с гастролями в Воронеже Галины Бариновой. Стихотворение поэтически довольно сложное, исследователи приложили много усилий к его «расшифровке», но мы не станем этим заниматься, а воспримем его как единое целое, из которого ясно проступает глубокое понимание и ощущение музыки ОМ.

Музыку к стихотворению написала Елена Левкоева, исполнит дуэт сестер Елены и Любови Левкоевых. Обе сестры – многолетние участницы ВИА «Берендеи».

        Скрипачка
За Паганини длиннопалым
Бегут цыганскою гурьбой --
Кто с чохом чех, кто с польским балом,
А кто с венгерской чемчурой.
Девчонка, выскочка, гордячка,
Чей звук широк, как Енисей,--
Утешь меня игрой своей:
На голове твоей, полячка,
Марины Мнишек холм кудрей,
Смычок твой мнителен, скрипачка.
Утешь меня Шопеном чалым,
Серьезным Брамсом, нет, постой:
Парижем мощно-одичалым,
Мучным и потным карнавалом
Иль брагой Вены молодой --
Вертлявой, в дирижерских фрачках,
В дунайских фейерверках, скачках
И вальс из гроба в колыбель
Переливающей, как хмель.
Играй же на разрыв аорты
С кошачьей головой во рту,
Три чорта было -- ты четвертый,
Последний чудный чорт в цвету.
1935

>20-Скрипачка-Левкоевы Е,Л
^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^
Последними сегодня будут два стихотворения 1937 года. Первое из них называется по первой строчке «Улыбнись ягненок гневный».  В одной из обзорных статей на интернете «Жизнь и творчество О.Э.Мандельштама» об этом стихотворении сказано следующее: «Стихотворение “Улыбнись, ягнёнок гневный…” Пастернак назвал перлом. Что послужило поводом к его созданию, какие именно реалии, сказать трудно. В воронежском музее картин Рафаэля нет. Быть может, по какой-то ассоциации Мандельштам вспомнил репродукцию с картины Рафаэля “Мадонна с ягнёнком”. Там есть и ягнёнок, и “складки бурного покоя” на коленях преклонённой Мадонны, и пейзаж, и какой-то удивительной голубизны общий фон картины. Как правило, Мандельштам в своих стихах был точен.”»

Вы услышите это стихотворение с музыкой и в исполнении Геры Моралеса. Герберт Моралес – сын кубинского революционера, соратника Че Гевары и русской аристократки Захарьиной, один из основателей группы Jah Division (Джа Дивижн) — российского музыкального коллектива, играющего музыку стиля регги. Гера Моралес в частности, пишет музыку к поэзии и исполняет регги-романсы серебряного века в России.

Улыбнись, ягненок гневный с Рафаэлева холста, —
На холсте уста вселенной, но она уже не та:

В лёгком воздухе свирели раствори жемчужин боль,
В синий, синий цвет синели океана въелась соль.

Цвет воздушного разбоя и пещерной густоты,
Складки бурного покоя на коленях разлиты,

На скале черствее хлеба — молодых тростинки рощ,
И плывет углами неба восхитительная мощь.
1937

>21-Улыбнись, ягненок гневный-Моралес Г
^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^

Напомню, что я расположил отобранные стихотворения Осипа Эмильевича Мандельштама в хронологическом порядке. Последним сегодня будет положенное на музыку стихотворение 1937 года «На откосы, Волга, хлынь». Один из литературных исследователей творчества ОМ называет это стихотворение последним стихотворением Мандельштама. Я не знаю, это буквально или в переносном смысле. Стихотворение на самом деле не о Волге. Оно относится к любовной лирике. В то время увлечением ОМ была Лиля Попова, красивая и талантливая женщина, режиссер, литератор, художник и жена известного артиста Владимира Яхонтова. Яхонтовы и Мандельштамы дружили семьями. Лиля Попова часто бывала у Мандельштамов и на какое-то время завладела вниманием поэта. В летние и осенние месяцы 1937 года Мандельштамы находились в деревне Савелово, на высоком берегу Волги. Биографы полагают, что находясь за 101-километровой зоной от Москвы, и скучая по Лиле Поповой, ОМ написал это стихотворение.

Из трех имеющихся у меня вариантов музыки и исполнения я выбрал вариант Псоя Короленко, довольно интересной, оригинальной и талантливой личности. Настоящее имя — Павел Эдуардович Лион — автор и исполнитель песен, музыкант, филолог (кандидат филологических наук) и журналист. Происхождение странно звучащего псевдонима объясняется так: творчество В.Г.Короленко было предметом исследований и темой кандидатской диссертации Павла Лиона. Псевдоним «Псой Короленко» был подсказан шуткой Владимира Галактионовича Короленко из его письма к брату Иллариону, где он иронизирует над семейным обычаем называть детей по святцам: «Ты — Илларион, отец — Галактион. Родись я в День святого Псоя — быть мне бы Псоем Короленко.»

Павел Лион/Псой Короленко преподавал литературу в разных учебных заведениях, в том числе в Америке, редактировал отдел культуры в журнале «Огонек», вел ежедневные музыкальные шоу, с 2009 года artist in residence Мичиганском университете, Анн-Арбор. Псой регулярно выступает в России, Украине, в США, Израиле и других странах. Поёт свои и чужие песни, аккомпанируя себе на клавишных инструментах, чаще всего на синтезаторе настроенном как аккордеон. Экспериментирует с разными песенными традициями, поёт на 6—7 языках, в основном на русском, идише, английском и французском, зачастую на смешении нескольких из них одновременно, иногда со вставками и на других языках, например, на украинском.

Музыка этой песни оригинальна и интересна. Вы услышите в промежутке между куплетами, когда Псой поёт без слов «ай-я-дай-дай» типичнейшие интонации еврейских песен.

На откосы, Волга, хлынь, Волга, хлынь,
Гром, ударь в тесины новые,
Крупный град, по стеклам двинь,-- грянь и двинь,
А в Москве ты, чернобровая,
Выше голову закинь.

Чародей мешал тайком с молоком
Розы черные, лиловые
И жемчужным порошком и пушком
Вызвал щеки холодовые,
Вызвал губы шепотком...

Как досталась -- развяжи, развяжи --
Красота такая галочья
От индейского раджи, от раджи
Алексею, что ль, Михалычу,--
Волга, вызнай и скажи.

Против друга -- за грехи, за грехи --
Берега стоят неровные,
И летают по верхам, по верхам
Ястреба тяжелокровные --
За коньковых изб верхи...

Ах, я видеть не могу, не могу
Берега серо-зеленые:
Словно ходят по лугу, по лугу
Косари умалишенные,
Косят ливень луг в дугу.
1937

>22-На откосы, Волга, хлынь-Короленко П
^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^

Хотя наша с вами сегодняшняя тема не о творчестве ОМ, а только о музыкальной поэзии со стихами ОМ, я хочу закончить нашу сегодняшнюю встречу заключительной фразой из книги Ирины Бушман «Поэтическое искусство Мандельштама»: «Друзья слова не могут воскресить Осипа Мандельштама, но они призваны раскрыть запечатанный сосуд и воздать должное неувядающей, вечной красоте творчества великого поэта.»

ВСЕМ БОЛЬШОЕ СПАСИБО!

Январь 2011