Лермонтов

ЛЕРМОНТОВ: ПОЭЗИЯ И МУЗЫКА
Часть 1  (23 апреля 2016)

Михаил Юрьевич Лермонтов (1814-1841) – всей-то его жизни 26 лет, 8 месяцев и 12 дней. Михаил Юрьевич общепризнанно, правомерно и заслуженно считается номером два в русской поэзии. После Пушкина. Но мне думается, что тут есть неточность. Она в том, что номера присваиваются целыми числами, и это искажает ситуацию. Если допустить десятичные доли, то я бы присвоил Лермонтову номер 1.1.

Это был поистине многосторонне гениально одаренный человек. В 2014 году широко отмечалось 200-летие со дня его рождения.

О Лермонтове Лев Толстой сказал:
“Если бы этот мальчик остался жить, не нужны были бы ни я, ни Достоевский”.

А Федор Достоевский восхищался:
«Какое дарование!.. 25 лет не было, он уже пишет «Демона». Да и все его стихи — словно нежная чудесная музыка… А какой запас творческих образов, мыслей, удивительных даже для мудреца!..»

А И. Бунин, сам отличный поэт, признавался:
«Я всегда думал, что наш величайший поэт был Пушкин. Нет, это был Лермонтов. Просто представить себе нельзя, до какой высоты этот человек поднялся бы, если бы не погиб двадцати семи лет».

Николай Гоголь отмечал:
«Никто еще не писал у нас такой правильной, прекрасной и благоуханной прозы».

Антон Чехов делился мыслями:
«Я не знаю языка лучше, чем у Лермонтова. Я бы так сделал: взял его рассказ и разбирал бы как разбирают в школах — по предложениям, по частям предложения. Так бы и учился писать».

Виссарион Белинский восторгался: “Глубокий и могучий дух! — Как он верно смотрит на искусство, какой глубокий и чисто непосредственный вкус изящного! … Я с ним робок, — меня давят такие целостные, полные натуры, я перед ним благоговею и смиряюсь в сознании своего ничтожества”.

Иван Александрович Гончаров считал что:
«Лермонтов … опередил Пушкина глубиной мысли, смелостью и новизной идей и полета.»

Анна Андреева Ахматова писала:
«Всем уже целый век хочется подражать ему. Но совершенно очевидно, что это невозможно… Слово слушается его, как змея заклинателя: от почти площадной эпиграммы до молитвы.»

Сергей Наровчатов, поэт, писатель, литературовед, критик и публицист, опубликовавший более сорока книг, в течение семи лет главный редактор журнала «Новый Мир», кандидат наук и секретарь СП СССР, говорил:
«Лермонтов — то явление в поэзии, которое принято называть чудом… Каждый заново для себя открывает Лермонтова. Гений его настолько всеобъемлющ и многосторонен, что эти открытия будут продолжаться без конца…»

Ираклий Андроников, много занимавшийся творчеством Лермонтова отмечал: «Каждый раз, как произносишь имя Лермонтова, думаешь, что это один из самых гениальных людей, какие когда-либо рождались на земле.»

Михаил Юрьевич Лермонтов был не только поэтом, прозаиком и драматургом, он был и переводчиком. Он переводил Байрона, Гейне и Гёте. Он владел французским, английским и немецким языками, читал по латыни и изучал азербайджанский.

В дополнение к поэзии, прозе и переводам, Михаил Юрьевич на протяжении всей своей короткой жизни увлекался рисованием и живописью. Любовь к изобразительному искусству обнаружилась у него с самого раннего возраста. Его троюродный брат и автор воспоминаний Аким Павлович Шан-Гирей писал о детских годах Михаила: «…он был счастливо одарен способностями к искусствам; уже тогда рисовал акварелью довольно порядочно и лепил из крашеного воску целые картины…» Сохранилась серия картин Лермонтова, выполненных маслом, множество акварелей и рисунков. И они очень профессиональны. К сожалению, многие рисунки и живописные полотна Лермонтова считаются утерянными.

Цитата из большого исследовательского материала “Графическое и живописное наследие М.Ю.Лермонтова”:

«Талант художника Лермонтова очень многогранен. Он увлекался портретом, изображая с большой достоверностью людей своего круга. Ему великолепно удавались пейзажи, как в живописи, так и графике. Лермонтов проявил себя незаурядным мастером карикатуры и анималистических зарисовок скачущих лошадей и групп всадников. Множество его работ посвящены военной тематике – это изображение поединков, сражений, вооружённых черкесов, русских офицеров и юнкеров. По художественной пластике его рисунки необычайно динамичны и выразительны, а живописные картины прекрасны по своему колориту.»

По уверениям современников Лермонтов был удивительно музыкален – он играл на семиструнной гитаре, скрипке, виолончели и фортепьяно, сочинял музыку на свои стихи. Отдельные источники упоминают, что он играл также и на флейте. Очень музыкальной была его мама Мария Михайловна. Опять же по воспоминаниям родственников она нередко играла на фортепьяно и пела, взяв на колени сына.

Я не стану отдельно и специально останавливаться на подробностях биографии Лермонтова по двум причинам. С одной стороны, самих-то формальных этапов 26-летней жизни не так уж много. С другой стороны, разных подробных биографий Лермонтова написано исследователями так много, что привести их все к какому-нибудь одному сколько-нибудь достоверному знаменателю совершенно не представляется возможным. Расхождения в биографиях касаются и подробностей детства, и событий юношества, и лет учебы, и военной службы, и психологического портрета и того, что привело к дуэли, и самой дуэли. Исследования биографии Лермонтова продолжаются до сегодняшнего дня. Хотя от рождения Михаила Лермонтова прошло 202 года, его биография до сих пор является предметом для споров и источником для домыслов, слухов и всевозможных мифов. Я встречал утверждения, что Михаил Юрьевич является самым загадочным поэтом в российской истории.

Но мы с вами пройдем разные моменты его биографии вместе с романсами на его стихи. Напомню только, что мама умерла от чахотки, когда ему было всего три года, а ей всего 21 год. Папа после этого уехал, поскольку не был дружен с родственниками мамы, и тоже жил совсем недолго, умер в 44 года. Мишу воспитывала бабушка по маме, но не какая-нибудь бабушка-старушка, а именитая, богатая и властная Елизавета Алексеевна Арсеньева (в девичестве Столыпина). В среде биографов поэта получила титул «самой знаменитой бабушки русской литературы». Бабушка не жалела средств для воспитания и образования внука и очень заботилась о его здоровье. Широко известен её превосходнейший портрет неизвестного художника. Благородное и, по-моему, очень интересное лицо, хотя кто-то из современников назвал её некрасивой, высокой и несколько неуклюжей По отзывам многочисленных друзей и знакомых Елизавета Алексеевна обладала способностями, влиянием и природным умом.

Образование Миша получил частично дома, частично в Благородном пансионе, частично в университете и полностью в Школе гвардейских подпрапорщиков и кавалерийских юнкеров.

Как поэт, прозаик и драматург Лермонтов создал совершенно гигантское для такой короткой жизни, да ещё и при военной службе, количество превосходнейших произведений – стихотворений, поэм (Мцыри, Тамбовская Казначейша, Демон, Беглец, Кавказский пленник, Про царя Ивана Васильевича… – всего 26), очерков, рассказов, повестей, романов (Герой нашего времени и два неоконченных), драм (Маскарад, Испанцы).

Добавлю, что уже в очень юные годы Михаил Лермонтов умел очень глубоко и точно проникать в сущность вещей и явлений. Вот что он писал, когда ему было всего 18 лет:

«Русский народ, этот сторукий исполин, скорее перенесёт жестокость и надменность своего повелителя, чем слабость его; он желает быть наказываем — по справедливости, он согласен служить — но хочет гордиться рабством, хочет поднимать голову, чтобы смотреть на своего господина, и простит в нем скорее излишество пороков, чем недостаток добродетелей.»
(Неоконченный роман «Вадим»).

И я подумал, не этим ли подтверждается и феномен Сталина и феномен Путина?

Изучением и исследованием творчества Лермонтова занимались очень многие, в том числе и знаменитый пушкинист и лермонтовед Леонид Аринштейн, автор около двухсот научных трудов и популярнейшей книги «Пушкин. Непричесанная биография». Вот что он писал о Лермонтове:

“Хотя он прожил очень мало, неполных 27 лет, но за это время он сочинил так много, и сказал так много, что он по праву занимает в негласной иерархии русской классической литературы второе место в поэзии, а, может быть даже можно сказать, что он разделяет первое и второе место…».

Немного о характере и личности Лермонтова. Судя по многочисленным источникам это был сложный и противоречивый характер.

Владимир Соловьёв (1853-1900) религиозный мыслитель, поэт, публицист, литературный критик, неизвестно из какого источника писал о Лермонтове:

«С детства обнаружились в нем черты злобы прямо демонической. В саду он то и дело ломал кусты и срывал лучшие цветы, осыпая ими дорожки. Он с истинным удовольствием давил несчастную муху и радовался, когда брошенный камень сбивал с ног бедную курицу. Взрослый Лермонтов совершенно так же вел себя относительно человеческого существования, особенно женского. И это демоническое сладострастие не оставляло его до горького конца.»

Иван Тургенев, впервые встретив Лермонтова в дворянском собрании, записал своё впечатление:

“В наружности Лермонтова было что-то зловещее и трагическое; какой-то сумрачной и недоброй силой, задумчивой презрительностью и страстью веяло от его смуглого лица, от его больших и неподвижно-темных глаз. Их тяжелый взор странно не согласовался с выражением почти детски нежных и выдававшихся губ. Вся его фигура, приземистая, кривоногая, с большой головой на сутулых широких плечах, возбуждала ощущение неприятное; но присущую мощь тотчас сознавал всякий…

Внутренно Лермонтов, вероятно, скучал глубоко; он задыхался в тесной сфере, куда его втолкнула судьба. На бале дворянского собрания ему не давали покоя, беспрестанно приставали к нему, брали его за руки; одна маска сменялась другою, а он почти не сходил с места и молча слушал их писк, поочередно обращая на них свои сумрачные глаза. Мне тогда же почудилось, что я уловил на лице его прекрасное выражение поэтического творчества.”

В каком-то смысле подытожил и просуммиривал высказывания о личности Лермонтова Ираклий Андроников:

«Чем усерднее вчитываемся мы в дошедшие до нас строки воспоминаний, тем более убеждаемся, что Лермонтов действительно был разным и непохожим — среди беспощадного к нему света и в кругу задушевных друзей, на людях и в одиночестве, в сражении и в петербургской гостиной, в момент поэтического вдохновения и на гусарской пирушке. Это можно сказать про каждого, но у Лермонтова грани характера были очерчены особенно резко, и мало кто возбуждал о себе столько разноречивых толков.

Одни воспоминания о нем надобно читать, понимая буквально, другие — угадывая в описаниях, казалось бы объективных, бессильную злобу и стремление дискредитировать если не поэзию, то хотя бы поэта — человека иного образа мыслей и нравственных представлений, разрушавшего общепринятую условность и весь этикет лицемерного великосветского общества и поставившего себе целью говорить одну только беспощадную правду. Такие мемуары приходится читать, угадывая под личиной беспристрастных свидетелей непримиримых врагов.»

Н. П. Раевский, офицер, встречавший Лермонтова в кругу пятигорской молодежи летом 1841 года, рассказывал:

«Любили мы его все. У многих сложился такой взгляд, что у него был тяжелый, придирчивый характер. Ну, так это неправда; знать только нужно было, с какой стороны подойти… Пошлости, к которой он был необыкновенно чуток, в людях не терпел, но с людьми простыми и искренними и сам был прост и ласков».

Теперь я остановлюсь на пророческом даре Лермонтова, о котором довольно-таки много говорили и писали и продолжают говорить и писать. В 2011 году имела место передача на радио «Свобода», которая так и называлась «Пророческий дар Лермонтова». Иван Толстой, историк литературы, радио- и тележурналист, внук Алексея Николаевича Толстого, вел беседу с Леонидом Аринштейном, которого я только что упоминал.

Цитаты из Аринштейна в этой беседе:

«Я бы хотел сказать, что я отношусь к числу людей, которые очень далеки от каких бы то ни было оккультных наук, мистических представлений и веры в чудеса. Но в случае с Лермонтовым, как мне представляется, мы сталкиваемся с исключительным, по-своему уникальным явлением — действительно, это человек, который обладал исключительной внутренней силой, внутренней энергетикой, что позволяло ему многие вещи предвидеть, провидеть и выражать в своих стихотворениях. …

Дело в том, что, будучи еще юношей, совершенно молодым человеком, почти ребенком, он говорил о вещах, о которых даже взрослые люди и в то время, и гораздо позже, не то, что не имели представления, а не могли себе позволить говорить – о будущем России в историческом плане. …

По сути дела, Лермонтов предсказал падение династии Романовых, падение Царского Дома, предсказал кровавую революцию, предсказал все то, что этой революции сопутствует, – беззаконие, голод, эпидемии, поджоги, пожары и, прежде всего, кровь, кровь и еще раз кровь. А главное, что сама эта революция не может завершиться ничем иным как диктатурой еще более ужасной, чем то самодержавие, которое не нравилось каким-то слоям общества в то время. Лермонтов пишет об этом в 1830 году, и я особо прошу внимательно понять – ему в это время еще нет 16 лет!»

Тут Аринштейн читает знаменитое стихотворение Лермонтова “Предсказание”:

Предсказание.
Настанет год, России черный год,
Когда царей корона упадет;
Забудет чернь к ним прежнюю любовь,
И пища многих будет смерть и кровь;
Когда детей, когда невинных жен
Низвергнутый не защитит закон;
Когда чума от смрадных, мертвых тел
Начнет бродить среди печальных сел,
Чтобы платком из хижин вызывать,
И станет глад сей бедный край терзать;
И зарево окрасит волны рек:
В тот день явится мощный человек,
И ты его узнаешь – и поймешь,
Зачем в руке его булатный нож;
И горе для тебя!- твой плач, твой стон
Ему тогда покажется смешон;
И будет все ужасно, мрачно в нем,
Как плащ его с возвышенным челом.

И далее Аринштейн говорит: “Вот несколько строк, в которых, по сути дела, каждая строчка говорит о том, что произойдет почти через сто лет.”

Между прочим, сам Лермонтов утверждал, что обладает пророческими способностями:

С тех пор как вечный судия
Мне дал всеведенье пророка,
В очах людей читаю я
Страницы злобы и порока.

Русский публицист и философ Юрий Самарин, современник Лермонтова, писал о нём: “Прежде чем вы подошли к нему, он вас уже понял”.

Считается также, что Лермонтов очень точно предсказал свою собственную смерть в стихотворении «Сон»:

В полдневный жар в долине Дагестана
С свинцом в груди лежал недвижим я;
Глубокая еще дымилась рана,
По капле кровь точилася моя.

Говорят всё было очень похоже. Продробности дуэли толком неизвестны до сегодняшнего дня и обросли кучей домыслов и предположений, вполоть до самых чудовищных. Дуэль, правда, состоялась не в полдневный жар, а вечером и не в Дагестане, а в окрестностях Пятигорска. Но когда надо что-нибудь к чему-нибудь подогнать, то деталями и можно пренебречь J. Но на впечатлительных людей это действует.

Тот же Владимир Соловьев, цитату из которого я приводил выше, писал по поводу этого пророчества:

“Во всяком случае, остается факт, что Лермонтов не только предчувствовал свою роковую смерть, но и прямо видел ее заранее. Одного этого стихотворения “Сон” достаточно, чтобы признать за Лермонтовым врожденный, через голову многих поколений переданный ему гений”.

«…врождённый, через голову многих поколений переданный ему гений». В этой фразе Соловьёв намекает на ещё один любопытный элемент. Во второй половине 13 века в Шотландии жил и творил поэт певец, музыкант и провидец Томас Лермонт по прозванию Рифмач. Он прославился при королевском дворе как непревзойденный бард и прорицатель. За сбывшиеся прорицания его даже прозвали Правдивым Томасом. (Иногда, правда Томаса Лермонта называют мифической личностью.) Существует генеалогическое предположение, что Михаил Юрьевич Лермонтов является потомком Томаса Лермонта. И это якобы потому, что русский род Лермонтовых ведет свое начало от шотландца Георга Лермонта, попавшего в Россию в 1613 году в составе польской армии и то ли взятого в плен, то ли оставшегося добровольно и поступившему на службу к царю Михаилу Романову. Михаилу Юрьевичу Лермонтову нравилось думать, что знаменитый шотландский бард и прорицатель был его далеким предком. Однако британская компания, составляющая родословные, провела работу по проверке данной версии происхождения Лермонтова при помощи анализа ДНК. Но обнаружить родство между современными британскими Лермонтами и потомками Михаила Лермонтова не удалось.

Аспект пророческих свойств Лермонтова интересен, но об этом, пожалуй, хватит.

Считается, что часто колкое и язвительное отношение Михаила Юрьевича к окружающим и привело к печальным результатам. 13 июля 1841 года на вечере в знакомой семье был и он и его друг по военному училищу Николай Соломонович Мартынов. Есть даже упоминание, что они были друзьями с детства, фамильные усадьбы их родителей и прародителей вроде бы находились где-то рядом. Во время совместной учебы они были партнерами по фехтованию на эспадронах. Мартынов был из богатого рода, прекрасно образован, тоже поэт и тоже художник. Так вот на этом вечере в знакомой семье Лермонтов вроде бы изощрялся в язвительно-остроумных шутках, задевавших Мартынова. Николай Соломонович оскорбился и вызвал Михаила Юрьевича на дуэль. И убил.

На интернете есть очень большой материал российского литературного критика, публициста и журналиста Владимира Бондаренко (заместителя Проханова по газете «Завтра») о Николае Мартынове, его предках, семье, жизни и т.д. Бондаренко пишет:

«Николай Соломонович Мартынов (равно, как и его отец, Соломон Михайлович, дослужившийся до чина полковника) был человеком православным и дворянином.»

Однако вскоре Бондаренко замечает: «Отец его, Соломон Михайлович, как и положено Соломону (выделено мной ГГ), разбогател на винных откупах, то есть , занимался не самым уважаемым для русского дворянина занятием: спаивал русский народец.»

Здесь Бондаренко явно переклилкается с Солженицыным, утверждавшим, что русские потому склонны к пьянству, что евреи-шинкари систематически в своих корыстных целях спаивали русский народ. На эту тему даже есть анекдот:

Поймали трое евреев русского и говорят:
– Мы тебя сейчас будем спаивать! Двое будут тебя держать, а один наливать!
– Эээ, не, мужики, так не пойдет! Давайте так: ОДИН держит, а ДВОЕ – наливают.

Честно говоря, и смешно и противно читать как Бондаренко изощряется в намёках, что в смерти Лермонтова виноваты скорее всего опять же евреи.
Он, в частности, пишет:

Может, и правы еврейские источники, предполагающие , что Мартыновы ведут род от голландских торговых евреев, перебравшихся со временем в Польшу… Но это не так и важно. Как правило, примесью еврейской крови озабочены или чересчур крутые патриоты, или же выискивающие повсюду своих героев озабоченные еврейские историки. …

Вот и я в русских сводках о еврейских корнях Мартынова, даром что Соломонович, ничего не нашел, зато в израильских материалах обнаружил этот след от голландских евреев.»

Бондаренко всячески пытается изобразить Николая Мартынова жутким негодяем и завистником, хотя другие источники явно указывают, что он был дружелюбным, добросердечным и дружественным человеком, а Лермонтов в тот злополучный вечер своими язвительными колкостями среди общих знакомых его просто достал.
* * *

Мы подобрались ближе к ядру нашей сегодняшней темы – «Лермонтов. Поэзия и музыка».

В 1830 г. Лермонтов записал:

«Когда я был трех лет то была песня, от которой я плакал; ее не могу теперь вспомнить, но уверен, что если б услыхал ее, она бы произвела прежнее действие. Ее певала мне покойная мать».

Как я упоминал, еще в детстве Миша учился играть на разных инструментах. Затем продолжил занятия музыкой в Университетском благородном пансионе, а в 1829 публично исполнил аллегро из скрипичного концерта Л. Маурера — которое считается технически сложным произведением. Любовь к музыке продолжалась в течение всей его короткой жизни. На последнем году жизни поэт сам положил на музыку свою «Казачью колыбельную песню», но ноты до нас не дошли. В переписке поэта с А.М.Верещагиной упоминаются музыкальные импровизации поэта и его проект какого-то музыкального произведения. Но осуществить этот проект он не успел. Сохранилось воспоминание его товарища по Школе гвардейских подпрапорщиков, писавшего, что поэт “очень хорошо пел романсы…”

Белинский писал: “Читая всякую строку, вышедшую из-под пера Лермонтова, будто слушаешь музыкальные аккорды и в то же время следишь за потрясенными струнами, с которых сорваны они рукою невидимою.”

В 1983 году издательством «Советский Композитор» был выпущен справочник «Лермонтов в музыке» на 176 страницах. Составители Л.Морозова и Б.Розенфельд. В этом справочнике зарегистрировано 246 произведений Лермонтова; к ним в разное время, на протяжении почти полутора веков — от 40-х годов XIX века до 80-х годов XX века — обратились более тысячи композиторов; они создали более 2500 сочинений на лермонтовские темы и сюжеты, в том числе 50 опер, около 30 симфонических произведений.

В своей статье “Музыкальность Лермонтова” исследовательница из МГУ Мария Бульчук отмечает:

“До нас дошло немало свидетельств того, что Лермонтов был музыкально одарен, но, как писал И.Л.Андроников в статье «Образ Лермонтова»: «…если бы мы даже не знали об этом, мы догадались бы о его музыкальности, читая его стихи и прозу его». Любовь и способности поэта к музыке не могли не отразиться в его литературном творчестве. Он воспринимал действительность не только через зрительные образы, как художник, но и через образы музыкальные. Например, в 1830 году он писал: «Музыка моего сердца была совсем расстроена нынче. Ни одного звука не мог я извлечь из скрипки, из фортепиано, чтоб они не возмутили моего слуха». Лермонтов считал, что только музыка может полно передать глубинные душевные чувства и переживания. Возможности звуков почти безграничны.”

Ещё одна цитата из этой же статьи:

“И все же именно в лирике Лермонтова во всей полноте отразилось его тонкое музыкальное восприятие мира. Уже в ранних стихотворениях поэт нередко подражал русской фольклорной песенной традиции, близкой ему своей музыкальной составляющей. Преимущественно в ранний период своего творчества поэт создает несколько произведений под заголовками «Песня». Одно из них, юношеское стихотворение «Не знаю, не обманут ли был я», сходно с романсом… В еще одной «Песне» — «Желтый лист о стебель бьется» — поэт подражает фольклорному жанру, стремясь передать его ритмические особенности через использование белого тонического стиха, а также поэтику через аллегоричность и психологический параллелизм.”

Переходим к романсам и песням на стихи М.Ю.Лермонтова.

Первое сегодня у нас стихотворение и романс называется «Кинжал», но это не военная, а вовсе любовная лирика. Лермонтов даже вначале назвал своё стихотворение «Подарок». Это высочайшего уровня поэзия, каждое слово, каждая фраза отточена до предела. Поэт обращается к подаренному ему кинжалу.

Кинжал
Люблю тебя, булатный мой кинжал,
Товарищ светлый и холодный.
Задумчивый грузин на месть тебя ковал,
На грозный бой точил черкес свободный.

Лилейная рука тебя мне поднесла
В знак памяти, в минуту расставанья,
И в первый раз не кровь вдоль по тебе текла,
Но светлая слеза — жемчужина страданья.

И чёрные глаза, остановясь на мне,
Исполнены таинственной печали,
Как сталь твоя при трепетном огне,
То вдруг тускнели, то сверкали.

Ты дан мне в спутники, любви залог немой,
И страннику в тебе пример не бесполезный:
Да, я не изменюсь и буду твёрд душой,
Как ты, как ты, мой друг железный.
1838

Музыку романса написал Антон Григорьевич Рубинштейн (1829-1894) – композитор, пианист, дирижёр, музыкальный педагог, основатель первой российской консерватории в Петербурге в 1862 году.

“Неиссякаемая энергия позволяла Рубинштейну успешно совмещать активную исполнительскую, композиторскую, педагогическую и музыкально-просветительскую деятельность.”

Его младший братишка Коля – российский пианист-виртуоз и дирижёр, основатель Московской консерватории в 1866 году. Оба они из еврейской семьи, не бедной J. Папа Гриша – купец из Бердичева. Мама Клара – музыкант. 25 июля 1831 года 35 членов семьи Рубинштейн, начиная с деда — купца Рувена Рубинштейна из Житомира, приняли в Бердичеве православие. Толчком к этому, стал Указ императора Николая I о призыве еврейских детей на 25-летнюю воинскую службу кантонистами в пропорции 7 на каждые 1000. После принятия православия на семью перестали распространяться законы черты оседлости, и уже через год Рубинштейны поселились в Москве, где папа открыл небольшую карандашно-булавочную фабрику.

Добавлю, что Антон Рубинштейн – автор громадного количества самых разных музыкальных произведений, в том числе 16-ти романсов. И оперы «Демон» по поэме Лермонтова.

Поёт романс Сергей Иванович Мигай (1888-1959), Народный артист РСФСР. Большой театр: 1911-1924, Ленинградский: ТОБ – 1924-1927, после этого пел и там и там. Жена Валентина Абрамовна Иоффе — доктор физико-математических наук, дочь академика А. Ф. Иоффе. (Главный академик Иоффе доказал, коньяк и кофе вам заменят спорт и профилактика – Утренняя гимнастика, В.Высоцкий). Сведения о жене Мигая не имеют никакого отношения к Лермонтову 🙂

01 Kinzhal [Lermontov M;Rubinshtejn A]-Migaj S
* * *

Без Вас хочу сказать вам много,
При Вас я слушать вас хочу,
Но молча Вы глядите строго,
И я в смущении молчу.

Стесняем радостию детской,
Нет, не впишу я ничего
В альбоме жизни вашей светской —
Ни даже имя своего.

Мое вранье так неискусно,
Что им тревожить вас грешно…
Всё это было бы смешно,
Когда бы не было так грустно…
1840

Последние две строчки этого стихотворения стали крылатой фразой.

Стихотворение Лермонтов посвятил Александре Осиповне Смирновой-Россет (1809-1882). Она была в дружеских отношениях с Пушкиным, Гоголем, Жуковским. Лермонтов во время пребывания в Петербурге часто посещал ее литературный салон, а также встречался с нею в доме своих друзей Карамзиных.

«Софи Карамзина мне раз сказала, — вспоминала Смирнова-Россет в своей автобиографии, — что Лермонтов был обижен, что я ничего ему не сказала об его стихах. Альбом всегда лежал на маленьком столике в моем салоне. Он пришел как-то утром, не застал меня, поднялся вверх, открыл альбом и написал эти стихи».

Музыку романса написал Федор Николаевич Надененко (1902-1963) – талантливый украинский композитор и пианист. Цитата:

«В творчестве Надененко особое место занимала вокальная музыка, здесь он был непревзойденным мастером. Композитор написал более ста романсов на стихи А. Пушкина, М. Лермонтова, Т. Шевченко и других выдающихся поэтов. Они отличались глубокой искренностью, теплотой, непосредственностью и естественностью чувств.»

Поёт Народный артист СССР Юрий Гуляев (1930-1986). Цитата:

«По голосу Гуляев конкурировал с Муслимом Магомаевым; испытывая дружеские чувства к коллеге, купил и привёз ему из Франции ноты песни “История любви”. Написал музыку к 40 романсам и песням. Снимался в кино. На досуге его любимыми занятиями были шахматы и игра на фортепиано.»

02 Bez Vas hochu skazat’ Vam mnogo [Lermontov M;Nadenenko F]-Gulyaev Yu
* * *

Как небеса твой взор блистает
Эмалью голубой,
Как поцелуй звучит и тает
Твой голос молодой;

За звук один волшебной речи,
За твой единый взгляд,
Я рад отдать красавца сечи,
Грузинский мой булат;

И он порою сладко блещет,
И сладостней звучит,
При звуке том душа трепещет,
И в сердце кровь кипит.

Но жизнью бранной и мятежной
Не тешусь я с тех пор,
Как услыхал твой голос нежный
И встретил милый взор.
1837 или 1838.

Точный адресат неизвестен. В литературных кругах назывались три женщины, к которым оно могло быть обращено – Е.А.Чавчавадзе, С.М. Соллогуб и П.А.Бартенева.

Автор музыки – Георгий Васильевич Свиридов (1915-1998), советский и российский композитор и пианист. Народный артист СССР, Герой Социалистического Труда, Лауреат Ленинской премии, Сталинской премии первой степени, двух Государственных премий СССР и Государственной премии РФ . Среди сочинений Свиридова — всемирно известные музыкальные иллюстрации к повести А. С. Пушкина «Метель» и сюита «Время, вперёд!».

Свиридов создал множество произведений самых разных музыкальных жанров. Среди романсового творчества: 6 на слова Пушкина, 7 на слова Лермонтова, 33 на стихи Блока, большой вокальный цикл на стихи Есенина.

Поёт Анатолий Борисович Соловьяненко (1932-1999), Народный артист СССР. Стажировался в Ла Скала. В течение тридцати лет солист Киевского театра оперы и балета им. Т.Шевченко. В его обширном концертном репертуаре арии из опер, романсы, украинские, русские народные и неаполитанские песни. Свободно владел итальянским языком. Несколько сезонов выступал в «Метрополитен-опера». Сын Андрей, бизнесмен, живёт и работает в Канаде. Сын Анатолий, главный режиссёр Киевского театра оперы и балета, Народный артист Украины. Сведения о сыновьях не имеют отношения к Лермонтову J.

03 Kak nebesa tvoj vzor blistaet [Lermontov M;Sviridov G]-Solov’yanenko A
* * *

Мы снова встретились с тобой,
Но как мы оба изменились!..
Года унылой чередой
От нас невидимо сокрылись.

Ищу в глазах твоих огня,
Ищу в душе своей волненья,
Ах! Как тебя, так и меня
Убило жизни тяготенье!..
1829

Посвящено К***, это всё что известно.

Автор музыки Сартинский-Бей Дмитрий Константинович – гитарист и композитор конца XIX – начала XX века, автор многочисленных романсов и песен. Особой известностью он пользовался в 1890-х и в начале 1900-х годов в Петербурге, где много выступал на вечерах в аристократических салонах. Сведения о происхождении и жизни скудны и противоречивы, что-то связано с Турцией. Но кое-что о нём известно. Цитата:

“На второй год жизни в Одессе Д. К. Сартинский-Бей женился на сестре милосердия Амалии Клепфер, а еще через год выехал на гастроли в Петербург, взяв на дорогу все сбережения жены, 400 рублей, после чего бесследно исчез. Жена узнала только, что Петербург он покинул с какой-то молодой дамой. В 1900 году Сартинский был уже администратором знаменитой певицы Анастасии Дмитриевны Вяльцевой, исполнительницы романсов и русских народных песен (один из романсов Сартинского – “Поймешь ли ты?” – не только исполнялся ею в концертах, но и был несколько раз записан на пластинки). …

В феврале 1903 года Сартинский-Бей, не разводясь с А.Клепфер, женился на мандолинистке Амалии Легодиной. Однако это обстоятельство вскоре вскрылось из-за вмешательства свояка его первой жены Долина, бывшего полицейским офицером в Одессе. По его заявлению гитарист был арестован и доставлен в полицейский участок Арбатской части. В ходе разбирательства выяснилось, что брачные аферы Сартинского этим не ограничиваются: оказалось, что на пути Нижний Новгород – Москва он также обвенчался, но очень скоро оставил и эту жену, похитив у нее около 1000 рублей и драгоценности. Более того, оформляя затем документы у турецкого консула, Сартинский указал в анкете, что он холост. Дело “гитариста-троеженца” получило широкую огласку, о нем писали в газетах…”

(Не исключено, что Ильф и Петров знали что-то о Сартинском-Бее, создавая образ талантливого афериста Остапа Бендера. Он тоже представлялся как сын «турецко-подданного» и его полное име Остап-Сулейман-Берта-Мария Бендер-Бей.)

Поёт Анатолий Иванович Орфёнов (1908-1987), оперный певец и музыкальный педагог, Заслуженный артист РСФСР. В течение 13-ти лет солист Большого театра. Доцент института имени Гнесиных (1950-1971), педагог Большого театра СССР, Каирской консерватории и Братиславской консерватории. Был и заведующим оперной труппой Большого театра. Спел и записал много романсов, он для нас с вами уже певал разные романсы.

04 My snova vstretilis’ s toboyu [Lermontov M;Sartinskij D]-Orfyonov A
* * *

Желтый лист о стебель бьется
Перед бурей:
Сердце бедное трепещет
Пред несчастьем.

Что за важность, если ветер
Мой листок одинокой
Унесет далеко, далеко,
Пожалеет ли об нем
Ветка сирая;

Зачем грустить молодцу,
Если рок судил ему
Угаснуть в краю чужом?
Пожалеет ли об нем
Красна девица?
1831

Стихотворению этому поэт дал название «Песня». Оно и впрямь по языку и стилю сделано как народная песня. Такое вот у поэта было в тот момент настроение и такие ассоциации.

Музыку к стихотворению написал Милий Алексеевич Балакирев (1837-1910), композитор, пианист, дирижер, музыкальный общественный деятель, организатор и глава широко известной «Могучей кучки» (Балакирев, Мусоргский, Бородин, Римский-Корсаков, Кюи). В активе Балакирева 44 активно исполняющихся романса, из них 13 на слова Лермонтова. Любопытно, что в 10-летнем возрасте Милия отвезли в Москву, где он взял 10 уроков пианизма у самогО Александра Дюбюка, автора многочисленных популярнейших романсов и превосходного пианиста.

Поёт романс один из великолепнейших басов мира, Народный артист Болгарии Борис Христов (1914-1975), всемирно востребованный оперный певец, замеченный в 1942 году болгарским царем Борисом III и отправленный им на учебу в Италию. Многие музыкальные критики нашего времени считают Бориса Христова величайшим басом второй половины XX века с точки зрения вокальных данных, артистических способностей и сценического эффекта.

В дополнение к оперному репертуару Христов спел и записал по меньшей мере 126 русских романсов и народных песен, в том числе 14 романсов на слова Лермонтова. Русский репертуар были близок ему по духу и по языку, но в отличие от своего земляка, тоже знаменитого баса Николая Гяурова, Христов никогда не гастролировал в Советском Союзе. Он откровенно ненавидел Советский Союз за установление в Болгарии власти коммунистов.

05 Pesnya [Lermontov M;Balakirev M]-Hristov B
* * *

Портрет
Расстались мы; но твой портрет
Я на груди моей храню:
Как бледный призрак лучших лет,
Он душу радует мою.

И новым преданный страстям
Я разлюбить его не мог:
Так храм оставленный — всё храм,
Кумир поверженный — всё бог!
1837

Я вам прочту историю создания и анализ этого замечательного стихотворения. Автор анализа мне неизвестен. Сделаю только очевидное замечание – это не истина в последней инстанции, а всего лишь мнение одного человека.

«У Михаила Лермонтова было несколько серьезных романов, однако самыми длительными и мучительными оказались взаимоотношения поэта с Екатериной Сушковой. Он познакомился со своей избранницей в 15 лет, находясь в гостях у своей кузины Александры Верещагиной, и уже через несколько дней признался Сушковой в своих чувствах, которые вызвали у юной барышни бурю насмешек. Однако именно в этот период Лермонтов буквально засыпал возлюбленную стихотворными признаниями, а она, при всей взбалмошности своего характера и склонности постоянно подтрунивать над избранником, бережно их хранила.

Им довелось вновь встретиться лишь в 1834 году в Москве. На одном из балов известный баритон Михаил Яковлев исполнил романс на стихи Александра Пушкина «Я вас любил, любовь еще, быть может», который произвел на молодого поэта неизгладимое впечатление. Однако Екатерина Сушкова заверила Лермонтова, что его любовные стихи ничуть не хуже и даже процитировала по памяти несколько строк из произведения «Я не люблю тебя; страстей и мук умчался прежний сон».

Я не люблю тебя; страстей
И мук умчался прежний сон;
Но образ твой в душе моей
Все жив, хотя бессилен он;
Другим предавшися мечтам,
Я все забыть его не мог; —
Так храм оставленный — все храм,
Кумир поверженный — все бог!

Поэт был изумлен и обескуражен тем, что девушка, к которой он испытывает самые нежные чувства, помнит наизусть его стихи. Вместе с тем Лермонтов испытал неловкость за то, что сам начисто их позабыл. Поэтому он попросил Сушкову, чтобы она передала ему стихи, и тогда он сможет их улучшить. Но – получил отказ, так как девушка не хотела что-либо менять в произведениях, которые глубоко запали ей в душу.

Тем не менее, в 1837 году Лермонтов частично восстановил по памяти стихотворение … и на его основе создал совершенно другое произведение, которое было опубликовано в 1840 году под названием «Расстались мы, но твой портрет…». К тому времени во взаимоотношениях Сушковой и Лермонтова действительно были расставлены все точки над «i». Поэт сумел перебороть свое болезненное и безответное чувство к блистательной светской львице. Более того, он жестоко отомстил кокетке, заставив ее в себя влюбиться, а после публично заявив, что не испытывает к Сушковой никаких чувств. Однако стихотворение «Расстались мы, но твой портрет…» все же свидетельствует об обратном. В этом произведении поэт признается, что бережно хранит на своей груди портрет той, к которой долгие годы испытывал безответную любовь. Действительно, по воспоминаниям очевидцев, Лермонтов вместе с нательным крестом носил на шее медальон с миниатюрным портретом Сушковой и расстался с этим дорогом для него украшением лишь незадолго до гибели на дуэли. Для поэта портрет возлюбленной «бледный призрак лучших дней», которые согревает его душу воспоминаниями о беззаботной юношеской поре, когда, казалось, весь мир лежит у его ног.

Кроме этого, автор признается, что «новым преданный страстям, я разлюбить его не мог», Этой фразой Лермонтов подчеркивает, что он по-прежнему влюблен, однако не в нынешнюю первую красавицу Санкт-Петербурга, а в беззаботную юную особу, которой была Сушкова много лет назад. Поэт любит саму память о ней, прекрасно отдавая себе отчет, что его избранница в своей нынешней ипостаси, увлеченная балами и поисками состоятельного супруга, не имеет с той кокетливой девочкой, которую он помнит, ничего общего.

Но, в то же время, Лермонтов отмечает, что «храм оставленный — все храм, кумир поверженный — все Бог». Финальная фраза стихотворения означает, что чувства, которые доводится испытать человеку в жизни, навсегда останутся в его душе. И даже если сама любовь угасла и ушла безвозвратно, воспоминания о ней, овеянные легкой грустью, по-прежнему будут согревать сердце и дарить ощущение радости.»

Конец длинного анализа. Другой исследователь и «анализатор», полагает, что последняя редакция стихотворения “Портрет” была посвящена уже не Екатерине Сушковой, а Варваре Лопухиой, к которой поэт питал глубокое чувство до конца своих дней.

Музыку романса написал Леонид Дмитриевич Малашкин (1842-1902),
композитор, дирижёр, пианист и фисгармонист. (Фисгармония – клавишный пневматический духовой инструмент. Вроде как смесь органа и гармошки).
В творческом наследии Малашкина наибольшее значение имели романсы. Особенной известностью пользовался романс «О, если б мог выразить в звуке».

Один из родственников Малашкина писал:
“В семидесятых годах XIX века буквально вся Россия — от курсисток до корифеев сцены — пела сочинения Малашкина. … Композитор удивительно исполнял свои романсы, аккомпанируя на органе. Любовь к романсам, быть может, перешла от замечательного русского композитора Александра Ивановича Дюбюка, автора многочисленных популярных романсов, у которого Леонид Малашкин делал первые шаги в музыке.”

Поёт романс Лермонтова и Малашкина популярный современный, уже немолодой, но замечательный автор-исполнитель Заслуженный артист России, бывший актер Ленинградского ТЮЗа, Виктор Сергеевич Федоров-Вишняков (1941), творчеству которого я посвятил специальную концерт-беседу в июле 2010 года. Федоров-Вишняков стал сочинять музыку на стихи разных поэтов в 80-е годы. Покинув ТЮЗ в 1992 году, он поступил в Театр «На Неве» и проработал там 11 лет. С 2000 года стал писать уже свои стихи и музыку к ним и стал выступать как автор-исполнитель.

06 Portret [Lermontov M;Malashkin L]-Fedorov(Vishnyakov) V
* * *

Ветка Палестины
Скажи мне, ветка Палестины:
Где ты росла, где ты цвела,
Каких холмов, какой долины
Ты украшением была?

У вод ли чистых Иордана
Востока луч тебя ласкал,
Ночной ли ветр в горах Ливана
Тебя сердито колыхал?

Молитву ль тихую читали,
Иль пели песни старины,
Когда листы твои сплетали
Солима бедные сыны?

И пальма та жива ль поныне?
Все так же ль манит в летний зной
Она прохожего в пустыне
Широколиственной главой?

Или в разлуке безотрадной
Она увяла, как и ты,
И дольний прах ложится жадно
На пожелтевшие листы?..

Поведай: набожной рукою
Кто в этот край тебя занёс?
Грустил он часто над тобою?
Хранишь ты след горючих слёз?

Иль, божьей рати лучший воин,
Он был с безоблачным челом,
Как ты, всегда небес достоин
Перед людьми и божеством?..

Заботой тайною хранима
Перед иконой золотой,
Стоишь ты, ветвь Ерусалима,
Святыни верный часовой!

Прозрачный сумрак, луч лампады,
Кивот и крест, симвOл святой…
Всё полно мира и отрады
Вокруг тебя и над тобой.
1837

Милая философская лирика полная тёплых чувств к Ближнему востоку и его святым местам. (Для меня это стихотворение чем-то перекликается со знаментиейшим, великолепнейшим и мудрейшим его же шедевром «Три пальмы», написанным годом позже.)

А история стихотворения такая. Лермонтов был дружен с писателем, поэтом, драматургом, паломником и путешественником Андреем Николаевичем Муравьёвым. В 1837 году, незадолго перед арестом, связанным со стихотворением «Смерь поэта», Михаил Юрьевич зашел к Муравьёву в гости. Но того не было дома и надо было подождать. А в комнате были пальмовые ветки, привезенные Муравьёвым из поездки на Ближний восток. И к поэту пришло вдохновение. (У поэтов, да и не только у поэтов, никогда не знаешь, когда вдохновение придёт и когда уйдёт J Помните, у Высоцкого: «Меня сегодня муза посетила, немного посидела и ушла.»). Перо, бумага и Лермонтов тут же посвятил Муравьёву новое прелестное стихотворение «Ветка Палестины». (Помните, в Евгении Онегине: «Дай, няня, мне перо, бумагу, и стол придвинь, я скоро лягу.») «Ветка Палестины» была напечатана в 1939 году в журнале «Отечественные записки».

Музыку к «Ветке Палестины» написала – угадайте кто? Нет, не Александра Пахмутова и не Людмила Лядова. Музыку написала Полина Виардо (не случайно Иван Тургеев так её любил 🙂 ).

Полина Виардо (1821-1910) была не только одной из самых прославленных оперных и концертных певиц XIX века и не только пользовавшейся большим авторитетом наставницей в пении и замечательной пианисткой. Она была также и плодовитым композитором. Полина была близко знакома со многими знаменитыми европейскими композиторами (Шопен, Берлиоз, Гуно, Мейербер и другие) и, говорят, даже была иногда для них источником вдохновения. Ею самой было создано около 250 композиций в различных жанрах, среди них наиболее значительное место занимают песенные композиции для одного или нескольких голосов в сопровождении фортепиано. Она писала также камерную музыку, пьесы для фортепиано и произведения для сцены. Ей принадлежат обработки и издания чужих произведений, а также обработки народных песен разных стран. Она переложила на музыку тексты очень многих европейских поэтов, а также русскую лирику Пушкина, Фета, Лермонтова, Кольцова и Тютчева – всего 37 вокальных произведений на слова русских поэтов, из них 16 только на слова Пушкина.

Романс «Ветка Палестины» исполняет для вас заслуженный артист России, солист Московской филармонии и Ансамбля советской песни Вячеслав Михайлович Турчанинов (1954), о жизни и творчестве которого практически ничего неизвестно, хотя он и присутствует в Красной Книге российской эстрады.

07 Vetka Palestiny [Lermontov M;Viardo P]-Turchaninov V
####################################################################

Часть 2  (5 июня 2016)

В прошлой, первой части концерт-беседы «Лермонтов: Поэзия и Музыка» я уделил довольно много времени разным характерным, необычным и интригующим аспектам очень короткой жизни Михаила Юрьевича, его более чем выдающегося творчества, и особым противоречивым чертам его поэтической личности. Поэтому мы успели прослушать довольно мало романсов на его стихи, созданных очень многими композиторами, в том числе самыми выдающимися. Сегодня мы продолжим.

Она поёт — и звуки тают,
Как поцелуи на устах,
Глядит — и небеса играют
В её божественных глазах;

Идёт ли — все её движенья,
Иль молвит слово — все черты
Так полны чувства, выраженья,
Так полны дивной простоты.
1838

Это о певице Прасковье Арсеньевне Бартеневой (1811-1872). Очень популярное в те годы в Петербурге и Москве салонное сопрано с редким по красоте и силе голосом “металлического” тембра и обширного диапазона. Репертуар Прасковьи Арсеньевны включал романсы, народные песни, арии из опер. В 1830 году Бартенева исполнила “Соловей” А. Алябьева в концерте на московском балу. Лермонтов посвятил Бартеневой по меньшей мере ещё два стихотворения. Ей посвящали стихи и многие другие поэты того времени.

Это стихотворение своей внутренней музыкальностью и, возможно самОй вокально-музыкальной темой, привлекло внимание очень многих композиторов. Среди них Балакирев, Кюи, Рубинштейн, Глинка, Даргомыжский и другие, в том числе талантливый гитарист и композитор, способный администратор и удачливый “брачный аферист” полутурецкого происхождения Дмитрий Сартинский-Бей. Я о нём рассказывал в прошлый раз. Его вариант музыки оказался более интересным, его вы и услышите.

А петь будет очень милая современная эстрадная исполнительница своих и чужих песен и романсов, виолончелистка и гитаристка, к тому же ещё и журналистка, Заслуженная артистка Rеспублики Татарстан, Юлия Яковлевна Зиганшина (1970). Юлия успешно даёт концерты по всей России и в других странах – Германии, Франции, Испании, Польше, Израиле. Выпустила 14 CD и один DVD. Юлия Зиганшина – хозяйка музыкального салона «Казанский романс», открытого в октябре 2000 года, где проходят выступления лучших молодых исполнителей русского романса.

08 Ona poyot [Lermontov M;Sartinskij D]-Ziganshina Yu
* * *

Звуки и взор
О, полно ударять рукой
По струнам арфы золотой.
Смотри, как сердце воли просит,
Слеза кати́тся из очей;
Мне каждый звук опять приносит
Печали пролетевших дней.

Нет, лучше с трепетом любви
Свой взор на мне останови,
Чтоб роковое вспоминанье
Я в настоящем утопил
И всё своё существованье
В единый миг переселил.
1830 (1831)

Вдохновение, судя по содержанию, вызвано девушкой, арфой, воспоминаниями и желанием вернуть прошлое. Красивая и прочувствованная любовная лирика с музыкальным уклоном. Кстати, об удивительных музыкальных способностях молодого поэта, прозаика, драматурга, переводчика и несомненно талантливого художника, Михаила Лермонтова я тоже рассказывал в прошлый раз. Он играл на рояле, скрипке и виолончели, и даже сочинил музыку к одному из своих стихотворений, причем не просто придумал мелодию, а сочинил музыку. И однажды в концерте на сцене исполнял довольно сложное скрипичное произведение.

Стихотворение, которое я только что прочел, поэт назвал «Звуки и взор».
Вы услышите романс на эти слова с музыкой советского композитора и музыкального педагога Виктора Владимировича Волошинова (1905-1960). Жил недолго, сочинил довольно много произведений разного жанра, среди них восемь романсов на стихи Лермонтова.

Поёт для нас с вами Народный артист РСФСР, Лауреат Государственной премии, оперный лирический баритон, в течение сорока лет ведущий солист Ленинградскопго Малого оперного театра, один из очень известных, не будет преувеличением сказать выдающихся, исполнителей романсов, доцент Ленинградской консерватории Сергей Николаевич Шапошников (1911-1973). Он спел и записал очень много романсов самых разных композиторов, т.е. записал больше ста, а спел наверняка и того больше. Папа скрипач, мама пианистка. Сергей Яковлевич Лемешев очень высоко отзывался об академизме и благородстве исполнения Шапошникова. Они и пели иногда вместе, например Шапошников – Онегина, Лемешев – Ленского.

09 Zvuki i vzor [Lermontov M;Voloshinov V]-Shaposhnikov S
* * *

Она не гордой красотою
Прельщает юношей живых,
Она не водит за собою
Толпу вздыхателей немых.

И стан ее не стан богини,
И грудь волною не встает,
И в ней никто своей святыни,
Припав к земле, не признает;

Однако все её движенья,
Улыбки, речи и черты
Так полны жизни, вдохновенья,
Так полны чудной простоты.

И голос в душу проникает
Как вспоминанье лучших дней,
И сердце любит и страдает,
Почти стыдясь любви своей.
1832

Считают, что это стихотворение посвящено Варваре ЛопухинОй, к которой Лермонтов питал очень тёплые чувства ещё с 15-ти лет, правда в то время он также любил и Екатерину Сушкову и отдал предпочтение последней. А ЛопухинА вскоре вышла замуж и поэт, по воспоминаниям современников, очень ревновал. История их отношений была сложной, и мы к Варваре ЛопухинОй ещё вернемся несколько позже.

Музыка Георгия Свиридова, мы в прошлый раз слушали его романс на слова Лермонтова «Как небеса твой взор блистает». Петь будет современный вокалист, Владимир Викторович Байков (1974) бас-баритон, иногда о нем пишут «бас с баритональной окраской». Окончил химико-технологический институт, там же и аспирантуру на кафедре кибернетики, а потом и Московскую консерваторию. Три года был солистом театра Станиславского, ещё три года солистом Центра Оперного Пения Галины Вишневской, потом четыре года был солистом оперного театра Швейцарии, потом три сезона солистом Боннской оперы. Продолжает петь во многих российских театрах и театрах мира – среди них Финляндия, Бельгия, Португалия, Италия, Польша – он весьма и весьма востребован. Лауреат разных международных вокальных конкурсов и лауреат премии Фонда Ирины Архиповой.

Цитата:
«Певец обладает целым рядом важнейших артистических качеств: безупречной техникой, собственным вИдением музыкального контекста, вкусом к звуку. Исполняемая им музыка восхищает целостным постижением партитуры и тембровой изобретательностью.»

10 Ona ne gordoj krasotoyu [Lermontov M;Sviridov G]-Bajkov V
* * *

Поцелуями прежде считал
Я счастливую жизнь свою,
Но теперь я от счастья устал,
Но теперь никого не люблю.

И слезами когда-то считал
Я мятежную жизнь мою,
Но тогда я любил и желал; —
А теперь никого не люблю!

И я счет своих лет потерял
И я крылья забвенья ловлю: —
Как я сердце унесть бы им дал!
Как бы вечность им бросил мою!
1832

Цитата:
«Стихотворение «Поцелуями прежде считал…» датировано 1832 годом и относится к раннему творчеству Лермонтова. Литературоведы до сих пор не выяснили, кому посвящено произведение. Зачастую называются три девушки, в разное время бывшие возлюбленными поэта: Екатерина Сушкова, Наталья Иванова и Варвара ЛопухинА.»

Лермонтову здесь всего 18 лет. Но стихотворение написано явно в какие-то минуты усталости, разочарованности в любви, даже разочарованности в жизни. Уж мы то с вами знаем – это бывает в любом возрасте J, а особенно у чувствительных поэтов, каким несомненно был Михаил Лермонтов. После этого он ещё многих любил и вообще жил активной жизнью, но какие-то минуты своего психологического состояния в какое-то конкретное время он запечатлел в этом стихотворении. Похожие темы позже были, и у Есенина да и у многих других поэтов.

Вы услышите музыкальный вариант этого стихотворения в исполнении автора-исполнителя Александра Борисовича Матюхина (1947). Во вступлении к своему сайту Александр Матюхин написал такие слова:

«Поэзия – и учит, и возвышает, и утешает, и лечит, – находя прямой путь к уму и сердцу человека. В сочетании с музыкой, соответствующей смыслу и настроению стихотворения, этот путь становится еще короче, слушателю могут открыться новые глубины и нюансы поэтического текста. Природа подарила мне способность слышать музыку поэтической речи. Я научился воспроизводить и записывать эту музыку. Результатами этого творчества я и хотел бы поделиться со всеми, кто неравнодушен к поэзии.»

Матюхин сочинил и спел более 400 песен, романсов и баллад на стихи по меньшей мере 60-ти поэтов, в том числе в каком-то количестве и на свои. В списке поэтов Пушкин, Лермонтов, Некрасов, Фет, Блок, Ахматова, Цветаева, Мандельштам, Бернс и много других. На стихи Лермонтова у Матюхина 14 песен и романсов. По образованию Александр Матюхин экономист. Живет в Санкт-Петербурге. У него, на мой взгляд, нет выдающихся мелодий, но есть гитарное сопровождение, которое добавляет к поэзии музыку, и иногда довольно удачно.

11 Poceluyami prezhde schital [Lermontov M;Matyuhin A]-Matyuhin A
* * *

В минуту жизни трудную,
Теснится ль в сердце грусть,
Одну молитву чудную
Твержу я наизусть.

Есть сила благодатная
В созвучье слов живых,
И дышит непонятная,
Святая прелесть в них.

С души как бремя скатится,
Сомненье далеко —
И верится, и плачется,
И так легко, легко…
1839

В 1839 году в салоне Карамзиных Лермонтов познакомился с молодой вдовой Марией Алексеевной Щербатовой. Это была очень молодая вдова – ей было всего 19 лет. Её выдали замуж в 17 лет, а через год муж умер. Блондинка с синими глазами, она была, по словам М.И. Глинки, «видная, статная и чрезвычайно увлекательная женщина». По свидетельству троюродного брата Лермонтова А.П.Шан-Гирея, поэт был «сильно заинтересован княгиней Щербатовой», которая, по его признанию, была такова, «что ни в сказке сказать, ни пером описать». Обстоятельства складывались довольно удачно, Марии Щербатовой нравилась поэзия Лермонтова. После чтения поэмы «Демон» она сказала ему: «Мне ваш Демон нравится: я бы хотела с ним опуститься на дно морское и полететь за облака». По-моему, очень прозрачный намёк J.

Александра Смирнова-Россет (я её упоминал в прошлый раз, Лермонтов посвятил ей стихотворение, кончающееся ставшей крылатой фразой «Всё это было бы смешно, когда бы не было так грустно») писала в своих воспоминаниях, что как-то при ней Лермонтов пожаловался Марии Щербатовой, что ему грустно. Щербатова спросила, молится ли он когда-нибудь? Он сказал, что забыл все молитвы. «Неужели вы забыли все молитвы, – воскликнула княгиня Щербатова, – не может быть!» И тогда Александра Смирнова сказала княгине: «Научите его читать хоть Богородицу». Щербатова тут же прочитала Лермонтову Богородицу. А к концу того же вечера поэт написал стихотворение «Молитва», которое и посвятил и преподнес ей.

Эту блондинку с синими глазами, к тому же, “видную, статную и чрезвычайно увлекательную женщину” связывают, хоть она и отрицает, с первой дуэлью Лермонтова с французом Э. де Барантом, повлекшей за собой вторую ссылку поэта на Кавказ. Чиновник, дипломат и мемуарист Н.М.Смирнов в своих «Памятных заметках» рассказывал, что Лермонтов «влюбился во вдову княгиню Щербатову…, за которой волочился сын французского посла барона Баранта. Соперничество в любви и сплетни поссорили Лермонтова с Барантом… Они дрались…»

Эта дуэль была без жертв, Барант промахнулся, а Лермонтов выстрелил в воздух. Это всё об истории сочинения Лермонтовым стихотворения «Молитва»

К этому знаменитому стихотворению сочинили музыку более сорока композиторов, в том числе Глинка, Рубинштейн, Даргомыжский, Мусоргский, Гурилев. Но самой популярной оказалась музыка Петра Петровича Булахова (1822-1885), автора более ста популярных романсов, и он у нас с вами многократно бывал.

Петь будет Заслуженный артист России Анатолий Григорьевич Титов (1938-2008), исполнительскому творчеству которого была посвящена отдельная наша встреча год назад.

12 V minutu zhizni trudnuyu [Lermontov M;Bulahov P]-Titov A
* * *

Завещание
Наедине с тобою, брат,
Хотел бы я побыть:
На свете мало, говорят,
Мне остается жить!
Поедешь скоро ты домой:
Смотри ж… Да что? Моей судьбой,
Сказать по правде, очень
Никто не озабочен.

А если спросит кто-нибудь…
Ну, кто бы ни спросил,
Скажи им, что навылет в грудь
Я пулей ранен был,
Что умер честно за царя,
Что плохи наши лекаря
И что родному краю
Поклон я посылаю.

Отца и мать мою едва ль
Застанешь ты в живых…
Признаться, право, было б жаль
Мне опечалить их;
Но если кто из них и жив,
Скажи, что я писать ленив,
Что полк в поход послали
И чтоб меня не ждали.

Соседка есть у них одна…
Как вспомнишь, как давно
Расстались!.. Обо мне она
Не спросит… Всё равно
Ты расскажи всю правду ей,
Пустого сердца не жалей, —
Пускай она поплачет…
Ей ничего не значит!
1840

По мнению Виссариона Белинского, «…это похоронная песнь жизни и всем ее обольщениям, тем более ужасная, что ее голос не глухой и не громкий, а холодно спокойный…»

Тема в, общем-то, не новая. Умирающий воин или умирающий ямщик или умирающий бродяга с Сахалина передают последние слова друзьям и родным. А Лермонтов, как мы знаем, мог быть временами очень язвительным, и я думаю (возможно только я один так думаю), это стихотворение написано ради завершающей строчки “пускай она поплачет, ей ничего не значит”, что вполне претендует на крылатую фразу. В тот период времени, когда замечательный поэт замыслил своё стихотворение, он очевидно совершенно необоснованно считал женщин бессердечными существами J.

Я сказал “мог быть временами очень язвительным”, вспомните строчки “а вы, надменные потомки известной подлостью прославленных отцов” или “вы, жадною толпой стоящие у трона, свободы, гения и славы палачи”. Вряд ли существовало когда-нибудь более язвительное политическое стихотворение, за которое Лермонтова и отправили в первую ссылку на Кавказ.

Музыку к этому стихотворению создала и сама же спела одна очень творческая женщина – Елена Якубович, точнее Елена Янгфельдт-Якубович. Бывшая советская актриса и эстрадная исполнительница, она уже более 25 лет живёт в Стокгольме с мужем, известным шведским славистом, писателем и переводчиком Бенгтом Янгфельдтом и двумя дочерьми. В её активе сотни концертов во многих странах Европы. Поёт много русских романсов, издала несколько дисков.

13 Zaveshhanie [Lermontov M;Yakubovich E]-Yakubovich E
* * *

Благодарю!.. Вчера мое признанье
И стих мой ты без смеха приняла;
Хоть ты страстей моих не поняла,
Но за твое притворное вниманье
Благодарю!

В другом краю ты некогда пленяла,
Твой чудный взор и острота речей
Останутся навек в душе моей,
Но не хочу, чтобы ты мне сказала:
Благодарю!

Я б не желал умножить в цвете жизни
Печальную толпу твоих рабов
И от тебя услышать, вместо слов
Язвительной, жестокой укоризны:
Благодарю!

О, пусть холодность мне твой взор покажет,
Пусть он убьет надежды и мечты
И все, что в сердце возродила ты;
Душа моя тебе тогда лишь скажет:
Благодарю!
1830

Это хоть и раннее, но очень зрелое стихотворение Лермонтова с рефреном ‘Благодарю’ посвящено одной из ранних влюблённостей поэта – Екатерине Сушковой. Они познакомились в 1830 году, когда Лермонтову было 16 лет. Восемнадцатилетняя столичная барышня, у которой были, по словам писательницы Веры Петровны Желиховской, «стройный стан, красивая, выразительная физиономия, черные глаза, сводившие многих с ума, великолепные, как смоль, волосы, в буквальном смысле доходившие до пят, бойкость, находчивость и природная острота ума», произвела сильное впечатление на юного поэта. Сушкова была на два с половиной года старше и относилась к влюблённости поэта с некоторым пренебрежением. В этом же году Лермонтов посвятил Сушковой ещё 10 стихотворений (Позже их стали называть «Сушковский цикл»). А она принимая стихи влюбленного в неё поэта, не скрывала своего насмешливого отношения к его чувствам. Жизнь сложилась так, что через несколько лет его влюблённость прошла, а она как раз в него влюбилась. Кончилось это всё ничем. В 1838 г. Сушкова вышла замуж за дипломата А. В. Хвостова, в 1868 году умерла. Посмертно, в 1870 году, была опубликована её книга воспоминаний «Записки», содержащая ценные сведения о Лермонтове.

Стихотворение Лермонтова «Благодарю», на мой взгляд, на мой вкус, намного лиричнее, тоньше и содержательнее, чем написанное через сто с лишним лет почти аналогичное стихотворение Роберта Рождественского с практически таким же названием, и которое с музыкой Бабаджаняна успешно пел Муслим Магомаев. У Рождественского по моему бессмысленный набор слов:

Благодарю тебя
За песенность города
И откровенного и тайного.
Благодарю тебя,
Что всем было холодно,
А ты оттаяла, оттаяла…

Что такое «песенность города» причем «и откровенного и тайного»? И почему за эту странную песенность города надо благодарить любимую женщину? И почему надо благодатить за то, что «всем было холодно», (правда, никто не превратился в лёд), а она почему-то оттаяла. Подгонка слов с претензией на загадочное глубокомыслие. Иногда псевдо-поэзию пытаются выдать за якобы что-то стоящее. Ну да ладно. Я отвлекся из-за аналогии.

Музыку к стихотворению Лермонтова «Благодарю» написал и сам же спел современный Санкт-Петербургский певец, поэт, композитор, пианист, артист театра и кино, а также преподаватель вокала Игорь Робертович Балакирев (1969). Он выступает с концертами, в которых поёт романсы на стихи русских поэтов 19 века и играет на рояле музыкальные пьесы.

А вот цитата из статьи в газете «Московский комсомолец» (интервью с Игорем Балакиревым) за 11 февраля прошлого года:

«Звезду эстрады, «Серебряный голос России» Олега Погудина уличают в плутовстве. Питерский композитор Игорь Балакирев считает, что “король романсов” около десяти лет исполнял его музыку, а авторские вознаграждения утаивал. Композитор собрал доказательства мухлежа — видео с концертов и отчеты из Российского авторского общества. Теперь Балакирев требует с Погудина 10 тысяч долларов. «Я никому ничего не должен!» — коротко возмущается певец и ждет суда.»

Это только начало статьи-интервью. Дальше идут всякие подробности якобы мошеннического поведения Олега Погудина, который пел много сочинений Игоря Балакирева, не объявляя автора.

14 Blagodaryu [Lermontov M,Balakirev I]-Balakirev I
* * *

Нищий
У врат обители святой
Стоял просящий подаянья
Бедняк иссохший, чуть живой
От глада, жажды и страданья.

Куска лишь хлеба он просил,
И взор являл живую муку,
И кто-то камень положил
В его протянутую руку.

Так я молил твоей любви
С слезами горькими, с тоскою;
Так чувства лучшие мои
Обмануты навек тобою!
1830

Это тоже «Сушковского цикла». Аллегорическая любовная лирика, основанная на реальном случае. В своих мемуарах, я о них только что упоминал, Екатерина Сушкова рассказала историю создания этого стихотворения. Дело было так, что в августе 1830 года большая компания молодежи отправилась в четырехдневную пешую прогулку из Тархан в Троице-Сергиеву Лавру и Воскресенский монастырь.

Цитата:
«…На четвертый день мы пришли в Лавру изнуренные и голодные. В трактире мы переменили запыленные платья, умылись и поспешили в монастырь отслужить молебен. На паперти встретили мы слепого нищего. Он дряхлою дрожащею рукою поднес нам свою деревянную чашечку, все мы надавали ему мелких денег; услыша звон монет, бедняк крестился, стал нас благодарить, приговаривая: «Пошли вам Бог счастия, добрые господа; а вот намедни приходили сюда тоже господа, тоже молодые, насмеялись надо мною: наложили полную чашечку камушков. Бог с ними!» Помолясь святым угодникам, мы поспешно возвратились домой, чтоб пообедать и отдохнуть. Все мы суетились около стола в нетерпеливом ожидании обеда, один Лермонтов не принимал участие в наших хлопотах; он стоял на коленях перед стулом, карандаш его быстро бегал по клочку серой бумаги… Окончив писать, он вскочил, тряхнул головой, сел на оставшийся стул против меня и передал мне нововышедшие из-под его карандаша стихи».

Екатерина прочла стихотворение и дальше, по её воспоминаниям, состоялся такой разговор:

– Благодарю Вас, месье Мишель, за ваше посвящение и поздравляю Вас, с какой скоростью из самых ничтожных слов Вы извлекаете милые экспромты, но не рассердитесь за совет: обдумывайте и обрабатывайте ваши стихи, и со временем те, которых вы воспоете, будут гордиться Вами.

– И сами собой, – подхватила Сашенька (Александра Верещагина, кузина Лермонтова), – особливо первые, которые внушили тебе такие поэтические сравнения. Браво, Мишель!

Лермонтов как будто не слышал ее и обратился ко мне:
– А Вы будете ли гордиться тем, что Вам первой я посвятил свои вдохновения?

– Может быть, более других, но только со временем, когда из Вас выйдет настоящий поэт, и тогда я с наслаждением буду вспоминать, что Ваши первые вдохновения были посвящены мне, а теперь, месье Мишель, пишите, но пока для себя одного; я знаю, как Вы самолюбивы, и потому даю Вам этот совет, за него Вы со временем будете меня благодарить…”

Музыка Сергея Ивановича Донаурова (1838-1897), композитора и поэта. Стихи писал как на русском, так и на французском языках. Он, в частности, автор оригинала слов известного романса«Пара гнедых». Сергей Донауров сочинил не менее ста романсов — как на собственные стихи, так и на стихи известных поэтов (М. Ю. Лермонтова, Ф. И. Тютчева, А. Н. Апухтина и др.) и на народные слова. К этому стихотворению Лермонтова написали музыку ещё шесть композиторов.

Поёт слегка подозреваемый в некоторой нечестности по отношению к Игорю Балакиреву Народный артист России Олег Евгеньевич Погудин (1968).

15 U vrat obiteli [Lermontov M;Donaurov S]-Pogudin O
* * *

Есть речи — значенье
Порою ничтожно! —
Но им без волненья
Внимать невозможно.

Как полны их звуки
Тоскою желанья!
В них слезы разлуки,
В них трепет свиданья…

Надежды в них дышат.
И жизнь в них играет
Их многие слышат,
Один понимает.

Лишь сердца родного
Коснутся в день муки
Волшебного слова
Целебные звуки:

Душа их с моленьем
Как ангела встретит,
И долгим биеньем
Им сердце ответит.
1838

Стихотворение было вписано в 1838 году в альбом Прасковье Бартеневой, певице и красавице, которую я уже упоминал в романсе «Она поёт». В 1840 году Михаил Юрьевич слегка доработал это стихотворение и посвятил его на этот раз жене своего однополчанина Марии Соломирской, которой он в то время был сильно и открыто увлечен.

Автор музыки – украинский советский композитор Глеб Павлович Таранов (1904-1989), доктор искусствоведения. Таранов создавал разную музыку, в том числе и музыку романсов, в частности несколько романсов на слова Лермонтова.

А петь будет Народный-всенародный, Герой Соц.Труда, две Сталинские премии, пять орденов Ленина и куча других наград – Иван Семенович Козловский (1900-1993).

16 Est’ rechi [Lermontov M;Taranov G]-Kozlovskij I
* * *

Еврейская мелодия
Я видал иногда,
Как ночная звезда
В зеркальном заливе блестит;
Как трепещет в струях,
И серебряный прах
От неё рассыпаясь бежит.

Но поймать ты не льстись
И ловить не берись:
Обманчивы луч и волна.
Мрак тени твоей
Только ляжет на ней –
Отойди ж – и заблещет она.

Светлой радости так
Беспокойный призрАк
Нас мАнит под хладною мглой;
Ты схватить – он шутя
Убежит от тебя!
Ты обманут – он вновь пред тобой.

Поэт назвал это стихотворение “Еврейская мелодия”. Спрашивается почему? Что тут еврейского? Хороший вопрос :-). Исследователи считают, что стихотворение навеяно одним из стихотворений Дж. Байрона из его цикла «Древнееврейские мелодии», хотя и не является переводом этого стихотворения. Полагают также, что заглавие стихотворения служит скорее авторским обозначением его жанрово-стилевой манеры, чем указанием на конкретный источник. Мне не очень ясно понятие жанрово-стилевой манеры. Специалисты по стихосложению утверждают, что Лермонтов здесь впервые в русском стихосложении использует сочетание трёх разных стихотворных стоп для создания особой музыкальной ритмико-интонационной структуры. Предполагается, что в такого рода музыкальном рисунке стиха, его подчеркнутой, изысканной мелодичности Лермонтов видел отличие жанра стихотворной «мелодии» от других жанров.

Несколько композиторов прошлого создали музыку к этому стихотворению, но до нас эти сочинения не дошли. А талантливая женщина нащего времени, автор-исполнитель Эльмира Вилевна Галеева (1962), автор более двухсот песен, сочинила, по-моему, отличную музыку. Вы услышите это произведение в исполнении женского трио «Трилогия» (Галеева, Фролова, Зиганшина), созданного в 2005 году. Эльмира Галеева закончила МЭИ как промтеплоэнергетик и 10 лет работала по специальности на КамАЗе. Сейчас она «руководитель организации и интернет-магазина». Выпустила девять компакт-дисков.

Цитата:
…Голос Эльмиры Галеевой мерцает таким множеством оттенков и переливов, какое бывает только на море. Или на речном просторе, когда воспринимаешь всё разом: медленные облака наверху и они же, разорванные течением, внизу, мелькающие тени рыбок и суету в траве. И всё пространство пропитано голубым небесным и золотым солнечным. Её голос воплощает природу как целостность – в динамике, ежесекундных переменах и ничем не нарушимой устойчивости.

17 Evrejskaya melodiya [Lermontov M;Galeeva Je]- Trilogiya

У Михаила Юрьевича есть ещё одно стихотворение с таким же названием. Это второе является переводом (хотя и вольным) байроновского стихотворения из того же цикла.

В метрополии Сан-Франциско живёт и здравствует доктор технических наук, большой и давний знаток поэзии на очень профессиональном уровне, а также переводчик поэзии Александр ЛейзерОвич. Я с ним знаком заочно «по переписке» и мы довольно часто обмениваемся имэйлами. Лейзерович в течение многих лет проводит лекции о поэзии – цикл с названием. «поэтические чтения». У него и много касающихся поэзии публикаций, в частности он много занимался Лермонтовым. В интернет-журнале «Семь искусств» за ноябрь 2011 года опубликована большая статья Александра Лейзеровича “«Еврейские мелодии» и «Испанцы» М.Лермонтова”. «Еврейские мелодии» это те два стихотворения, о которых я упоминал выше, а «Испанцы» это пятиактная романтическая трагедия молодого Лермонтова, посвященная еврейской теме. Полагают, что это произведение Лермонтова было написано под влиянием пьесы Годфрида Эфраима Лессинга «Натан Мудрый», написанной в 1779 году. Драме Лермонтова «Испанцы» посвящена основная часть этой большой и интересной исследовательской статьи Лейзеровича. Он отмечает, что в советское время об этом произведении Лермонтова нигде не упоминалось по вполне понятной причине. Дело в том, что в списке действующих лиц драмы указывано следующее:

Дон Алварец, дворянин испанский;
Эмилия, дочь его;
Донна Мария, мачеха её;
Фернандо, молодой испанец, воспитанный Алварецом;
Патер Соррини, итальянец-иезуит, служащий при инквизиции; Доминиканец, приятель Соррини;
Моисей, еврей;
Ноэми, дочь его;
Сара, старая еврейка;
Испанцы, бродяги, подкупленные патером Сорринием;
Жиды и жидовки, служители инквизиции, слуги Алвареца, слуги Сорриния, народ, гробовщики.

В своей статье Александр Лейзерович приводит следующую цитату из современного исследователя трагедии «Испанцы» Александра Бурьяка:

“В центре трагедии – судьба Фернандо. Несчастный найдёныш, он болезненно ощущает свое одиночество. Однако когда герой находит семью, его положение становится ещё более мучительным: ведь родители у Фернандо – евреи. И Лермонтов проявляет здесь симпатию к еврейскому народу, изображая его морально чистым и душевно возвышенным, несмотря на жестокие унижения, которыми он подвергался. Развязка трагедии связана с осуждением Фернандо на казнь и обрушившимися на его отца несчастьями. Главный общественный вывод «Испанцев» – христиане не имеют ни малейшего права ненавидеть и презирать евреев, и прóпасть, созданная между людьми различием веры, есть не более чем предрассудок.”

В своей статье Александр Лейзерович рассматривает возможную логическую связь двух стихотворений Лермонтова с названием «Еврейская мелодия» и его трагедией «Испанцы». Он также касается предположений некоторых исследователей о якобы скрытом еврействе Лермонтова. Как указывает Лейзерович, эти исследователи приводят вряд ли обоснованные доводы, что
(дальше следует текст Лейзеровича с небольшими сокращениями):

«Якобы в действительности биологическим отцом Лермонтова был французский еврей Ансельм Левú <по другой версии немецкий еврей>, домашний врач бабки поэта – Арсеньевой, и ссоры между родителями поэта … были обусловлены не столько легкомыслием и изменами отца,… а совсем даже наоборот – неверностью матери поэта. Вспоминают и о “восточных чертах” внешности поэта, на которые обращал внимание <Иван Александрович> Гончаров. … В качестве “довода” в пользу лермонтовского “еврейства” используется даже его увлечение творчеством Рембрандта, … “испытывавшего неодолимую тягу ко всему еврейскому”. Не вдаваясь в вопрос о супружеской верности или неверности <матери поэта> Марии Михайловны, хочется лишь отметить, что мне кажется относящимся к делу только возможное или предполагаемое влияние “друга дома”, “учёного еврея” Ансельма Леви на формирование интересов и взглядов Лермонтова. Что же касается других соображений, то, по мне, они выглядят крайне неубедительными и, более того, абсолютно иррелевантными. Речь идёт ведь не о биологической, генной наследственности, не о каких-то врождённых склонностях, а о воспринятой системе ценностей и нравственных оценок. В этом плане важно, что, коли уж так, то Лермонтов был бы не только фактически незаконнорожденным с “еврейской кровью”, но должен бы и сам знать об этом. Это неизбежно нашло бы отражение в светских коллизиях Лермонтова. Однако свидетельств этого не существует.»

Добавлю от себя, что по версии Лермонтовской энциклопедии издания 1981 года Ансельм Леви был приглашен в Тарханы для наблюдения за Лермонтовым, который был слабым ребенком, т.е. стал домашним врачом уже после рождения Михаила. Я сказал «по версии», потому что версий о семье и биографии есть много разных и их достоверность на совести их авторов.

Уж раз я упомянул о Лейзеровиче в связи с Лермонтовым, добавлю только, что в том же интернет-журнале, но уже за октябрь 2014 года, есть очень большой и интересный исследовательский материал Лейзеровича о стихотворениях Лермонтова последнего года жизни, точнее даже последних трёх месяцев жизни.

Уж коли я упомянул о версиях происхождения Михаила Лермонтова, то есть и версия Марьям Вахидовой.

Сведения из Википедии:
Марьям Адыевна Вахидова (1959) — публицист, журналист и общественно-политический деятель, исследователь творчества М. Ю. Лермонтова, А. С. Пушкина, Л. Н. Толстого и других. На VI Всемирном научном конгрессе в Санкт-Петербурге 11-12 ноября 2014 года, организованном Международным Университетом Фундаментального обучения (МУФО), получила диплом почётного доктора философии (Ph. D.) Оксфордского университета. Там же награждена медалью Достоевского «За Красоту. Гуманизм. Справедливость» и орденом «Честь и Мужество».

Так вот по версии Вахидовой настоящим отцом Михаила Лермонтова был чеченец Бейбулат Таймиев (1779-1832) — чеченский политический и военный деятель XVIII века, участник Кавказской войны, которого Пушкин в своём очерке «Путешествие в Арзрум» называл «грозой Кавказа». Поясняет это Вахидова тем, что Миши Лермонтова мама, Мария Михайловна Арсеньева, в юном возрасте поехав на Кавказ, ужасно влюбилась в Бейбулата и тут же забеременела. А её мама, Елизавета Алексеевна Арсеньева жутко огорчилась, немедленно увезла дочку куда-то в глушь, и немедленно за большие деньги нашла ей мужа Юрия Лермонтова, а когда родился Миша он стал Михаил Юрьевич. По Вахидовским расследованиям на ютубе даже есть документальный фильм «Тайна рождения поэта». Но я решил не смотреть.

Однак в связи с исследованиями Вахидовой я добавлю ещё кое-что.

В первой части этой концерт-беседы я отмечал, что Лев Николаевич Толстой был чрезвычайно высокого мнения о писательском таланте Лермонтова. Теперь я вам могу объснить почему J. Дело в том, что по результатам исследований Мариам Вахидовой (кто сидит на крае стула, придвинтесь, пожалуйста к центру) – Лев Толстой тоже был чеченец. Она установила, что отцом Льва Толстого был чеченец Али. Этот Али мальчиком был взят в плен российскими войсками и воспитан генералом Николаем Николаевичем Раевским. Али вырос и стал российским генерал-майором, по имени Александр Николаевич Чеченский (1780-1843). В какой-то момент Александр Чеченский познакомился с Марией Николаевной Толстой (будущей мамой Лёвы Толстого), а дальше пояснять не надо. Лев Николаевич, на самом деле Лев Алиевич, якобы знал кто его настоящий папа, но скрывал. И переживал. В 2012 году, на средства М. Вахидовой и ещё одного господина, в Псковской области, где у Александра Чеченского были обширные владения, был открыт ему памятник.

Удивляться тут не стоит, я думаю Мириам Вахидова может обнаружить чеченское происхождение и у Альберта Эйнштейна.

Ну ладно. Раз уж я затронул тему «тайны рождения» Михаила Лермонтова, я уж расскажу вам всё. В 2011 году вышла книга Валерия Михайлова, с названием «Один меж небом и землёй. О Лермонтове». И вот какие слова есть в этой книге:

“… по сей день в окололитературных кругах бытует мнение, что отцом поэта был вовсе не законный супруг <Марии Арсеньевой>, дворянин Юрий Лермонтов, а один из крепостных крестьян в имении Арсеньевых.”

Был ли этот крепостной крестьянин евреем, чеченцем или шотландцем Валерий Михайлов не указывает.

Цитата:
«В последнее время появилась несомненно несостоятельная версия о том, что М.М.Лермонтова родила сына не от мужа. Причем не подкрепленная ни одним документальным первоисточником. Основана лишь на домыслах, данная версия остается лишь авторским вымыслом, фантазией и антинаучной гипотезой!!!»
* * *

Однако, перейдём к следующему музыкально-поэтическому произведению на стихи Лермонтова.

И скучно и грустно, и некому руку подать
В минуту душевной невзгоды…
Желанья!.. что пользы напрасно и вечно желать?..
А годы проходят — все лучшие годы!

Любить… но кого же?.. на время — не стоит труда,
А вечно любить невозможно.
В себя ли заглянешь? — там прошлого нет и следа:
И радость, и муки, и всё там ничтожно…

Что страсти? — ведь рано иль поздно их сладкий недуг
Исчезнет при слове рассудка;
И жизнь, как посмотришь с холодным вниманьем вокруг —
Такая пустая и глупая шутка…
1840

Комментировать тут нечего. Наоборот, само это стихотворение есть комментарий ко многим, если не ко всем, человеческим жизням. Шедевр из шедевров. Музыку написали 478 композиторов (шучу, шучу, но ужасно много). И новые музыкальные композиции продолжают появляться.
Я вам дам послушать только два музыкальных решения.

Вариант Александра Даргомыжского (1813-1869) поёт здравствующий басовый супер-ветеран Александр Филиппович Ведерников, 1927 года рождения. Конечно Народный СССР, конечно лауреат Гос. Премии, с 1958 по 1990 год – солист ГАБТ, в 1961 году стажировался в «Ла Скала», в 1964 году выступал на его сцене. В 2008 году Ведерников стал художественным руководителем театра «Русская опера». (Театр образован в 2008 году группой московских оперных певцов-энтузиастов и Благотворительным Фондом Святителя Николая Чудотворца.)

У Александра Ведерникова масса старых и новых орденов и медалей, в том числе:
— орден святого благоверного князя Даниила Московского
— орден Янтарного креста Русской академии искусствознания
— орден святого равноапостольного великого князя Владимира
— медаль Преподобного Макария Унженского чудотворца
— медаль Преподобного Варнавы Ветлужского чудотворца
— орден преподобного Сергия Радонежского II степени
— орден За заслуги перед Отечеством IV степени.

Цитата: Самородком Земли Русской”, “человеком редчайшего дарования” называют современники истинно Народного Артиста, солиста Большого театра России Александра Филипповича Ведерникова.

О своем многолетнем творчестве Ведерников рассказал в вышедшей в 1989 году книге «Чтоб душа не оскудела».

18 I skuchno i grustno [Lermontov M;Dargomyzhskij A]-Vedernikov A

Вариант Александра Гурилёва (1803-1858) – композитора, пианиста, скрипача, альтиста – пожалуй, самый популярный вариант, поёт Михаил Михайлович Кизин (1968), Народный артист России, кандидат искусствоведения, солист Государственного академического русского народного ансамбля «Россия». У Михаила Кизина два высших образования – театральное и вокальное. В ансамбль «Россия» он был лично приглашен Людмилой Зыкиной в 1996 году.

Приведу вам цитату из не очень серьёзного источника 2003 года:

«Несколько лет назад в жизни Людмилы Зыкиной появилась новая любовь. Михаил Кизин – певец, заслуженный артист России младше Людмилы Георгиевны на сорок лет. Они стали встречаться спустя несколько лет после смерти ее супруга. Сегодня Зыкина и Кизин не расстаются. Они вместе отдыхают и работают над новой книгой.

Молодой и симпатичный Михаил до знакомства с Зыкиной уже имел опыт общения с женщинами старше себя. Он был фаворитом Елены Образцовой, пишет газета “Жизнь”. Михаил – профессиональный певец. Он не только выступал с Еленой Васильевной, но и был директором Международного конкурса вокалистов камерного искусства Елены Образцовой.»

С 2009 года Кизин работает над темой докторской диссертации в Российском институте культурологии. C 2015 года – профессор Кафедры академического пения и оперной подготовки в Московском государственном институте музыки имени А.Г.Шнитке.

Цитата из вполне серьёзного материала:

«Творчество певца оценено высоким профессионализмом исполнительского мастерства и явилось образцом универсальности репертуарной стилистики. Михаил Кизин в равной степени превосходно исполнял песни, романсы, арии, песнопения — произведения разных жанров, от старинной музыки до эстрадных «насыщенных ритмом» композиций, чутко передавая традиции вокального искусства. Обладатель высокой культуры вокализации и блестящей артистической самобытности.»

Михаил Кизин издал 10 компакт дисков, из них 5 только с русскими романсами и два с народными песнями, Среди романсовых дисков один полный диск с романсами только Даргомыжского, один с романсами Гурилева и один с романсами Глинки. Два диска посвящено старинным романсам.

Остаётся только добавить, что Михаил Кизин опубликовал 28 научных работ, среди такие интересные темы как, например:
– «Федор Шаляпин и русская школа пения»
– «Творчество Сергея Рахманинова и русская певческая школа».
– «Русские поэты и вокальная лирика.
– «Новый этап развития русской школы пения начала XX века».

19 I skuchno i grustno [Lermontov M;Gurilev A]-Kizin M

####################################################################

Часть 3 (17 июля 2016)

Мы сегодня заканчиваем концерт-беседу «Лермонтов. Поэзия и Музыка» впервые состоящую у меня из трёх частей. Так уж получилось, что Михаил Юрьевич в две части не уложился.

Из-под таинственной, холодной полумаски
Звучал мне голос твой отрадный, как мечта.
Светили мне твои пленительные глазки
И улыбалися лукавые уста.

Сквозь дымку легкую заметил я невольно
И девственных ланит, и шеи белизну.
Счастливец! Видел я и локон своевольный,
Родных кудрей покинувший волну!..

И создал я тогда в моем воображенье
По легким признакам красавицу мою;
И с той поры бесплотное виденье
Ношу в душе моей, ласкаю и люблю.

И все мне кажется: живые эти речи
В года минувшие слыхал когда-то я;
И кто-то шепчет мне, что после этой встречи
Мы вновь увидимся, как старые друзья.
1840 (41)

По уверению исследователей незадолго до гибели у Лермонтова вспыхнул с новой силой роман с Варварой ЛопухинОй, которая уже была замужем, но все же ответила на чувства поэта. Именно ей посвящено стихотворение «Из-под таинственной, холодной полумаски…».

Я сказал «с новой силой». Лермонтов знал и любил Варю ЛопухинУ ещё с 15 лет. Но в этом же возрасте он был влюблён ещё и в Катю Сушкову и в итоге сосредоточился на Сушковой. Но чувство к ЛопухинОй оставалось. А Варю ЛопухинУ через четыре года выдали замуж за Бахметева (на 20 лет старше её), и Лермонтов, по воспоминаниям современников, был очень этим огорчён. И на самом деле он пронёс нежные чувства к ЛопухинОй через всю свою короткую жизнь.

Стихотворение «Из-под таинственной…» предположительно было написано зимой 1841 года, когда Лермонтов приехал в Петербург, чтобы подать в отставку. Но в отставке отказали, и ему не оставалось ничего иного, как насладиться отпуском, оказавшимся последним в его жизни. Он посещал светские салоны и балы, и искал встреч с Бахметевой. Одна их таких встреч вроде бы и послужила поводом для создания стихотворения. Поэт представил её в образе незнакомки, лицо которой скрыто маской. В то время, согласно правилам этикета, к большому сожалению, замужние женщины даже на балах не могли открыто общаться с другими мужчинами, кроме собственных супругов либо родственников.

(Это было в России и это было давно. А в Швеции недавно разрешили женщинам ходить по городу без верхней части купального костюма, т.е. топлес. Да и в других странах, к счастью, давно нет строгих правил)

Про стихотворение «Из-под таинственной …» написаны такие слова:

“Лермонтов не испытывает иллюзий по поводу того, как сложатся его отношения с ЛопухинОй, так как разрушать брак своей избранницы не собирается. Поэтому, восхищаясь красотой этой женщины, от честно признается: «Мы вновь увидимся, как старые друзья».”

Музыка Милия Балакирева (1836-1910), в первой части этой концерт-беседы у нас был его романс «Песня». Поёт Сергей Мигай (1888-1959), зять академика Иоффе, в первой части он пел у нас первый романс с музыкой А.Гурилёва «Кинжал».

20 Iz pod tainstvennoj [Lermontov M;Balakirev M]-Migaj S
* * *

Темы поэзии Лермонтова разнообразны и многообразны. Приготовьтесь, пожалуйста, к чему-то страшному.

Любовь мертвеца.
Пускай холодною землею
Засыпан я,
О друг! Всегда, везде с тобою
Душа моя.
Любви безумного томленья,
Жилец могил,
В стране покоя и забвенья
Я не забыл.

Без страха в час последней муки
Покинув свет,
Отрады ждал я от разлуки —
Разлуки нет.
Я видел прелесть бестелесных
И тосковал,
Что образ твой в чертах небесных
Не узнавал.

Что мне сиянье божьей власти
И рай святой?
Я перенес земные страсти
Туда с собой.
Ласкаю я мечту родную
Везде одну;
Желаю, плачу и ревную,
Как в старину.

Коснется ль чуждое дыханье
Твоих ланит,
Моя душа в немом страданье
Вся задрожит.
Случится ль, шепчешь, засыпая,
Ты о другом,
Твои слова текут, пылая,
По мне огнем.

Ты не должна любить другого,
Нет, не должна,
Ты мертвецу святыней слова
Обручена.
Увы, твой страх, твои моленья —
К чему оне?
Ты знаешь, мира и забвенья
Не надо мне!

10 марта 184

В большинстве случаев невозможно сказать почему и какие темы приходят в голову поэтам. Стихотворение «Любовь мертвеца» – оно о необыкновенной силе любви, с аллегорическим предположением, что любовь якобы может продолжаться даже в загробном мире. Написано стихотворение за три с половиной месяца до смерти Лермонтова, но вряд ли можно предположить, что тут есть какая-то мистическая связь. Хотя некоторые аналитики такое допускают.

Цитата:
“Бытует мнение, что Михаил Лермонтов обладал даром пророчества и в своих произведениях сумел предсказать ряд различных событий, в том числе и собственную трагическую гибель. Зная о том, что должен умереть, поэт умышленно ввязывался в ссоры и словно бы искал смерти, считая, по-видимому, что от судьбы ему все равно не уйти. Примечательно, что за несколько месяцев до трагической дуэли, которая оборвала жизнь поэта, он написал стихотворение «Любовь мертвеца», которое можно расценивать, как своеобразное завещание. При этом автор отмечает, что переход в иной мир лично для него ничего не меняет, и он по-прежнему будет рядом с теми, кого по-настоящему любит.”

Ну, цитата и цитата. Кому-то так подумалось. Пускай себе.

Музыку к такому мощному стихотворению написал Пётр Ильич Чайковский (1840-1893). А петь будет – тут уж никакие характеристики не нужны – Георг Карлович Отс (1920-1975).

21 Lyubov’ mertveca [Lermontov M;Chajkovskij P]-Ots G
* * *

Колокол стонет,
Девушка плачет,
И слёзы по чёткам бегут.
Насильно,
Насильно
От мира в обители скрыта она,
Где жизнь без надежды и ночи без сна.

Так моё сердце грудь беспокоит
И бьётся, бьётся, бьётся.
Велела,
Велела
Судьба мне любовь от него оторвать
И деву забыть, хоть тому не бывать.

Смерть и бессмертье,
Жизнь и погибель
И деве и сердцу ничто;
У сердца
И девы
Одно лишь страданье, один лишь предмет:
Ему счастья надо, ей надобен свет.
(1830 или 1831)

Стилизованная под народную песню любовная лирика,. Своеобразны и оригинальны здесь стихосложение и поэтика – тут и повторы (насильно, насильно; велела, велела) и сравнения (колокол стонет — девушка плачет) и противопоставления (смерть и бессмертье, жизнь и погибель, сердцу нужно счастье – деве, заключенной в монастырь, нужен свет) и белый стих (умышленное отсутствие рифмы). И всё это в одном очень коротком стихотворении. И во всём этом проявляется сила поэтического таланта, хотя поэту во время создания стихотворения 16 или 17 лет (дата 1830 или 1831).

У этого музыкально-поэтического произведения (хотите называйте песней, хотите романсом) тот же композитор и тот же исполнитель, что в романсе «Звуки и взор», который был у нас в прошлуй раз – музыка Владимира Волошинова (1905-1960)., поёт Сергей Шапошников (1911-1973).

22 Kolokol stonet [Lermontov M;Voloshinov V]-Shaposhnikov S
* * *

Отчего
Мне грустно, потому что я тебя люблю,
И знаю: молодость цветущую твою
Не пощадит молвы коварное гоненье.
За каждый светлый день иль сладкое мгновенье
Слезами и тоской заплатишь ты судьбе.
Мне грустно… потому что весело тебе.
1840

У нас с вами во второй части этой концерт-беседы был знаменитый лермонтовский романс «Молитва», на который его вдохновила очень молодая и прекрасная вдова Мария Щербатова. Она увлекалась литературой, и выделяла Лермонтова среди своих многих поклонников. Я упоминал тогда и о предположении, что из-за неё состоялась первая дуэль Лермонтова с французом Эрнстом де Барантом, после чего он во второй раз был сослан на Кавказ.

Короткое стихотворение, что я только что прочел, называется «Отчего» и не имеет посвящения, но все были уверены, что именно Щербатовой посвящены эти прекрасные шесть строчек, с впоследствии ставшей чем то вроде крылатой фразы последней строчкой.

Музыка Александра Даргомыжского (1813-1869). Поёт знаменитый и великолепнейший бас Иван Иванович Петров (1920-2003), народный артист СССР, в течение 27 лет солист Большого театра.

23 Mne grustno [Lermontov M;Dargomyzhskij A]-Petrov I
* * *

Кушать можно по-разному. Нет, я не оговорился и не свихнулся, это относится к нашей теме. Кушать даже одно и то же можно по-разному. Можно довольно быстро и вкусно поесть, в тоже время думая о чем-то другом. А можно неторопливо получать удовольствие от каждого кусочка или каждого глотка, как иногда говорят, смакуя каждый кусочек.

Воспринимать изобразительное искусство можно по-разному. В музее можно пройти, хотя и медленно, мимо картины, изображающей девушку, набирающую воду в кувшин из родника, можно заметить, что у девушки красивое лицо и перейти к следующей картине. А можно остановиться, немного всмотреться и обнаружить как замечательно художник передал отражение кувшина в воде, как интересно фон картины оттеняет фигуру, как много художник вложил в выражение лица девушки, как чудесно он передал её грацию, её волосы, как необычно и чУдно художник выразил характер облаков, и, возможно, другие интересные детали.

Читать поэзию можно по-разному. Можно прочесть стихотворение поэта, уловить основной, возможно даже интересный, смысл, и перейти к следующему стихотворению или закрыть книгу. А можно немножко приостановиться , чуточку вчитаться-вдуматься и, если это хорошая поэзия, наслаждаться каждой строчкой.

Выхожу один я на дорогу,
Сквозь туман кремнистый путь блестит.

Задержимся на секунду. «Сквозь туман кремнистый путь блестит». Как образно,представимо и ощутимо!

Ночь тиха, пустыня внемлет Богу.

Задержимся ещё на секунду. «Пустыня внемлет Богу». Всего три слова, а сколько смысла и содержания!

И звезда с звездою говорит.

Задержимся ещё на три секунды. Сколько разговоров между звёздами на чистом звёздном небе! Какая мощная метафора! Строчка Лермонтова вспоминается всегда, когда глядишь на чистое звёздное небо.

В небесах торжественно и чудно
Спит земля в сияньи голубом.

Какие слова! «…торжественно и чудно спит земля в сияньи голубом.» Это уже взгляд из космоса. Откуда он знал об этом задолго до полётов в космос? Ведь из космоса планета Земля действительно выглядит вся в сияньи голубом.

Что же мне так больно и так трудно?
Жду ль чего, жалею ли о чём?

Это настроение поэта. Хотя всё кругом так славно и чудно, на душе почему-то нелегко. Стихотворение – оно именно об этом настроении, и поэт раскрывает эту мысль:

Уж не жду от жизни ничего я,
И не жаль мне прошлого ничуть.

Люди часто склонны жалеть о прошлом, особенно о чем-то хорошем в том прошлом. А тут у поэта другое настроение. И у Есенина было «не жалею, не зову, не плачу, всё пройдёт как с белых яблонь дым.». И в народном романсе «Темновишневая шаль» – «Я о прошлом теперь не мечтаю, и мне прошлого больше не жаль.» Бывает, что и не жаль. По мнению литературного критика это стихотворение Лермонтова «наполнено не отчаянием, а светлой грустью и сожалением о том, что какие-то очень важные и знаковые события не оставили в душе поэта следа.»

Я ищу свободы и покоя!
Я б хотел забыться и заснуть!

Сколько раз в жизни каждого человека бывает настроение, когда хотелось бы забыться и заснуть! Сама фраза тоже стала почти расхожей. Задайте Гуглу слова «я б хотел» и он мгновенно вам предложит «Я б хотел забыться и заснуть!»

И поэт продолжает свою мечту:

Но не тем холодным сном могилы…
Я б желал навеки так заснуть,
Чтоб в груди дремали жизни силы,
Чтоб дыша вздымалась тихо грудь;

Чтоб всю ночь, весь день мой слух лелея,
Про любовь мне сладкий голос пел,
Надо мной чтоб, вечно зеленея,
Тёмный дуб склонялся и шумел.

Дуб сбрасывает листья на зиму, но поэту хотелось бы чтоб он, «вечно зеленея» над ним склонялся и шумел.

Вечный, неувядающий поэтический шедевр. Не увянет он ни в век компьютеров, ни в век айфонов, ни даже в век полётов на Марс. Тем более, что «в небесах торжественно и чудно спит Земля в сияньи голубом».

Анна Ахматова в одной из своих статей заметила:
«Если бы Лермонтов написал только одно это стихотворение, он был бы уже великим поэтом»

«Песенность города и откровенного и тайного» Роберта Рождественского умрёт, уже практически умерла. Потому что это фальшивка. А «звезда с звездою говорит» Михаила Лермонтова не умрёт никогда.

Удивительно красивую и тоже бессмертную мелодию для этого стихотворения создала Елизавета Шашина (1805-1903). Две дочери дворцового декоратора-подрядчика из тверской губернии, сёстры Елизавета и Аделаида Шашины, получили музыкальное образование в Италии, где занимались пением у знаменитой оперной певицы Джудитты. Но вскоре старшая, Елизавета, после тяжелой болезни потеряла голос и посвятила себя композиции и аккомпаниаторской деятельности, выступая в концертах со своей младшей сестрой – Аделаидой. Выступления их пользовались большим успехом. Их совместному творчеству в 1856 году газета «Северная пчела» посвятила большую статью «Девицы Шашины», и назвала их двумя прекрасными цветками на одном стебле.

Елизавета Шашина написала четыре романса на стихи Лермонтова, а также также создала музыку романсов на стихи А. Кольцова, О. Павловой, П. Петровского, Н. Грекова, Ю. Волкова. Многие были изданы, некоторые, к сожалению, затерялись.

Добавлю, что кроме Е.Шашиной ещё 19 композиторов создали музыку к стихотворению «Выхожу один я на дорогу», из них пятеро уже в советскпое время.. Но никто не достиг того, что удалось ей.

У меня есть несколько десятков записей исполнения этого романса, в том числе с самыми известными вокалистами, и женщинами и мужчинами, и тенорами и басами и сопранами и меццо сопранами, и академического стиля и народного стиля. Я выбрал для вас исполнительницу, голос которой вы, конечно, узнаете:

24 Vyhozhu odin ya na dorogu [Lermontov M;Shashina E]-Ruslanova L

Стихотворение «Выхожу один я на дорогу», переведено на многие языки. Не знаю, переводы сделаны в том же песенном ритме или нет. Но один поющийся перевод вы сейчас услышите. Это исполнение на идиш неизвестного мне вокалиста. Может быть кто-нибудь из вас узнает его голос.

25 Vyhozhu odin ya na dorogu(idish) [Lermontov M;Shashina E]-Neizvestno
* * *
Оправдание
Когда одни воспоминанья
О заблуждениях страстей,
На место славного названья,
Твой друг оставит меж людей,

И будет спать в земле безгласно
То сердце, где кипела кровь,
Где так безумно, так напрасно
С враждой боролася любовь,

Когда пред общим приговором
Ты смолкнешь, голову склоня,
И будет для тебя позором
Любовь безгрешная твоя,

Того, кто страстью и пороком
Затмил твои младые дни,
Молю: язвительным упреком
Ты в оный час не помяни.

Но пред судом толпы лукавой
Скажи, что судит нас Иной,
И что прощать святое право
Страданьем куплено тобой.

Это любовно-социальная, если хотите, лирика с элементами пророчества, написанная Лермонтовым за восемь месяцев до своей смерти. Стихотворение посвящено всё той же Варваре ЛопухинОй-Бахметевой, занимавшей много места в жизни и сердце Лермонтова с самых юных лет. Ей посвящено несколько стихотворений, одно было уже сегодня. История их многолетней взаимной сердечной привязанности непроста. Лермонтов пишет:

То сердце, где кипела кровь,
Где так безумно, так напрасно
С враждой боролася любовь,

Я уже говорил, что их взаимное влечение усилилось в конце жизни Лермонтова, когда ЛопухинА была уже замужем. Лермонтов полагает, что после его смерти на Варвару обрушатся обвинения ханжеского «света»

И будет для тебя позором
Любовь безгрешная твоя.

Но он уверен, что судить её может только всевышний и что она заслужила прощения, которое куплено страданьем, не говоря уже о безгрешности её любви.

Музыка Александра Гурилёва (1803-1858), хорошо знакомого вам композитора. Свыше сотни романсов и песен. Плюс пианист и скрипач.
Поёт опять Сергей Мигай (1888-1959).

26 Opravdanie [Lermontov M;Gurilyov A]-Migaj S
* * *

Пророк
С тех пор как вечный судия
Мне дал всеведенье пророка,
В очах людей читаю я
Страницы злобы и порока.

Эта первая строфа считается многими личным признанием Лермонтова своих пророческих способностей. Мне думается, что это не более чем поэтическая аллегория.

Провозглашать я стал любви
И правды чистые ученья —
В меня все ближние мои
Бросали бешено каменья.

Посыпал пеплом я главу,
Из городов бежал я нищий,
И вот в пустыне я живу,
Как птицы, даром божьей пищи.

Хотя это выражение используется часто я напомню – “Посыпать пеплом главу” – древний обычай евреев посыпать голову пеплом или землёю, оплакивая несчастье своё или своих близких. Встречается во многих местах Ветхого Завета.

Завет предвечного храня,
Мне тварь покорна там земная.
И звезды слушают меня,
Лучами радостно играя.

Когда же через шумный град
Я пробираюсь торопливо,
То старцы детям говорят
С улыбкою самолюбивой:

«Смотрите: вот пример для вас!
Он горд был, не ужился с нами:
Глупец, хотел уверить нас,
Что бог гласит его устами!

Смотрите ж, дети, на него:
Как он угрюм, и худ, и бледен!
Смотрите, как он наг и беден,
Как презирают все его!»
1841

Очень метафоричное, очень аллегоричное, очень философское, очень социальное и очень личное произведение. Изображение поэта-гражданина в образе пророка. Мысль о непонимании поэта обществом или “толпой”. Развитие и продолжение стихотворения Пушкина с тем же названием, кончающееся, как вы помните, призывом к поэтам “глаголом жги сердца людей”.

Цитата из безымянной статьи лермонтоведа:
“В соответствии со всем духом творчества Лермонтова тема «Пророка» раскрывается как трагическая. Она весьма многогранна: это и образ общества враждебного «любви и правде», и образ страдающей в таком обществе свободной творческой личности, и мотив трагичной разобщенности интеллигенции и народа, их взаимного непонимания.”

Белинский относил «Пророка» к лучшим созданиям Лермонтова: «Какая глубина мысли, какая страшная энергия выражения! Таких стихов долго, долго не дождаться России!…»

Музыка Цезаря Антоновича Кюи (1835-1918) – выдающегося классического композитора и музыкального критика, члена «Могучей кучки», профессора фортификации и инженер-генерала. Кроме многих оркестровых и камерных инструментальных произведений на счету Цезаря Кюи 18 опер (из них четыре детских) и более 250-ти романсов по мнению авторов Википедии “отличающиеся лирической выразительностью, изяществом, тонкостью вокальной декламации.”

Поёт романс «Пророк» выдающийся болгарский и мировой бас Борис Христов (1914-1975). В первой части этой концерт-беседы он пел романс М.Балакирева «Песня». У него более 125-ти записей русских романсов, в том числе 14 на слова Лермонтова.

27 Prorok [Lermontov M;Kyui C]-Hristov B
* * *

Соседка
Не дождаться мне, видно, свободы,
А тюремные дни будто годы,
И окно высоко над землёй,
И у двери стоит часовой!

Умереть бы уж мне в этой клетке,
Кабы не было милой соседки!..
Мы проснулись сегодня с зарёй,
Я кивнул ей слегка головой.

Разлучив, нас сдружила неволя,
Познакомила общая доля,
Породнило желанье одно
Да с двойною решёткой окно,

У окна лишь поутру я сяду,
Волю дам ненасытному взгляду…
Вот напротив окошечко: стук!
Занавеска подымется вдруг.

На меня посмотрела плутовка!
Опустилась на ручку головка,
А с плеча, будто сдул ветерок,
Полосатый скатился платок,

Но бледна её грудь молодая,
И сидит она долго, вздыхая, —
Видно, буйную думу тая,
Всё тоскует по воле, как я.

Не грусти, дорогая соседка…
Захоти лишь — отворится клетка,
И, как Божии птички, вдвоём
Мы в широкое поле порхнём.

У отца ты ключи мне укрАдешь,
Сторожей за пирушку усадишь,
А уж с тем, что поставлен к дверям,
Постараюсь я справиться сам.

Избери только ночь потемнее,
Да отцу дай вина похмельнее,
Да повесь, чтобы ведать я мог,
На окно полосатый платок.
(Март или апрель 1840)

Это стихотворение описывает нечто очень близкое к реальности. 10 марта 1840 года Лермонтова арестовали за дуэль с Эрнестом Барантом. Находясь в тюрьме облегченного типа (так называемый ордонанс-гаус), он через тюремное окно слегка влюбился в девушку соседнего дома, появлявшуюся в своём окне. Двоюродный брат А.П.Шан-Гирей, посещавший арестованного, позже писал:
«Она действительно была интересная соседка; я ее видел в окно, но решеток у окна не было, и она вовсе не дочь тюремщика, а, вероятно, дочь какого-нибудь чиновника, служащего при ордонанс-гаузе, где и тюремщиков нет, а часовой с ружьем точно стоял у двери».

Другой современник В.А.Соллогуб сообщал, что даже видел портрет этой девушки, нарисованный Лермонтовым с подписью “Хорошенькая дочь унтер-офицера” на французском. Стихотворение вскоре получило довольно широкое распространение в народном песенном репертуаре, к которому оно очень естественно подходит по своему характеру.

Не знаю под какую мелодию это стихотворение пели в народе, но Георгий Свиридов (1915-1998), Народный артист СССР, написал свою музыку. У Свиридова есть семь романсов на стихи Лермонтова, один из них вы слышали в первой части и один во второй. Поёт хорошо вам знакомый Ефрем Борисович Флакс (1909-1982). Его коллекция спичечных этикеток считалась одной из лучших в Ленинграде. А песни в его исполнении вы наверняка помните: В землянке, В лесу прифронтовом, Вася Крючкин, Где же вы теперь, друзья-однополчане, и много много других. Он спел и записал также довольно много романсов.

28 Sosedka [Lermontov M;Sviridov G]-Flaks E
* * *

Я к вам пишу случайно; право,
Не знаю как и для чего.
Я потерял уж это право,
И что скажу вам? — ничего!
Что помню вас? — но, боже правый,
Вы это знаете давно;
И вам, конечно, всё равно.

И знать вам также нету нужды,
Где я? что я? в какой глуши?
Душою мы друг другу чужды,
Да вряд ли есть родство души.
Страницы прошлого читая,
Их по порядку разбирая
Теперь остынувшим умом,
Разуверяюсь я во всём.

Смешно же сердцем лицемерить
Перед собою столько лет;
Добро б ещё морочить свет!
Да и при том, что пользы верить
Тому, чего уже больше нет?..
Безумно ждать любви заочной?
В наш век все чувства лишь на срок;
Но я вас помню — да и точно,
Я вас никак забыть не мог!

Во-первых, потому, что много
И долго, долго вас любил,
Потом страданьем и тревогой
За дни блаженства заплатил;
Потом в раскаянье бесплодном
Влачил я цепь тяжёлых лет
И размышлением холодным
Убил последний жизни цвет.
С людьми сближаясь осторожно,
Забыл я шум младых проказ,
Любовь, поэзию, — но вас
Забыть мне было невозможно.

И к мысли этой я привык,
Мой крест несу я без роптанья:
То иль другое наказанье?
Не все ль одно. Я жизнь постиг;
Судьбе, как турок иль татарин,
За всё я равно благодарен;
У бога счастья не прошу
И молча зло переношу.
1840

В 1840 году на Кавказе Михаил Юрьевич участвовал в сражении с горцами на реке Валерик.

Цитата:
«Михаил Лермонтов, поручик Тенгинского полка, показал образцовую доблесть в бою. Очевидцы описывали его гарцующим на белом как снег коне, на котором он, молодецки заломив белую холщовую шапку, бросался на чеченские завалы. В официальных военных сводках о Лермонтове сказано следующее: «Тенгинского пехотного полка поручик Лермонтов, во время штурма неприятельских завалов на реке Валерик, имел поручение наблюдать за действиями передовой штурмовой колонны и уведомлять начальника отряда об её успехах, что было сопряжено с величайшею для него опасностью от неприятеля, скрывавшегося в лесу за деревьями и кустами. Но офицер этот, несмотря ни на какие опасности, исполнил возложенное на него поручение с отменным мужеством и хладнокровием и с первыми рядами храбрейших солдат ворвался в неприятельские завалы.»

Сразу после боя Лермонтов написал довольно большое стихотворение с названием “Валерик” в форме письма к женщине. Стихотворение относится к редкому в то время жанру военно-любовной лирики. Начинается стихотворение с любовной лирики, потом идет довольно подробное описание сражения и в самом конце ещё чуть-чуть любовной лирики.

Стихотворение адресовано всё той же Варе ЛопухинОй-Бахметевой.
То, что я вам прочел – это только небольшая часть всего стихотворения.

Микаэл Теривердиев (1931-1996) создал очень милый романс, но для него взял ещё меньшую часть стихотворения. А романс замечательно спел и записал Сергей Никитин (1944). И романс получился по характеру очень современным.

29 Ya k Vam pishu [Lermontov M;Tariverdiev M]-Nikitin S
* * *

Желанье
Отворите мне темницу,
Дайте мне сиянье дня,
Черноглазую девицу,
Черногривого коня.
Дайте раз по синю полю
Проскакать на том коне;
Дайте раз на жизнь и волю,
Как на чуждую мне долю,
Посмотреть поближе мне.

Дайте мне челнок досчатый
С полусгнившею скамьей,
Парус серый и косматый,
Ознакомленный с грозой.
Я тогда пущуся в море
Беззаботен и один,
Разгуляюсь на просторе
И потешусь в буйном споре
С дикой прихотью пучин.

Дайте мне дворец высокий
И кругом зеленый сад,
Чтоб в тени его широкой
Зрел янтарный виноград;
Чтоб фонтан не умолкая
В зале мраморном журчал
И меня б в мечтаньях рая,
Хладной пылью орошая,
Усыплял и пробуждал…
1832

Юношеские мечты, изложенные в народном стиле. Тут много всего:
Ничто человеческое мне не чуждо. Бодрое настроение. Хочется многое испытать. Хочу и девицу и коня. И на чуждую долю посмотреть. И по морю поплавать и побороться с грозой. И хочу дворец высокий с садом, с виноградом и фонтаном. И помечтать о рае под холодную пыль фонтана. Почему нет?

Стих понравился Антону Рубинштейну (1829-1894) и он написал музыку. У Антона Григорьевича было множество талантов и множество заслуг перед Россией. В одной биографии написано «из зажиточной еврейской семьи» в другой «из небогатой еврейской семьи», как кому нравится. Композитор, пианист, дирижер, педагог, организатор, благотворитель. Современник Антона Григорьевича, критик А.В.Оссовский писал: «денежная щедрость Рубинштейна замечательна; по приблизительному расчёту, им было пожертвовано около 300 000 рублей на разные добрые дела, не считая безвозмездного участия в концертах в пользу всяких учащихся, которым А.Г. всегда покровительствовал, и не принимая во внимание тех раздач, которых никто не видел и не считал».

Поёт Алексей Петрович Иванов (1904-1982), превосходный лирический баритон, Народный артист СССР, три Сталинских премии. Сначала закончил физмат, потом консерваторию, 30 лет пропел в Большом театре. Написал две книги – Искусство пения и Жизнь артиста. В 2004 году к столетию была напечатана большая статья «Баритон всея Руси».

30 Zhelanie [Lermontov M;Rubinshtejn A]-Ivanov Al
* * *

Нет, не тебя так пылко я люблю,
Не для меня красы твоей блистанье:
Люблю в тебе я прошлое страданье
И молодость погибшую мою.

Когда порой я на тебя смотрю,
В твои глаза вникая долгим взором,
Таинственным я занят разговором,
Но не с тобой я сердцем говорю.

Я говорю с подругой юных дней,
В твоих чертах ищу черты другие,
В устах живых — уста давно немые,
В глазах — огонь угаснувших очей.
1841.

Красиво звучащее, но для меня не очень понятное стихотворение. Большинство «лермонтоведов» считает, что стихотворение обращено к Екатерине Григорьевне Быховец (1820—1880), дальней родственнице поэта, с которой Лермонтов встречался в Пятигорске и которая напоминала ему внешним сходством всё ту же Бахметеву-ЛопухинУ. В одном из писем Екатерина Быховец писала: «Он был страстно влюблен в В.А.Бахметеву … я думаю, он и меня оттого любил, что находил в нас сходство, и об ней его любимый разговор был». Но в стихотворении «уста давно немые» и «угаснувшие очи», как будто о человеке, покинувшем этот мир, а ЛопухинА была вполне жива.

Музыку к стихотворению написали, представьте себе, более 80-ти композиторов. Но только музыка, созданная в начале 1900-х годов Алексеем Васильевичем Шишкиным, настолько «вросла» в стихи Лермонтова, что романс стал восприниматься исключительно в этом варианте. Алексей Васильевич Шишкин в 1920-х годах был известным музыкантом, гитаристом, руководителем хора, его жена, Е.Е.Шишкина, одно время, в середине 1930-х годов, возглавляла ленинградский цыганский ансамбль. но в музыкальных кругах куда больше был известен он сам, чем его жена. Однако со временем имя его забылось, оставив следующим поколениям лишь романс «Нет, не тебя…».

А поёт – не скажу кто – попробуйте вычислить.

31 Net, ne tebya tak pylko [Lermontov M;Shishkin A]-Shtokolov B

Так кто же? Да, один из моих любимых, Борис Тимофеевич Штоколов (1930-2005), Народный артист СССР. Это был очень вдумчивый и интеллигентный исполнитель романсов, у меня есть 46 его записей.
* * *

Слышу ли голос твой
Звонкий и ласковый,
Как птичка в клетке,
Сердце запрыгает;

Встречу ль глаза твои
Лазурно-глубокие,
Душа им навстречу
Из груди просится,

И как-то весело,
И хочется плакать,
И так на шею бы
Тебе я кинулся.
1838

Одно из нескольких стихотворений, посвящённых певице Прасковье Бартеневой (1811—1872). У нас уже было два из них. Это та самая Бартенева в альбом которой сделал своё знаменитую, часто цитируемую запись Александр Сергеевич Пушкин «Из наслаждений жизни одной любви музыка уступает, но и любовь — гармония».

Музыка Михаила Ивановича Глинки (1804-1857), современника Лермонтова, который, как вы помните, также как и Лермонтов восторгался молодой вдовой Марией Щербатовой. А поёт Георгий Павлович Виноградов (1908-1980), чудный, проникновенный, всеми любимый лирический тенор, Заслуженный артист РСФСР. До Народного артиста не дослужился, говорят пил много.

32 Slyshu li golos tvoj [Lermontov M;Glinka M]-Vinogradov G
* * *

Сон
В полдневный жар в долине Дагестана
С свинцом в груди лежал недвижим я;
Глубокая ещё дымилась рана,
По капле кровь точилася моя.

Лежал один я на песке долины;
Уступы скал теснилися кругом,
И солнце жгло их жёлтые вершины
И жгло меня, но спал я мёртвым сном.

И снился мне сияющий огнями
Вечерний пир в родимой стороне.
Меж юных жён увенчанных цветами,
Шёл разговор весёлый обо мне.

Но в разговор весёлый не вступая,
Сидела там задумчиво одна,
И в грустный сон душа её младая
Бог знает чем была погружена;

И снилась ей долина Дагестана;
Знакомый труп лежал в долине той;
В его груди, дымясь, чернела рана,
И кровь лилась хладеющей струёй.
1841

Знаменитое, считающееся пророческим, стихотворение Лермонтова.

Тут я приведу длинную цитату:
“Это стихотворение имеет весьма нестандартную и нетипичную форму для произведений Михаила Лермонтова, оно окутано неким мистицизмом и фатализмом. Фактически, поэт с точностью до мельчайших подробностей предсказал собственную смерть, хотя вторая часть произведения, где героиню стихотворения посещает странный сон-видение, является лирическим отступлением, желанием выдать вымысел за действительность. Увы, в «родной стороне» кроме престарелой бабушки, которая воспитала будущего поэта, и немногочисленных друзей, верящих в талант Лермонтова, его никто не ждал. Видимо, осознание этого заставило автора слегка приукрасить свое произведение, которое, тем не менее, по сей день вызывает споры среди литературоведов.

Многие исследователи творчества Михаила Лермонтова склонны считать, что поэт обладал не только литературным даром, но и умел видеть будущее. Ведь «Сон» — далеко не единственное произведение этого автора, в котором содержатся рифмованные предсказания. Близкие друзья Лермонтова утверждали, что он действительно мог заглянуть в потусторонний мир и иногда ронял в присутствии множества свидетелей странные фразы, которым впоследствии суждено было стать пророческими.

Поэтому никто не удивился, когда в записной книжке, подаренной поэту Одоевским, уже после гибели Лермонтова на дуэли было обнаружено стихотворение «Сон», предвосхитившее события, которым суждено было произойти всего через несколько месяцев после написания этого произведения.

Более того, очевидцы утверждают, что Михаил Лермонтов не только знал о своей гибели, но и не пожелал что-либо менять, считая, что такой поступок недостоин человека, чья участь предрешена. Поэтому во время дуэли, когда выяснилось, что право первого выстрела принадлежит поэту, он направил дуло пистолета в небо и, тем самым, показал, что готов смириться с собственной участью, которую весьма красочно и достоверно описал в стихотворении «Сон», не указав лишь имени человека, которому было предначертано свыше выполнить эту тяжелую и печальную миссию.”

Автор музыки Милий Балакирев (1836-1910), композитор, пианист, дирижер, глава «Могучей кучки» и вегетарианец. Поёт Сергей Шапошников (1911-1973), он у нас уже пел два романса в этой концерт-беседе.

33 Son [Lermontov M;Balakirev M]-Shaposhnikov S
* * *

Ангел
По небу полуночи ангел летел,
И тихую песню он пел,
И месяц, и звезды, и тучи толпой
Внимали той песне святой.

Он пел о блаженстве безгрешных духов
Под кущами райских садов,
О Боге великом он пел, и хвала
Его непритворна была.

Он душу младую в объятиях нес
Для мира печали и слез;
И звук его песни в душе молодой
Остался — без слов, но живой.

И долго на свете томилась она,
Желанием чудным полна,
И звуков небес заменить не могли
Ей скучные песни земли.

Я приведу интерпретацию этого стихотворения одним из исследователей:
«Ангел» — эпическое и очень романтичное произведение, которое состоит из четырех четверостиший. Повествует оно о рождении нового человека, душу которого несет ангел, чтобы воссоединить ее с телом еще до того, как ребенок появится на свет. Во время этого загадочного ночного путешествия ангел поет удивительную по красоте песню, в которой восхваляет достоинства праведной жизни и обещает пока еще безгрешной душе младенца вечный рай. Однако реалии земной жизни весьма далеки от небесного блаженства, ребенку с детства предстоит столкнуться с болью и унижениями, печалью и слезами. Но отзвук волшебной песни ангела навсегда остался в душе человека, и он пронес через всю свою долгую жизнь.

Стихотворение «Ангел» отличается особой мелодичностью и нежностью. Этого эффекта Михаилу Лермонтову удалось добиться за счет тщательного подбора слов, в которых преобладают мягкие шипящие и свистящие звуки. Они являются великолепным фоновым сопровождением, создавая эффект колебания воздуха во время полета ангела и подчеркивая удивительное изящество исполняемой им песни. При этом о ее содержании читатель догадывается лишь в общих чертах, понимая, что она является гимном божественному миру, в который суждено попасть лишь по-настоящему чистым и безгрешным людям. Неудивительно, что душа человека, которой была адресована эта песня, всю свою жизнь «томилась, предчувствием чудным полна», а земные песни казались ей скучными.»

Другой эмоциональный исследователь написал:
“Oбраз ангела, воспетый в стихотворении – это образ души Лермонтова, которая ищет чудесного, воплощение его мечты и идеалов.”

А третий исследователь изложил свои соображения следующим образом:
“В основе лирического сюжета лежит представление о том, что где-то в горнем, небесном пространстве, существуют души людей, которые на мгновение переносятся ангелами на землю, а потом божественные создания вновь призывают их на небеса. Это мгновение — жизнь человека. … <Это стихотворение> – чудо словесной графики, пронизанной музыкальностью каждого элемента текста.”

Есть ещё много других интерпретаций и размышлений по поводу этого действительно чУдного стихотворения.

Вы услышите это стихотворение с музыкой Николая Александровича Римского-Корсакова (1844-1908). Он создал целую композиторскую школу, среди его учеников около двухсот композиторов, дирижёров и музыковедов. Он автор около 80-ти романсов. А также автор трёх книг:
– Летопись моей музыкальной жизни
– Практический учебник гармонии
– Основы оркестровки.

Поёт Борис Христов (1914-1975), В этой концерт-беседе он уже пел дважды.

34 Po nebu polunochi [Lermontov M;Rimskij Kors N]-Hristov B
* * *

С апреля 1880 по август 1968 года жил и творил российский и советский литературовед и критик Аркадий Семенович Долинин (при рождении Арон Симонович Искоз). Таки из бедной еврейской семьи в Могилёвской губернии :-). Исследователь творчества Ф.Достоевского, А.Пушкина, М.Лермонтова, Н.Гоголя, И.Тургенева, А.Герцена, А.Чехова. В его большой статье о Лермонтове есть такой абзац, в котором он ссылается на В.Белинского:

«По сложности и богатству своих мотивов поэзия Лермонтова занимает исключительное место в русской литературе. В ней, по выражению Белинского, все силы, все элементы, из которых слагается жизнь и поэзия: несокрушимая мощь духа, смирение жалоб, благоухание молитвы, пламенное и бурное одушевление, тихая грусть, кроткая задумчивость, вопли гордого страдания, стоны отчаяния, таинственная нежность чувства, неукротимые порывы дерзких желаний, целомудренная чистота, недуги современного общества, картины мировой жизни, укоры совести, умилительное раскаяние, рыдание страсти и тихие слезы, … трепет разлуки, радость свидания, презрение к прозе жизни, безумная жажда восторгов, пламенная вера, мука душевной пустоты, стон отвращающегося от самого себя чувства замершей жизни, яд отрицания, холод сомнения, борьба полноты чувства с разрушающею силою рефлексии, падший дух неба, гордый демон и невинный младенец, буйная вакханка и чистая дева — все, все в этой поэзии: и небо, и земля, и рай, и ад».

Ираклий Андроников сказал о Михаиле Лермонтове:

«И через всю жизнь проносим мы в душе образ этого человека – грустного, строгого, нежного, властного, скромного, смелого, благородного, язвительного, мечтательного, насмешливого, застенчивого, наделенного могучими страстями и волей и проницательным беспощадным умом. Поэта гениального и так рано погибшего. Бессмертного и навсегда молодого».

ВСЕМ БОЛЬШОЕ СПАСИБО!