Горелова

Вокальная музыка Галины Гореловой

Добрый День! Поздравляю всех с Годом музыкального Петуха. Петухи и вправду имеют “прямое” отношение к музыке. Иегуди Менухин в своей автобиографической книге писал о том, какое громадное впечатление в раннем детстве на него произвело музыкальное пение петуха. По словам прославленного скрипача в пении петуха он услышал музыку природы. И полюбил музыку на всю жизнь. (Последнее я уже добавил от себя :-))

В начале нового календарного года я только напомню, что тема наших встреч, которым пошел девятый год, это творческое содружество поэзии, музыки и исполнительского искусства. В общем случае в создании плодотворного результата такого содружества участвуют четыре творческих субъекта (или коллектива): поэт, композитор, вокалист и аккомпаниатор.

Сегодня у нас тема «Вокальная музыка Галины Гореловой». Кто есть такая Галина Горелова? Если одним словом, то композитор. Если двумя словами, то одарённая женщина. Если тремя словами, то талантливый творческий человек.

Галина Константиновна Горелова родилась в Минске в 1951 году. Окончила Белорусскую государственную консерваторию, плюс двухгодичную ассистентуру-стажировку.

Цитата:
Горелова – один из наиболее ярких представителей неоромантизма в белорусской музыке. Развивая традиции классики ХХ в., она создала индивидуальный стиль, отмеченный поэтичностью, лирической экспрессией, одухотворённостью музыкальных образов и национальной характерностью интонации.

Ещё одна цитата:
Богатая образная палитра, виртуозный блеск и зрелое мастерство отличают восемь инструментальных концертов Гореловой: для скрипки, гобоя, трубы, балалайки, гитары, тромбона, двух труб, альта. Среди произведение камерной музыки Гореловой первыми получили признание те, где музыка соединена со словом. Обращаясь к поэтам разных времён и народов, композитор создала вокальные циклы на стихи поляка Людвига Стаффа и француза Беранже, колумбийца Лопеса и перуанца Вальехо, бельгийца Верхарна и белоруса Богдановича, а также на стихи поэтесс Анны Ахматовой, Ларисы Гениюш, Евдокии Лось.

За вокальный цикл «В год мирoвого пожара» Галине Гореловой присуждена Государственная премия Республики Беларусь.

Заслуженный деятель искусств, профессор, Галина Константиновна Горелова в настоящее время заведует кафедрой композиции в Белорусской Государственной Академии Музыки, бывшей Белорусской Государственной консерватории. (Когда Беларусь стала независимой почти все высшие учебные заведения были переименованы в академии.)

И ещё цитата:
Ее отец, экономист по профессии, и ее мать, инженер-строитель, оба любили музыку, таким образом Галина Горелова росла со своими двумя сестрами в родительском доме, наполненном музыкой. Уже в раннем возрасте она получала уроки игры на фортепьяно… Благодаря отцу, который научил ее алфавиту и много времени проводил за чтением вслух книг для нее, уже в 5 лет Галина Горелова могла самостоятельно читать. Это привело к тому, что позже к великому неудовольствию своих родителей она тайно ночью под одеялом проглатывала огромное количество книг. Ее любовь к литературе отразилась в многочисленных камерных циклах песен, в которых она переложила на музыку стихи поэтов различных эпох и языков. Цитаты из различных стихов служат также названием для многих инструментальных камерных музыкальных произведений. Вера в неисчерпаемое богатство лирических тем отражается в ее музыкальных композициях.

Произведения Галины Гореловой исполнялись и исполняются за рубежом: в Италии, США, Словении, Чехии, Польше, Украине, а также на нескольких международных фестивалях. Горелова – современный композитор и естественно в её творчестве присутствуют элементы современной, авангардной музыки. Я познакомился с сочинениями Гореловой вначале именно через это направление в инструментальной музыке, которое интересует меня в последнее время. Её произведения произвели на меня впечатление своей оригинальностью и насыщенностью содержанием. И уже потом я узнал, что у неё много замечательной вокальной музыки. Что и послужило толчком к созданию этой концерт-беседы.

В Республике Беларусь есть газета “Народная Воля”. В 2014 году в ней было опубликовано интервью с Галиной Константиновной Гореловой, которое начинается следующими словами журналиста:

“Композитора Галину Горелову называют выдающимся представителем белорусского неоромантизма, но мне нравится, когда о ней говорят как о музыкальной поэтессе. Хотя как еще может сочинять тонко одаренная женщина? Горелова пишет очень ярко, выразительно, мощно. Это наша белорусская София Губайдулина. Впрочем, все эпитеты страдают неточностью. Тем более что музыка — если ты ее слышишь, естественно, — не нуждается в слабых подпорках из слов.”

Среди разных вопросов, затронутых в интервью с Галиной Гореловой были и такие:

Журналист:
— Скажите, пожалуйста, Галина Константиновна, а как академические композиторы деньги зарабатывают? Ну, если они не преподают в академии, как Вы.

Горелова:
— За публичное исполнение произведений нам платят какие-то авторские. Но это символическая сумма. Лично я отношусь к той породе людей, которые за возможность слышать материализованные в звуках свои произведения даже рта не раскроют, чтобы спросить еще и о деньгах. Известный швейцарский дирижер Симон Камартин, отдавая мне гонорар за заказанное им сочинение “Страсти по Шагалу”, извинялся:
“Кризис, мы не можем вам заплатить больше”. Я моментально остановила его: “А Шуберт? Шуман? Ведь они гении!” За “Альбом для юношества”, который играют вот уже 150 лет, Шуман получил в Германии — это были 50-е годы XIX века — гонорар, за который смог бы купить два ананаса. А у него было пятеро детей. Поэтому я никогда не поднимаю вопрос о деньгах.

Журналист:
— И у вас нет автомобиля?

Горелова:
— Нет. И дачи у меня нет. У меня ничего <этого> нет. И мне не надо. Я знала — и мама мне предрекала — что у меня не будет на это времени. Если ты стал на творческую стезю, то должен полностью посвятить себя ей. Наша профессия требует предельной сосредоточенности.

Произведениями Гореловой открывались не раз музыкальные сезоны в Белорусской филармонии. Ей заказывают музыку зарубежные музыкальные деятели. Ей посвящают творческие вечера в крупных городах республики Беларуси.

Вот ещё цитата:
13 мая 2016 года в Брестском музыкальном колледже состоялась творческая встреча с Заслуженным деятелем искусств Республики Беларусь, Лауреатом премий Ленинского комсомола Беларуси, Государственной премии Беларуси, Специальной премии Президента Республики Беларусь, членом Союза композиторов Беларуси, заведующей кафедрой композиции Белорусской государственной академии музыки, профессором Галиной Константиновной Гореловой. Галина Горелова является одним из признанных мастеров белорусской композиторской школы. Она создала свой индивидуальный самобытный стиль, отмеченный поэтичностью, лирической экспрессией, одухотворенностью музыкальных образов, национальной характерностью музыкальных интонаций.

В Республике Беларусь  ежегодно, начиная с 2006 года, проводится Международный фестиваль Юрия Башмета.  Специально к фестивалю 2007 года Галина Горелова написала сочинение для альта со струнным оркестром, посвятив его Юрию Башмету. Оно и было исполнено на том фестивале Башметом со своим оркестром. С тех пор (и до тех пор :-)) было создано много разных инструментальных сочинений. 3 декабря 2016 года в Белорусской филармонии исполнялось новое сочинение Галины Гореловой «Диалог с закатом». Это музыка для кельтской арфы и 22-х бокалов, наполненных дождевой водой.

На интернете есть сайт, где студенты и бывшие студенты могут оставить отзывы о своих преподавателях. На странице Галины Гореловой есть запись от 8 ноября 2015 года. «Посчастливилось учиться у этой великой женщины!! Без сомнения – лучший педагог на кафедре.»
* * * * * * * * * * * *

Композитор – создатель романсов и любых вокальных произведений в большинстве случаев должен обладать широким знанием поэзии, в том числе поэзии часто незнакомой многим другим. Именно композитор выбирает привлекшую его/её своим глубоким содержанием поэзию и создаёт к ней выражающую это содержание музыку.

В этой концерт-беседе вы услышите подборку вокальных произведений Галины Гореловой, созданных и записанных, в основном, в более ранние годы её творчества. Её творчество последних лет тяготеет к симфонической и инструментальной музыке с элементами авангардного стиля, для которого используют ещё не устоявшийся термин «современной» музыки. Горелова – белорусский композитор. И её инструментально-симфоническая музыка, естественно, носит в себе глубинные оттенки белорусской национальной музыкальной культуры.

О вокалистах, исполняющих произведения в этой концерт-беседе, я, как обычно, вам кое-что расскажу, если что-нибудь знаю. В музыкальном сопровождении вокальных произведений Гореловой, которые вы услышите, будут участвовать самые разные музыканты – скрипачи, флейтисты, цимбалисты, перкуссионисты и т.д. Мне частично известны их фамилии, но я не стану их называть. Но одну фамилию я обязательно должен упомянуть. Это концертмейстер, пианистка, Заслуженная артистка Беларуси, Лариса Максимова. Она участвует в исполнении подавляющего большинства вокальных произведений Гореловой – или одна или в сочетании с другими инструменталистами. Успешное творческое содружество Галины Гореловой и Ларисы Максимовой существует уже много лет.

Наш первый романс сегодня называется «Когда тебя встречу».

Когда я в лесу тебя встречу,
Что в сон себя шумом колышет,
Скажи, почему мне не скажешь ни слова,
Лишь эхо я слов твоих слышу?

Когда я в саду тебя встречу,
Где сладкие запахи веют,
Скажи, почему ты меня не обнимешь,
Лишь близостью пахнет твоею?

Когда над колодцем встречаю,
Где небо в воде голубое,
Скажи, почему твоих глаз я не вижу,
Лишь их отраженье живое?

Когда я во сне тебя встречу,
Цветущем лишь ночью глухою,
Скажи, почему не живешь ты на свете,
Лишь душу мне полнишь собою?
Перевод Н.Астафьевой

Любовная лирика. Ещё не сама любовь, а мечта о любви. Это польский поэт Леопольд Стафф (1878-1957). Я о нём раньше не знал. С интересом познакомился с его творчеством, поскольку у Гореловой есть четыре вокальных произведения на его стихи. Этот глубокий лирик, был сверстником русских поэтов серебряного века Блока, Брюсова, Белого, но жил заметно дольше их. На самом деле он не так уж и долго жил, 79 лет, но упомянутые русские поэты жили намного меньше. Леопольд Стафф за годы поэтической деятельности издал 17 сборников лирических стихов. Многие из них переведены на русский язык.

Стихотворение «Когда тебя встречу» переведено Натальей Георгиевной Астафьевой. Астафьева переводила много поэзии с польского, она родилась в Варшаве в 1922 году, а в 1931 году семья переехала в Москву. Она стала русской поэтессой, издала 9 книг собственных стихов. Сейчас ей 94 года.

Тут мне хочется сделать общее замечание: работа поэтических переводчиков необычайно важна, очень уважаема и очень непроста. Многие из вас, скорее всего, видели пару-тройку лет назад совершенно превосходный документальный многосерийный фильм «Подстрочник» о переводчице Лилианне Лунгиной. Лунгина переводила с французского, немецкого, норвежского, датского и шведского языков. Правда, она переводила художественную прозу, что тоже очень непросто, поскольку надо передать выразительные нюансы совсем другого языка и специфику стиля писателя. А переводчик поэзии должен быть и сам хорошим поэтом. Многие произведения иностранных поэтов переводились многократно разными русскоязычными поэтами, и бывает очень интересно сравнивать разные переводы. Особенно много переводов сонетов Шекспира. Без талантливых переводчиков был бы совершенно невозможен культурно-литературный обмен между разноязыкими нациями. В этом смысле музыка и изобразительное искусство, к счастью, находятся в лучшем состоянии – их язык не нуждается в переводе. Я позволил себе отвлечься, но не сказал по существу ничего нового, просто захотелось поделиться мыслями. Эта тема интересна сама по себе.

Леопольд Стафф пережил две мировые войны. В каждой из этих войн, в 1915 г. во Львове и в 1944 г. в Варшаве сгорел его дом, с библиотекой, архивом, рукописями. Погибли две его драмы, часть его лирики, больше тысячи писем к нему. Другой польский поэт, следующего поколения, Мечислав Яструн, так писал о Леопольде Стаффе:

«Тень его осеняла всех дебютантов, но тень почти прозрачная, не закрывающая горизонтов, не загораживающая дороги. Стафф был как воздух поэзии, и даже те, кто открещивался от него, чувствовали на себе его внимательный и дружеский взгляд… мы всегда ощущали его присутствие…»

Романс Галины Гореловой по стихотворению Леопольда Стаффа в переводе Натальи Астафьевой исполнит Аскольд Аврамович Сухин (1941-1994). Заслуженный артист Беларуси, хороший бас, к сожалению, уже покинувший этот мир. Был он солистом Белорусской оперы и Белорусского радио, пел центральные басовые партии в оперных спектаклях, а также пел романсы и песни как русских так и белорусских композиторов. Лауреат многих международных и республиканских конкурсов вокалистов. Выпустил один сольный диск и еще один совместно с другими белорусскими вокалистами.

Я часто упоминал в предыдущих наших встречах о своём убеждении, что исполнители в заметной степени являются соавторами вокальных произведений. Во-первых, потому, что без их труда мы бы вообще не узнали о романсе или песне. Во-вторых потому, что от их интерпретации и мастерства зависит наше восприятие произведения.

>Когда тебя встречу
* * *

Проводила друга до передней,
Постояла в золотой пыли,
С колоколенки соседней
Звуки важные текли.

Брошена! Придуманное слово –
Разве я цветок или письмо?
А глаза глядят уже сурово
В потемневшее трюмо.
1913

Тоже любовная лирика. Тема разлуки. Тема женской силы и гордости. Какая концентрация чувств! Очень много может сказать большой поэт всего в двух коротких поэтических строфах.

Это Анна Андреевна Ахматова (1889-1966). Это 1913 год, Анне Андреевне 24 года, она уже три года замужем за Николаем Гумилёвым. В 1912 году вышел её первый поэтический сборник, а 1 октября 1912 родился сын Лёва.

Цитата из поэтического анализа:
Здесь не удар, а, скорее, столбняк, мутное, гнетущее состояние, когда всё валится из рук, а в голове беспрестанно теснятся и мысли, и образы: “Брошена! придуманное слово. // Разве я цветок или письмо?” Вопросы мучительны, а разгадки нет и не будет… Женщина начинает себя ощущать, её глаза “глядят уже сурово” — и неясно, то ли это укор себе самой за то, что не удержала, то ли пытается понять: можно ли её, Такую, покинуть?

Музыка Галины Гореловой вдумчиво передаёт эти настроения. Исполняет романс Ольга Тишина, меццо-сопрано, 1950 года рождения, выпускница Белорусской консерватории, в течение ряда лет успешно выступавшая в Белорусском театре оперы и балета в ведущих ролях, в том числе Кармен. Уж не знаю как такие вещи организуются, но специально для неё в середине 80-х гг. в Белорусском оперном была поставлена опера американского композитора Джанлуиджи Менотти «Медиум».

Успешно исполняла Ольга Тишина и солидный камерный концертный репертуар, в том числе на английском, немецком, польском и, естественно, на белорусском и русском языках. Критика и пресса отмечали и красивый голос и драматическое дарование и сценическую внешность.

Как и многие другие талантливые музыканты и исполнители, Ольга Тишина покинула Беларусь и обосновалась на юге Франции в оперном театре Монпелье, одного из крупнейших городов Франции. Театр этот, между прочим, существует где-то с 1760-х годов. До своего отъезда Ольга Тишина в творческом содружестве с Галиной Гореловой спела и записала значительное количество её произведений, и сегодня мы услышим Ольгу Тишину ещё не раз.

>Проводила друга

Очень выразительная музыка. Очень хорошее исполнение.
* * *

Надежда! Позолоченный обман!
быстротекущих дней очарованье,
неясный сон в зеленом одеянье,
неистовых мечтаний ураган!

В живых вливая пагубный дурман,
ты пробуждаешь в немощи желанье,
несчастным ты даруешь обещанье,
а тем, кто счастлив, – счастья талисман.

Все ловят тень твою, надежда, алкая света,
и всем в зеленых видится очках
мир, разукрашенный воображеньем…

Моя ж душа лишь разумом согрета,
и я свои глаза держу в руках,
испытывая взгляд прикосновеньем.

Смысл стихотворения «Надежда» прозрачен и глубок, поэтика перевода очень хороша.

Это Хуана Инес де ла Крус (1651-1695), мексиканская поэтесса и монахиня. Из деревенской семьи недалеко от Мехико. К 6 годам Хуана научилась писать, шить и вышивать, что в те времена составляло полное образование женщины. К восьми годам Хуана прочла всю библиотеку деда, включая труды по философии, богословию и медицине.

Прочту кусочек из краткой биографии Хуаны Инес де ла Крус:
«В 9 лет она рассталась с семьей: мать отправила её в Мехико к дяде и тете, богатым родственникам, вхожим во дворец вице-короля. По счастливой случайности они разглядели в девочке способности, предоставив Хуане возможность учиться. Новый курс самообразования включал литературу, естественные науки, математику, философию, теологию и иностранные языки. Ко всему этому Хуана выросла красавицей: светло-карие широко поставленные глаза, высокий лоб, прямой нос, изящные руки, обаятельная улыбка, живой и дружелюбный характер — все это не могло не привлекать к ней людей.
В 1664 году Хуана была представлена при новом дворе и в кратчайшее время завоевала такую любовь высокой четы, что вице-королева сделала её своей первой фрейлиной. Эту должность она занимала около 5 лет. Тогда же она прославилась написанием стихов на испанском, языке ацтеков, а также на латыни. Писала она и для спектаклей, и для ночных концертов, и для церковных праздников, и для похорон. Были у Хуаны и недоброжелатели. Однажды кто-то пустил слух, что её знания поверхностны и она умеет лишь внушать, что обладает ими. Для опровержения подобных напраслин вице-король принял решение организовать публичный экзамен, на котором Хуане задавали вопросы по всем отраслям знаний. Но она блестяще справилась с самыми каверзными заданиями.»

Что касается личной жизни, то поклонников у Хуаны было множество, и практически все они были серьёзными претендентами на её руку и сердце. Но все они получили отказ. В феврале 1669 года, возрасте 18-ти лет, Хуана вступила в монастырь ордена Святого Иеронима. Умерла она в 1695 году от эпидемии чумы. Как дар мексиканского народа народу Испании в Мадриде поставлен Хуане де ла Крус красивый памятник. В честь Хуаны де ла Крус назван кратер на планете Меркурий.

Я не знаю как и когда Галина Горелова познакомилась с поэзией Хуаны Инес де ла Крус, мексиканской поэтессы 17 века, не знаю как и когда ей захотелось положить стихотворение «Надежда» на музыку, не знаю как просто или сложно это оказалось композитору сделать. В любом случае – честь и хвала. Я сомневаюсь, что есть много людей, читавших поэзию Хуаны де ла Крус. И конечно же хвала переводчикам, знакомящим нас с замечательной поэзией других стран.

Сама Хуана де ла Крус написала такое замечательное посвящение к своей поэзии:

Читатель мой, мои стихи
столь далеки от идеала…
Одно достоинство у них –
что я сама ценю их мало.

Я не хочу их ни бранить,
ни проявлять к ним снисхожденья,
дабы никто не возомнил,
что я им придаю значенье.

Не почитателя я тщусь
найти в тебе, мой добрый гений,
но беспристрастного судью
моих бесхитростных творений.

В сужденьях независим ты,
судью честней найду едва ли, –
суди ж меня – мои стихи
меня навек с тобой связали.
. . . . . . . . . . . . .
Своим стихам, читатель мой,
поверь, сама я знаю цену;
но твой мне важен приговор, –
стихи выходят на арену…

Тебе на суд их отдаю:
хвали, брани их с миной строгой,
и пусть стихи мои идут
им предназначенной дорогой.

Но помни, что в твоих руках
всего лишь проба, и покуда
ты не распробуешь куска,
не торопись порочить блюдо.

И само стихотворение «Надежда» и посвящение, которое я только что прочел, и многие другие её произведения переведены с испанского Инной Чежеговой (1929-1990). Она переводила также и с португальского. Её муж, Михаил Донской, был известен как один из лучших ленинградских поэтов-переводчиков.

Исполнительница и в этом романсе Ольга Тишина. Обратите внимание на необычное и интересное музыкальное сопровождение. В этом мастерство композитора.

>Надежда
* * *

Тишина
Всюду в доме моем тишина,
И душа паутиною грусти
Крепко-накрепко оплетена.

Вот и снова уходит весна:
Лепестки под дождем облетают.
И опять я на башне одна.
Где же тот, что лишил меня сна?..

Поросло все высокой травой,
И дорога ему домой
В гуще зелени не видна.

Это знаменитая китайская поэтесса Ли Цин-чжао, к имени которой часто добавляют эпитет «величайшая». Родилась она 13 марта 1084 года и ушла в лучший мир 12 мая 1155 года. Детство и юность Ли Цин-чжао прошли среди людей, тесно связанных с искусством и литературой: папа был крупным сановником, известным литератором и профессором Императорской академии, мама была известна как начитанная и разносторонне образованная женщина. Ли Цин-чжао уже в ранней юности писала стихи, получившие признание в литературных кругах столицы. Ее увлечением было коллекционирование книг, картин и произведений прикладного искусства. Поэтому в ее поэзии часто встречаются образы, как бы перенесенные с изделий из камня и фарфора. Двадцати лет она вышла замуж за известного художника-гравера Чжао Мин-чэна.

Не вдаваясь в историко-политические подробности скажу лишь, что в тот период в Китае началось смутное время, междоусобная борьба. Ли с мужем бежали на юг, оказались без крова, скитались, терпели унижения и массу невзгод. Это, естественно, получило отражение в её поэтическом творчестве. А когда в 1129 году умер муж, она оказалась одна в далёком чужом краю. Её дальнейшее творчество было наполнено горем и болью.

Лежу одна, печальная, в постели,
До третьей стражи — дождик за стеной.
За каплей капля проникает в душу,
Мне больше не по силам шум их слушать
И ночь в разлуке коротать одной.

Цитата:
До наших дней дошло лишь около 50 стихотворений Ли Цин-чжао, несколько ее статей о поэзии и театральном искусстве. Но и это немногое позволяет судить о незаурядном поэтическом даровании, о глубоких знаниях и мастерстве поэтессы. … К ее произведениям, как к чистому источнику, обращалось не одно поколение поэтов. Многие ее стихи из века в век печатались в антологиях китайской поэзии и стали в конце концов достоянием школьных хрестоматий. Неподдельность чувств, глубокий лиризм и музыкальность в сочетании с живым, образным языком и совершенством формы — вот то главное, что определило жизненность и популярность поэзии Ли Цин-чжао.

Стихотворение «Тишина» перевел с древнекитайского Михаил Иванович Басманов (1918-2006) – поэт, солдат, дипломат, переводчик. Очень трудное детство, сиротство, педагогические кусры, война, преподавание языка и литературы, Высшая дипломатическая школа, китайское отделение, десять лет ответственной дипломатической работы в разных городах Китая, сборники своих стихов, четыре книги переводов древней китайской поэзии (из них одна полностью посвященная Ли Цин-чжао) и итоговый сборник в 2003 году «Китайская лирика».

Цитата:
Природное дарование, знание иероглифической письменности, необыкновенное трудолюбие дали возможность Михаилу Ивановичу Басманову не только проникнуть в недра китайской классической поэзии, но и средствами родного языка передать оттенки и звучание поэтических строк далеких эпох.

Поёт опять же Ольга Тишина. Ещё раз обращаю ваше внимание на мелодию и аккомпанемент. Естественно в китайских интонациях. А композитор из Беларуси.

>Тишина
* * *

Ўжо сонца за мора ў пасцельку лягло,
І птушка заснула, прыкрыўшысь крылом.
У норцы прыціхла ля мышанькі мыш,
Чаму ж ты, сыночак, так доўга не спіш?

Закрой свае вочкі. З паднебных старон
Зляціць матылёчкам к табе ціхі сон…
Вось месяц заглянуў у нашу пасцель
І вугальчык зоркі на ніз паляцеў.
Не будзе ўжо болей начамі свяціць,
Пагас недзе сумна над рэчкай ў трысці…

Ты будзеш, сыночак, вялікі расці,
Малочнаю сцежкай манлівай ісці,
Маланкай, як пуга, як востры бізун,
Гнаць хмары, што воўкам над намі паўзуць,
Вісяць па-над намі, як слёзы, як зло,
Закрыўшы для сонца дарогу ў сяло…

Ўжо сонца над морам ў пасцельку лягло,
І птушка заснула, прыкрыўшысь крылом.
У норцы прыціхла ля мышанькі мыш…
Чаму ты, сыночак, так доўга не спіш?

Надо ли переводить? У Галины Гореловой есть цикл белорусских колыбельных «Чатыры песнi над калыскай». Это одна из них. Текст этой колыбельной Галина Константиновна скомпоновала из стихотворения Белорусской поэтессы Ларисы Антоновны Гениюш (1910-1983).

У Ларисы Гениюш была очень непростая и трудная судьба. Родилась в западной Белоруссии в многодетной семье зажиточного крестьянина землевладельца за 7 лет до «самой великой и самой октябрьской революции», которую теперь чаще всего называют большевистским переворотом.

В 1928 году Лариса закончила польскую гимназию. В это время она знакомится с мировой литературой. Начинает писать стихи. В 1935 году выходит замуж за студента-медика Ивана Гениюша, который учился в Праге. В 1937 году, после рождения сына Юрия, выезжает к мужу в Прагу. В Европе Лариса активно сотрудничает с организациями белорусских эмигрантов-националистов, которые создали так называемое “белорусское правительство в изгнании”. Когда в 1939 году Красная армия произвела “воссоединение Западной Белоруссии”, отца Ларисы сразу расстреляли, а мать и двух сестер отправили в Казахстан, откуда они уже не вернулись.

Во время войны и до марта 1948 года Лариса с мужем и сыном жили под Прагой. А в начале марта её и мужа по требованию советских «органов» арестовали и переслали в СССР. Им предъявили недостаточно обоснованные обвинения в сотрудничестве с гитлеровским режимом во время оккупации Чехословакии. Оба получили 25 лет Гулага. В 1956 году срок бы сокращен до 8-ми лет и оба были выпущены на свободу. Поселились на родине мужа, в поселке Зельва Гродненской области. До конца жизни оба отказывались принять советское гражданство. Муж умер в 1979 году, она осталась в том же поселке под наблюдением КГБ.

В 1967 году, благодаря тогдашнему председателю Верховного Совета БССР Максиму Танку (он сам очень известный белорусский поэт) был издан первый в БССР сборник произведений Ларисы Гениюш. Потом вышли ещё четыре сборника. Лариса Гениюш умерла в 1983 году в Зельве и была похоронена рядом с мужем.

В 1999 году Белорусский Хельсинкский комитет обратился в Прокуратуру Республики Беларусь с ходатайством об отмене приговора относительно Ларисы и Ивана Гениюшей. Пришёл отказ с формулировкой, что поэтесса «обоснованно не подлежит реабилитации». Коогда запросили причины отказа, из Верховного суда пришел ответ, что причины «могут быть сообщены только самой репрессированной».

18 января 2006 года состоялась презентация музыкального сборника на стихи Ларисы Гениюш — «Жыць для Беларусі». На диске — песни разных групп и исполнителей. В нём можно услышать и голос самой поэтессы. Сборник посвящён 95-й годовщине со дня рождения поэтессы.

Поёт Колыбельную Гореловой на слова Гениюш на белорусском языке Ольга Тишина.

>Ужо сонца за мора

Чистый, красивый голос у Ольги Тишиной. Музыка очень «колыбельная».
* * *

Пока вы ещё настроены на белорусский лад послушайте вот это очень короткое стихотворение:

А калі ж той вечар ды павечарэе
Калі ж маё сэрца ды павесялее?
Калі мой міленькі, каго я кахаю,
Да мяне да хаты ціха завітае?
Пойдзе ён гарою, я пайду далінай,
Сойдземся у полі, ў полі пад калінай.

Переводить, я думаю, и тут нет нужды. Автор – известнейший белорусский поэт, публицист, литературовед, переводчик; классик белорусской литературы, один из создателей и самой белорусской литературы и современного литературного белорусского языка – Максим Адамович Богданович (1891-1917). Жил он всего-то 25 лет, умер от туберкулёза. Это был необычайно талантливый человек, который за свою совсем короткую жизнь успел очень много сделать в разных областях литературы и особенно в поэзии. Галина Горелова создала цикл из пяти песен на слова Максима Богдановича – «Дзявочыя песнi».

В 2011 году в Республике Беларусь широко отмечалось 120-летие со дня рождения Максима Богдановича. Белорусское телевидение создало 4 серийный фильм «Эпоха Максима Богдановича». Национальный банк ввёл в обращение две памятные монеты, посвящённые юбилею. А прошлом году, в честь 125-летия со дня рождения, точно в день рождения, 9 декабря, у памятника Максиму Богдановичу в Минске состоялся митинг «Поклонимся Максиму». Проводились по всей Беларуси и другие памятные мероприятия.

(Тут я добавлю, что по стихотворению Максима Богдановича «Зорка Венера узышла над зямлёю» был создан удивительнейшей красоты белорусский романс с музыкой Семена Александровича Рака-Михайловского, который вовсе не был композитором (1885-1938), а был общественно-политическим деятелем, публицистом и педагогом. За что и был расстрелян в 1938-ом. Реабилитирован в 1956-ом.)

Вы услышите песню Гореловой «А калi ж той вечар» на слова Максима Богдановича в исполнении Народной артистки Беларуси Любови Констаниновны Каспорской. Каспорская была долгое время солисткой прославленного Академического хора Белорусского телевидения и радио, преподавала вокал в Академии музыки, доцент. Только-только вышла на пенсию.

Прислушайтесь к мелодии и аккомпанементу. В них очень отчетливо звучат красивые интонации белорусской национальной музыки.

>А кали ж той вечар
* * *

Пчела
Над розою расцветшей
Пчела хлопочет вольно…
Мне снова сон прошедший
Пригрезился невольно.

Расцветшей розы алость
Под стать жаре и полдню…
Пчёл милая боялась –
Я это помню, помню.

Над трепетаньем крылец
Багряное сиянье.
Пчёл милая страшилась,
Как я воспоминанья.

Печальная любовная лирика. Это опять Леопольд Стафф, польский поэт, творчество которого вдохновило композитора Горелову на создание вокального цикла на его стихи. Переводчик мне неизвестен. И поёт тот же бас Аскольд Сухин, исполнявший сегодня в самом начале романс «Когда тебя встречу».

>Пчела
* * *

Май
Прозрачна тень, и радужна заря.
С деревьев, где проснулись птицы,
Роса струится,
Цветы и травы серебря.

О как твои глаза прекрасны, как блестящи,
Когда рассвета луч скользящий
Горит в серебряных прудах!
Как бьются жилки на твоих висках!

И сила бытия неистово благая
В тебя вливается, как запахи полей,
И, переполнена до края,
Ты отступаешь перед ней
И за руку меня берешь,
Чтобы умерить сердца своего
Смятение и торжество.

Ещё одно из несметного количества восторженных поэтических выражений всепоглощающей любви. Это выдающийся бельгийский франкоязычный поэт и драматург конца 19-го начала 20-го века Эмиль Верхарн (1855-1916). Родом из северного, фламандского региона Бельгии.

Цитата:
Ранняя поэзия Верхарна, воспевавшая чувственную красоту фламандской женщины и склонная к натурализму, была восторженно встречена авангардистскими кругами, но на его малой родине вызвала скандал; его родители даже пытались скупить с помощью местного священника весь тираж и уничтожить его.

После этого сборника Верхарн написал ещё очень много и на рубеже веков обрёл мировую известность, его произведения были переведены более чем на 20 языков. Погиб он на Руанском вокзале: толпа вытеснила его с перрона под колёса отходившего поезда.

Верхарн был поэтом левого, социалистического направления. Не знаю важно ли вам об этом знать, 🙂 но по свидетельству Н. К. Крупской, В. И. Ленин в годы своей второй эмиграции «в бессонные ночи зачитывался Верхарном». Не спалось бедняжке Ильичу.

Цитата:
Русский читатель давно по достоинству оценил Верхарна. Горячим пропагандистом его поэзии был В. Я. Брюсов, создавший классические переводы творений бельгийского поэта. Высшую радость и смысл своего творчества Верхарн видел в том, чтобы «в бой не опоздать», чтобы «подарить властительный свой стих народу». Себя он ощущал работником во имя грядущего. И поэт не ошибся: его мятежная поэзия навсегда вошла в духовный обиход человечества.

Переводчица стихотворения, выбранного Г.Гореловой – Эльга Львовна Линецкая, урождённая Фельдман (1909-1997) – филолог, переводчик, педагог. Переводила стихи, прозу, драмы с французского, английского, немецкого, испанского, итальянского языков. В память Э.Л.Линецкой в 2016 году Институт русской литературы РАН совместно с Союзом писателей Санкт-Петербурга при поддержке московского Института перевода объявили о проведении Конкурса начинающих переводчиков им. Э.Л.Линецкой.

Цикл вокальных произведений на стихи Эмиля Верхарна был создан Галиной Гореловой ещё в 20-м веке :-). Этот цикл спел и записал солист Академического Музыкального театра Беларуси, тенор Геннадий Никитин, о котором дополнительных сведений я не нашел.

>Май
* * *

За узором дымных стекол
Хвойный лес под снегом бел.
Отчего мой ясный сокол
Не простившись, улетел?

Слушаю людские речи
Говорят, что ты колдун.
Стал мне узок с нашей встречи
Голубой шушун.

А дорога до погоста
Во сто крат длинней,
Чем тогда, когда я просто
Шла бродить по ней.

Это опять Анна Ахматова. Та же общечеловеческая тема разлуки. Стихотворение считается непривычным для стиля Анны Ахматовой, хотя деревенская тема не была ей чужда. В стихотворении есть непонятности, но нам придётся оставить их в стороне.

Известно, что это стихотворение Ахматова не публиковала, но один человек знал его наизусть. Это был Сергей Есенин. В автографе стихотворения дата отсутствует, но исследователи полагают, что это 1913 год. Год, когда она познакомилась Есениным. Это была его инициатива познакомиться с знаменитой уже поэтессой, и он навестил её в Царском селе. Дальше идёт цитата одного исследователя, написавшего большую статью об Ахматовой и Есенине:

Но АА, будучи старше его на целых 6 лет, была тоже, что называется, «не лыком шита».Он думал, что идёт в гости к светской даме, а она была уже несколько лет как деревенская жительница, проводя по многу месяцев в тверской глуши, в имении её свекрови, Анны Ивановны Гумилёвой. … Поэтому, готовясь к встрече с Есениным, она написала стихотворение “За узором дымных стёкол”.

Для меня это звучит довольно странно, но всяко может быть. Стихотворение, как вы заметили, явно в народном стиле, в нём и “ясный сокол” и “шушун” и “погост”.

Перейдем к музыке. Здесь у композитора Гореловой эффективный и оригинальный приём. Песня исполняется без музыкального сопровождения. Только несколько оттеняющих настроение фортепианных нот в конце.

Поёт Ольга Тишина.Ольга Тишина.

>За узором дымных стёкол
* * *

Когда ты спросишь
Криком я кричу,
И тяжко мне от слез,
Но когда ты спросишь, то отвечу я,
Что рукав атласный мой слегка намок
От весеннего случайного дождя!..

Автор этого короткого поэтического произведения – Оэ Тисато, японский поэт конца IХ начала Х века. Точные годы его жизни неизвестны. Принадлежал к старинному роду ученых и литераторов, и получил образование в Придворном университете. В 889—898 годах участвовал во многих проводимых при дворе поэтических состязаниях. Занимал при дворе невысокие посты. За какую-то провинность или по недоразумению был отстранен от службы, долго жил в уединении. Потом был послан в в какую-то провинцию помощником наместника. В своих стихах Оэ Тисато сочетал традиции японской и китайской поэзии. Его стихи представлены в различных японских антологиях. Представитель японского поэтического стиля “танка”. Танка (короткая песня) — пятистрочная японская нерифмованная стихотворная форма. Другой японский поэт, Цураюки, тоже конца IХ начала Х века, даёт определение танка, как поэзии «корни которой — в человеческом сердце».

Перевела стихотворение Оэ Тисато на русский язык Анна Евгеньевна Глускина (1904-1994), российский учёный-японист, переводчица японской поэзии, доктор филологических наук. Ей принадлежит перевод антологии «Манъёсю» («Собрание мириад листьев»), включающей в себя 4516 песен. Над этим переводом она работала с 1933 по 1957 год. Труд этот был опубликован в 1971—1972 годах. В 1988 году вышел сборник её переводов «Японская любовная лирика», куда вошли стихи, взятые из трёх лучших поэтических антологий VIII, Х и XIII веков. Опять же честь и хвала.

Поёт Ольга Тишина. Обратите внимание на короткие музыкальные фрагменты между фразами.

>Когда ты спросишь
* * *

Ожидание
Разве я была, о друг мой, нехорошею с тобой,
Разве я была неверной, обманула ли тебя?
Клялся ты прийти сегодня в третью стражу, в темноте,
А на деле оказалось – это вовсе и не ты,
А всего лишь шорох листьев на осенних деревах.
И на листья ли сердиться, если друг мой виноват!

Это Хван Чжин И (1506-1544) – знаменитая корейская поэтесса начала 16 века, гетера, то есть в переводе с древнегреческого (на этот раз на самом деле, а не в шутку, как у Аркадия Райкина) женщина, ведущая свободный, независимый образ жизни, куртизанка. Её характеризовали как женщину исключительной красоты, обладающей блистательным умом и не менее блистательным остроумием. Её напористость и независимый характер стали своего рода культурным символом Кореи. Хван Чжин И ввела и утвердила в сиджо (коротких песнях) любовную тему. Имя Хван Чжин И окружено легендами и стало достоянием устного народного рассказа. В русском переводе её стихи выходили в переводе А.А.Ахматовой, но есть предположения, что на самом деле их переводил молодой Иосиф Бродский. Если да, то это делалось, конечно, не для обмана, а чтобы дать Бродскому немного заработать.

Как-то получилось, что популярность жизни и творчества Хван Чжин И особенно возросли в 21 веке. О ней написано два больших романа (2002 и 2004). В 2006 году корейская телекомпания выпустила о ней сериал. В 2007 году вышел о ней художественный фильм. Вот такая знаменитая женщина.

Галина Горелова придала этому романсу быстрый темп с музыкальными виньетками в промежутках между фразами. Как музыкальный инструмент используется и колокол. Галина Горелова часто и очень успешно использует колокола в своих произведениях.

Поёт Ольга Тишина.

>Ожидание
* * *

К свадебному венку
Милый мой, я вью венок,
Твой юный лоб венчать
Ведь я тебе принадлежу,
Как сад,
Где мной взлелеяны цветы
И сладко пахнущие травы.

Ты выкопал прохладный водоем,
И северного ветра дуновенье
Приносит свежесть,
Когда вдвоем гуляем у воды.

Mоя рука лежит в руке твоей.
По телу разливается блаженство.
Ликует сердце.
Мне голос твой — что сладкое вино.
Я им жива.
Еды с питьем нужнее мне твой взгляд.

Представьте себе, этой поэзии по оценкам специалистов от двух до пяти тысяч лет. Это поэзия древнего Египта. Автор неизвестен, но известна переводчица, Вера Аркадьевна Потапова [Эльтерман] (1910-1992). Вера Потапова, очень известная переводчица и поэтесса, была одной из наиболее ревностных учениц Маршака, всерьез веривших, что лучше Маршака просто нет ничего на свете. Она переводила со многих и разных языков. А о древнеегипетской поэзии она написала такие слова:

Поистине удивительная любовь к письменности отличала народы Древнего Египта. Иероглифическими письменами покрыты стены храмов, пирамид, усыпальниц, свитки папируса в несколько десятков метров длиной… До наших дней дошли надписи на саркофагах, амулетах, статуэтках, тканях, предметах культа и домашнего обихода — на умывальной и винной чашах, даже на ключе и трости. Резец и тростниковое перо сохранили для нас голоса поэтов, умолкнувшие несколько тысяч лет тому назад. Лирика Древнего Египта поражает своей неиссякаемой жизненной силой, простотой и человечностью. В лирической поэзии египтян — в особенности любовной — явственно ощутима струя народного творчества. Эта любовная лирика немногословна, отличается античным изяществом. Мгновения, запечатленные неизвестными художниками слова несколько тысячелетий тому назад, воспринимаются и сегодня как подлинные сгустки поэзии.

Добавлю ещё, что в 1965 году в издательстве «Художественная литература», вышла антология «Лирика Древнего Египта» (перевод с египетского Анны Ахматовой и Веры Потаповой).

Вы услышите в музыке Гореловой очень интересные и очень современные фрагменты.

Поёт Ольга Тишина.

>К свадебному венку

Удивительно красивый, кристально чистый голос у Ольги Тишиной. Я надеюсь ей хорошо на юге Франции.

Тут мне вздумалось напомнить вам высказывание всемирно известного баса Пааты Бурчуладзе, который был у нас в недавней в концерт-беседе. Рассказывая о том как пришел к нему успех он заметил: «Важно поймать и не упустить момент удачи – хорошо спеть в нужное время в нужном месте». Он, конечно, прав, и я обращаю на это ваше внимание потому, что у очень многих замечательных певцов, которые по вокальным и исполнительским данным ничуть не хуже общепризнанных знаменитостей, просто по стечению обстоятельств не случилось этого «момента удачи».

Это было небольшое отступление в связи с голосом и исполнительским талантом Ольги Тишиной. А вообще замечательный получился романс Гореловой на слова более чем трехтысячелетней давности, который только что спела нам Ольга Тишина.
* * *

А вот совсем-совсем другая тема. Очень глубокая, очень серьёзная и очень печальная. Жизнь состоит не только из радостных моментов и не только из любви. Впрочем и тут любовь. Но совсем другая.

Колыбельная
У окошка в потёмках
Мать колыбель качает
Где спит ребёнок.

Но только нет колыбели.
Но только нет и ребёнка.
Пропал он, растаял в тумане.
Мать сидит одиноко в потёмках,
Баюкает воспоминанья.

Это короткое стихотворение Леопольда Стаффа привлекло внимание Галины Гореловой для создания вокального произведения. Записано в исполнении Аскольда Сухина.

>Колыбельная

Очень скупой, очень печальный и очень выразительный аккомпанемент. И пронзительная последняя нота.
* * *

Далёкие шаги
Дремлет отец, и лицо его светится
кротостью сердца в час забытья;
так сладок сон его, если что-то
и есть в нем горькое — это я.

Совсем запустело жилье; час молитвы.
Опять не прислали вестей сыновья;
отец просыпается; вспоминает
наше прощанье; чужие края;
так близко все ему; если что-то
и есть в нем далекое — это я.

Мама ходит в саду, все никак не распробует
хоть какой-нибудь вкус у того, что прошло;
она так нежна сегодня, настолько
вся — исход, вся — любовь и крыло.

Нет ни криков, ни детства, ни зелени свежей;
писем—тоже; вконец запустело жилье;
и если что-то в этот вечер разбито,
и идет под уклон, и хрустит под ногами,—
это ветхие, две былые, две согнутые дороги,
по которым скитается сердце мое.

Это перуанский поэт Се’сар Вальехо (1892-1938). Из бедной многодетной семье индейско-испанского происхождения. Изучал литературу в Свободном университете г. Трухильо. Зарабатывал на жизнь и учебу тяжелым трудом, в том числе работой в вольфрамовых шахтах. В 1923 перебрался в Париж, сблизился с французскими, испанскими и латиноамериканскими поэтами-сюрреалистами. Был очень про-социалистически настроен. В 1927 посетил СССР. В 1928 вступил в коммунистическую партию Перу. Бедствовал, тяжело болел, причина смерти не была установлена. Жил всего 46 лет.

Цитата:
Поэзия Вальехо, одна из вершин испаноязычной лирики XX века, вобрала индейские традиции, достижения латиноамериканского модернизма, элементы сюрреалистской поэтики … Этот синтез был развит в стихах гуманистической и гражданской тревоги, составивших 2 сборника опубликованных посмертно.

Перевод стихотворения «Далекие шаги» очень хорош хоть я и не могу знать оригинала. Я не знаю кто переводчик. Сесара Валььехо переводили многие. Особенно много Анатолий Михайлович Гелескул (1934-2011) – талантливейший поэт-переводчик. Может быть это и он.

Вы услышите это вокальное произведение в записи баритона Анатолия Щербакова, камерного певца Белорусской филармонии.

Цитата из статьи о Щербакове в белорусской газете:
На сцене он воплощает единство музыки, слова и пластики. Природа одарила его выразительным, гибким, богатым оттенками голосом для создания образа личности романтической.

Цитата из сообщения о белорусской телепередаче 2016 года:
27 июля в эфире будет показана программа “Свет далекой звезды”, посвященная 65-летию со дня рождения музыканта, артиста, певца, знаменитой личности в белорусском вокальном искусстве Анатолия Щербакова. Создатель ярких образов в романсах, он очень тонко чувствовал и прекрасно исполнял камерную музыку. Долгое время Анатолий Щербаков работал в Белорусской государственной филармонии. Зрители познакомятся со знаменитым деятелем, его жизнью и творчеством. Воспоминаниями о музыканте со зрителями поделятся его дочь, композитор Галина Горелова, артистка Большого театра меццо-сопрано Наталья Руднева и концертмейстер Лариса Максимова.

65-летие в 2016 году, значит родился он в 1951-м. До какого года жил мне неизвестно.

>Далёкие шаги

По-моему, Анатолий Щербаков спел этот психологически глубокий романс просто замечательно.
* * *

Много вокальных произведений Галины Константиновны Гореловой посвящено антивоенной теме. Она для этой цели использовала стихи поэтов тоже разных стран и времен. Антивоенная тема в поэзии была всегда. И войны, к сожалению, тоже всегда.

Спящий в ложбине
Беспечно плещется речушка, и цепляет
Прибрежную траву, и рваным серебром~
Трепещет, а над ней полдневный зной пылает,
И блеском пенится ложбина за бугром.

Молоденький солдатик, с открытым ртом, без кепи
Всей головой ушел в зеленый звон весны.
Он крепко спит. Над ним белеет тучка в небе.
Как дождь струится свет. Черты его бледны.

Озябший, крохотный, как будто бы спросонок
Чуть улыбается хворающий ребенок.
Природа приголубь солдата, не буди!

Не слышит запахов, и глаз не поднимает,
И в локте согнутой рукою зажимает
Две красные дыры меж ребер на груди.

Острая антивоенная тема. Автор – Артюр Рэмбо (1854-1891), один из очень известных французских поэтов 19 века, оказавший сильное влияние на таких последующих корифеев французской поэзии как Гийом Аполлинер и Поль Элюар. Жизнь его была довольно скандальной, и я в подробности вдаваться не стану. Жил недолго, всего 37 лет. Раковая опухоль ноги.

Благодаря Галине Гореловой, готовя эту концерт-беседу, я немного познакомился с творчеством и жизнью ряда зарубежных поэтов разных времен и стран – поэтов, о которых я знал только понаслышке или не знал совсем.

О переводчике стихотворения Рембо, известнейшем советском поэте, переводчике и драматурге Павле Антокольском, речь впереди.

Поёт снова Ольга Тишина. Обратите внимание на “музыкальные рисунки” сопровождающие исполнение.

>Спящий в ложбине
* * *

Может быть я погибну в бою у переднего края,
Может быть целый день ты проплачешь, моя дорогая.
Быстро память моя улетучится, дай только срок,
И снаряд разорвавшийся там у переднего края,
Превратится в красивый цветок.

В скором времени память моя растворится в пространстве,
Моей кровью она окровавит миры и моря,
И долины и горы и звезды в предвечном убранстве.
Возмужает окрепшая полная силы заря.

Всей потерянной памятью снова живущий вовеки
Я прильну к твоей нежной груди и смежу твои веки.
Распущу твои волосы и зацелую уста,
Ты со мной и останешься вечно такой,
О единственная!

Если я там погибну, если я обречен на забвенье,
Вспоминай меня искренно.

Это Гийом Аполлинер (1880-1918) перевод тоже Павла Антокольского. Для вокального произведения были сделаны небольшие сокращения. Гийом Аполлинер, полное имя Вильгельм Альберт Владимир Александр Аполлинарий Вонж-Костровицкий — французский поэт, один из наиболее влиятельных деятелей европейского авангарда начала XX века. Мама – польская аристократка Анжелика Костровицкая. На русский язык стихи Аполлинера переводили по меньшей мере 17 поэтов.

Сокращенная мной цитата:
Лирике Аполлинера присущи мужественная искренность, трагическое ощущение жестокости жизни, слитое с радостью её приятия, противостояния утратам и времени. … В его творчестве столкнулись формалистическое экспериментаторство и новаторское развитие классической традиции. И если ныне Аполлинер воспринимается как один из тончайших лириков 20 века, то прежде всего потому, что влияние модернистских школ… не смогло сковать творчество писателя.

В войне Аполлинер видел бессмысленное уничтожение человека человеком, но в 1914 году добровольцем вступил во французскую армию: стремление освободить Польшу – одна из причин этого решения. Стихотворение «Если я там погибну» написано в 1915 году. В 1916 году Аполлинер был ранен в голову осколком снаряда, перенёс трепанацию черепа. А осенью 1918 года Аполлинер, ослабленный операцией, умер от испанского гриппа.

Поёт Анатолий Щербаков. Музыкальное сопровождение очень драматично.

>Может быть я погибну
* * *

А вот антивоенная тема у Максима Богдановича (я буду переводить строфу за строфой):

Цёмнай ноччу лучына дагарала.         Тёмной ночью лучина догорала,
Я Арцёму кашулю вышывала.               Я Артему рубашку вышивала.
На грудзі шыла сонейка,                        На груди её солнцем украшала
Навакол зоры дробныя.                          А вокруг него звезды рассыпала.

Толькі ўходзіць у хату сястрычанька,
Белы чысты ліст у яе ў руках,               Только входит в дом сестричка
Белы тварык увесь у слязах:                 Всё в слезах её белое личико:
“Ой, забілі Арцёма забілі,                      «Ой, убили Артёма, убили,
У нязнанай старонцы зарылі                 В неизвестной сторонке зарыли .
Ой, забілі Арцёмa шрапнэляй,              Ой, убили Артёма шрапнелью,
Завіруха яго крые белай беллю…”      Замело его белой метелью»

Ты не будзешь, крынічанька,                Ой, не станет, не станет ручей
Ад разводдзя свайго ў вясну паўней.  От половодья полней.
І палюбіш дзяўчынанька,                     Ты полюбишь другого, дивчина,
Ды не так, як любіла ты даўней.         Но Артем всегда будет милей.

Поёт Любовь Каспорская, она у нас несколько раньше пела тоже на слова Максима Богдановича. Музыкальное сопровождение, на мой взгляд, выше всяких похвал. Основную роль в нём играет флейта, имитирующая духовой славянский народный инструмент «жалейка».

>Цёмнай ноччу
* * *

Мои мучительные сны
Смятенье смутное мне приносят
Горькие веянья весны.
О, как томятся и воли просят
Мои мучительные сны!

Всю ночь напролёт голоса убитых,
Плача, упрашивают из земли:
— Помни кровь на конских копытах,
Помни лица наши в пыли.

Мы не запашем земли восточной,
Глина лежит на глазах у нас,
Кто нас омоет водой проточной,
Кто нас оденет в твой светлый час?

Только и властны над сонным слухом,
Если покажешь нам путь назад,
Мы прилетим тополёвым пухом,
Как беспокойные сны летят.

Тоже яркая антивоенная тема. Автор стихотворения – известный поэт и переводчик – Арсений Александрович Тарковский (1907-1989).. И ещё Арсений Тарковский – отец известнейшего кинорежиссера Андрея Тарковского (фильмы Андрей Рублёв, Зеркало, Солярис, Сталкер …), который в 1984 году решил не возвращаться в СССР из Италии.

Поёт снова Анатолий Щербаков.

>Мои мучительные сны
* * *

Вальс двадцатилетних
Годен для ветра, для грязи, для тьмы.
Годен под пули. Годен для марша.
Годен легендой бродить меж людьми.
Без вести годен пропасть. И как старший,
Спляшешь ты, маленький, – только всмотрись
В ритм партитуры нечеловечьей.
Годен для страха, для раны, для крыс.
Годен, как хлеб, извергаемый печью.

Солнце, ты для обреченных горишь.
Двадцатилетними полон Париж.

Годен для крепкой сивухи с утра.
Годен в патруль под раскат канонады.
Слушай сигнальных рожков тра-ра-ра.
Кончена молодость. Но, если надо,
Годен любить, умирать, забывать,
В саване сивых дождей истлевая.
Мальчик-солдат, у тебя есть кровать –
Ров трехметровый, тишь полевая.

Двадцатилетние призывники
Медленно кружатся в вальсе тоски.

Где-то пятнадцать-, шестнадцать- и сем
Надцатилетние. Кто-то мурлыкал
Песенку, осточертевшую всем
Призывникам в опьяненье каникул.
Только минуту веселья найти, –
Только одну из всего мирозданья.
Может быть, жизнь это, как ни верти:
«Мама! Я скоро умру, до свиданья!»

Годен по-всякому, годен вполне,
Годен, годен быть на войне.

Так начинается вальс. И опять
Кружатся пары в безумном Париже.
Завтра не петь и с любимой не спать.
Сорок мне било. Но эти мне ближе.
Кружится в вальсе бульвар Сен-Жермен.
Крупным курсивом легло на столетье:
Годен – и баста – и без перемен.
Нет. Как они, не хочу околеть я.

Все позабыть, позабыть, позабыть.
В медленном вальсе навеки забыть
Сорокалетье столетья.

Это Луи Арагон (1897-1982), фамилия хорошо всем известная. Французский поэт и прозаик, деятель Французской коммунистической партии, лауреат Международной Ленинской премии «За укрепление мира между народами» (1957). Муж французской писательницы и переводчицы Эльзы Триоле, которая к тому же младшая сестра Лили Брик.

Имя Луи Арагона было широко известно в Советском Союзе из-за его деятельности во французской компартии, в которую он вступил в 1927 году. В августе 1932 года он посетил СССР в составе интернациональной бригады писателей, изучавшей новостройки социалистического Урала и написал восторженную поэму «Ура, Урал!». В 1957 году получил Международную Ленинскую премию. В последующие годы он многое понял и стал резко выступать против авторитаризма коммунистического режима в СССР. Осуждал судебные процессы против советских писателей, в частности процесс Синявского и Даниэля (1966). В 1968 году резко протестовал против ввода советских войск в Чехословакию. Лично обратился к Л.И.Брежневу с требованием освободить кинорежиссёра Сергея Параджанова.

Переводчик Павел Антокольский (1896-1978).

Цитата об Антокольском:
Французский язык знал основательно, — чуть ли не все прослеживаемые корни творчества — оригинального Антокольского — именно во французской литературе, да и сам Антокольский этого не скрывал. Его перевод «Вальса двадцатилетних» Арагона — видимо, вообще одно из лучших русских переводных стихотворений, за которое простится ему в веках и перевод книги стихов Хо Ши Мина, и Сталинская премия «второй степени». Он был театральным режиссером и хорошим художником, незаурядным педагогом, даже создал нечто вроде собственной поэтической школы, хотя ни один поэт, кажется, не назвал себя прямо — «учеником Антокольского». Но переводы Антокольского из французской поэзии — самое серьезное явление в СССР в этом жанре после гибели Бенедикта Лившица.
(Бенедикт Лившиц – другой замечательный поэт и переводчик, расстрелянный в 1938-ом и реабилитированный в 1957-ом.)

Поёт это, по-моему выдающееся, вокальное сочинение с музыкой Галины Гореловой к стихотворению Луи Арагона опять же Ольга Тишина.

>Вальс двадцатилетних

Исполнение этого на самом деле трудного произведения тоже совершенно блестящее.
* * *

Не зови меня, отец, не трогай,
Не зови меня, о, не зови!
Мы идём нехоженой дорогой,
Мы летим в пожарах и в крови.

Мы летим и бьём крылами в тучи,
Боевые павшие друзья.
Так сплотился наш отряд летучий,
Что назад вернуться нам нельзя.

Я не знаю, будет ли свиданье.
Знаю только, что не кончен бой.
Оба мы – песчинки в мирозданье.
Больше мы не встретимся с тобой.

Известнейший русский поэт, переводчик и драматург Павел Григорьевич Антокольский (1896-1978) потерял в войне сына, младшего лейтенанта Владимира Павловича Антокольского, павшего смертью храбрых 6 июня 1942 года. Хуже ничего не бывает.

В 1943 году Павел Антокольский написал трагическую поэму «Сын». Поэма, написанная в память о погибшем на войне сыне, принесла П.Г.Антокольскому мировую известность. За эту поэму он в 1946 году получил Сталинскую премию второй степени. В поэме 10 глав.
Первая глава начинается словами:

– Вова! Я не опоздал? Ты слышишь?
Мы сегодня рядом встанем в строй.
Почему ты писем нам не пишешь,
Ни отцу, ни матери с сестрой?

Отец задаёт погибшему сыну ещё несколько вопросов. А мёртвый сын отвечает отцу именно теми тремя строфами, которые композитор Горелова выбрала для вокального произведения. “Не зови меня, отец, не трогай…”.

Обратите, пожалуйста, внимание на музыку. Это не просто аккомпанемент к вокальному тексту, а почти независимые музыкальные фрагменты и темы, углубляющие содержание текста.

Поёт опять Анатолий Щербаков, который уже пел у нас несколько раньше.

>Не зови меня
* * *

Завещание
Да побредёт нагим миллионер!
Да скопит жадный на свою же тризну!
Весь мир тому, кто кланяется встречным,
престол тому, кто сеет в небесах,
и плач тому, кто делу своему
кладёт конец, чтобы сберечь начало!

Вонзавший шпоры пусть идёт пешком,
пускай крошатся стены, из которых
не выросла соседняя стена,
пусть отдадут ничтожество – ничтожным
а хлеб смеющимся,
пусть умирают сами лекаря!

Пусть молоко вольётся в нашу кровь,
и малая свеча сольётся с солнцем,
и день взамен мгновения влюблённым!
Пусть будут дети, будут перепёлки,
Хвала тому, кто в небе видит небо!

Беседовать учитесь у женатых,
молчанию – у тех, кто одинок,
кормите, не скупясь, молодожёнов,
поите чёрта из своих ладоней
рискуйте шкурою в борьбе за справедливость,
уравнивайте всё,
но леопард да будет леопардом!

Услышьте, как вода плывёт морями,
хоть ради слёз моих прощайте заблужденья,
щадите коз и их детей на склонах гор,
растите же!..
Меня зовут. Пора…

Гражданская поэзия с острыми элементами сатиры. Се’сар Вальехо, перуанский бунтарь, борец за справедливость, он у нас уже был. Переводчик неизвестен.

Поёт Анатолий Щербаков.

>Завещание
* * *

На тему гражданской поэзии с элементами сатиры у Галины Гореловой есть семь вокальных произведений на стихи Беранже. Вы услышите часть этого цикла.

Пьер-Жан де Беранже (1780-1857) — французский поэт и сочинитель песен, известный прежде всего своими сатирическими произведениями. В Российской Империи произведения Беранже стали известны в XIX веке благодаря переводам В.С.Курочкина и М.Л.Михайлова. Мы с вами знакомы с тремя романсами на стихи Беранже – “Нищая” Алябьева, “Старый капрал” и “Червяк” Даргомыжского. В советскую эпоху его стихи переводили очень многие поэты-переводчики.

Хвала беднякам!
Голодные дни
Умеют они
Со счастьем сплетать пополам!
Хвала беднякам!

Их песнею славить не надо,
Воздать по заслугам пора,
А песня – едва ли награда
За годы нужды и добра!

Хвала беднякам!
Голодные дни
Умеют они
Со счастьем сплетать пополам!
Хвала беднякам!

У бедных проста добродетель
И крепкой бывает семья.
А этому верный свидетель
Веселая песня моя.

Хвала беднякам!
Голодные дни
Умеют они
Со счастьем сплетать пополам!
Хвала беднякам!

Искать недалеко примера.
О песня! Ты знаешь сама:
Одно только есть у Гомера –
Высокий костыль и сума!

Хвала беднякам!
Голодные дни
Умеют они
Со счастьем сплетать пополам!
Хвала беднякам!

Богатство и славу, герои,
Вы часто несете с трудом.
А легче не станет ли втрое,
Коль просто пойти босиком?

Хвала беднякам!
Голодные дни
Умеют они
Со счастьем сплетать пополам!
Хвала беднякам!

Вы сыты докучною одой,
Ваш замок – мучительный плен.
Вольно ж вам! Живите свободой,
Как в бочке бедняк Диоген!

Хвала беднякам!
Голодные дни
Умеют они
Со счастьем сплетать пополам!
Хвала беднякам!

Чертоги – подобие клеток,
Где тучный томится покой.
А можно ведь есть без салфеток
И спать на соломе простой!

Хвала беднякам!
Голодные дни
Умеют они
Со счастьем сплетать пополам!
Хвала беднякам!

Житье наше жалко и хмуро!
Но кто улыбается так?
То, дверь отворяя, амура
К себе пропускает бедняк.

Хвала беднякам!
Голодные дни
Умеют они
Со счастьем сплетать пополам!
Хвала беднякам!

Чудесно справлять новоселье
На самом простом чердаке,
Где Дружба встречает Веселье
С янтарным стаканом в руке!

Хвала беднякам!
Голодные дни
Умеют они
Со счастьем сплетать пополам!
Хвала беднякам!

Из этого стихотворения композитор Горелова выбрала три с небольшим, показавшихся ей наиболее существенными, части.

Все вокальные произведения Гореловой на стихи Беранже спел и записал Заслуженный артист Беларуси Виктор Иванович Скоробогатов (1950). Выпускник Белорусской Консерватории. Стажировался в Ла Скала. С 1977 по 2005 был солистом Национального академического Большого театра оперы и балета Республики Беларусь. За годы работы в белорусской опере исполнил 40 оперных ролей. С 2005 г. — режиссёр этого театра. С 2003 по 2009 — профессор кафедры сольного пения.

Камерный репертуар Скоробогатова состоит из более 600 романсов и песен. Он был первым исполнителем почти 200 произведений различных жанров белорусских композиторов. Гастролировал в большом списке стран, в том числе США, Канаде, Германии, Франции, Израиле и т.д.

>Хвала беднякам
* * *

Моим друзьям, которые стали министрами
Нет, нет, друзья! Мне почестей не надо,
Другим бросайте деньги и чины.
Я – бедный чиж – люблю лишь зелень сада
И так боюсь силков своей страны!
Мой идеал – лукавая Лизетта,
Обед с вином, друзья и жар поэм.
Родился я в соломе, в час рассвета, –
Так хорошо на свете быть никем!

Вся роскошь дня вот здесь, в моем окошке.
Порой судьба, удачами маня,
И мне на стол отряхивает крошки,
Но я шепчу: – Твой хлеб не для меня!
Пускай бедняк, работник неустанный,
Возьмет по праву то, что нужно всем,
Я для него рад вывернуть карманы, –
Так хорошо на свете быть никем!

Когда меня охватит вдохновенье,
Мои глаза уже не различат,
Кто там, внизу, достоин сожаленья –
Царь или раб? Сам маршал иль солдат?
Я слышу гул. Я знаю: это Слава,
Но имени не слушаю, – зачем?
Ведь имя – прах. Оно пройдет. И, право,
Так хорошо на свете быть никем!

О кормщики на вахте государства!
Вы у руля! Я удивляюсь вам.
Оставя дом, презрев стихий коварство,
Вы свой корабль доверили ветрам.
Махнул вам вслед, – счастливая дорога! –
А сам стою, мечтателен и нем.
Пускай судьбой отпущено вам много. –
Так хорошо на свете быть никем!

Вас повезут на пышном катафалке,
И провожать вас будет весь народ,
Мой жалкий труп в канаве иль на свалке,
Под крик ворон, без почестей сгниет.
Звезда удач меня ведь не манила,
Но мы в судьбе не рознимся ничем:
Не все ль равно, когда конец – могила?
Так хорошо на свете быть никем!

Здесь, во дворце, я предан недоверью,
И с вами быть мне больше не с руки.
Счастливый путь! За вашей пышной дверью
Оставил лиру я и башмаки.
В сенат возьмите заседать Свободу, –
Она у вас обижена совсем.
А я спою на площадях народу, –
Так хорошо на свете быть никем!

Опять же типичный язвительно-шутливый Беранже. Галина Горелова выбрала для романса три строфы. Поёт тот же Скоробогатов. Интересна заключительная музыкальная часть.

>Моим друзьям
* * *

Я с вами больше не знаком
Мой друг! да правду ль мне сказали,
Иль только нас хотят пугать?
Ужели с места вас прогнали?
Так надо меры нам принять!
Когда вести опасно дружбу,
Мы узы дружбы сразу рвем,
Ведь я служу и знаю службу…
Итак – я с вами больше не знаком,
Да, да, мой друг: я с вами больше не знаком.

Пусть вы – народа благодетель,
Но – нахлобучка мне страшна!
Пусть даже ваша добродетель
Отчизной всею почтена, –
Хоть речь блестящая в регистры
У нас заносится тайком,
Но не талант ведет в министры…
И я – я с вами больше не знаком,
Да, да, мой друг: я с вами больше не знаком

Нас ваша смелость беспокоит,
И благородный голос ваш
Всегда кого-нибудь расстроит
Из тех, кто быт устроил наш.
Я отвечать решусь едва ли
На ваш поклон хотя б кивком…
Вы хороши, но вас прогнали, –
И я – я с вами больше не знаком,
Да, да, мой друг: я с вами больше не знаком.

Наследник древней славы франкской
И новой Франции герой,
На лаврах доблести гражданской
Вкушайте в хижине покой…
Я ж, как и все мы, думать вправе,
Что жизнь – не в хлебе лишь сухом,
Не в бесполезной вашей славе…
И я – я с вами больше не знаком,
Да, да, мой друг: я с вами больше не знаком.

От вас отречься я обязан,
Хоть вас любил и уважал:
Я не хочу быть так наказан,
Как вас патрон наш наказал…
За мной следить велит он слугам, –
И я от вас спешу бегом!
Мне… ваш преемник будет другом;
А с вами – я уж больше не знаком,
Да, да, мой друг: я с вами больше не знаком!

Это тоже Беранже. В нем отражена, к сожалению, нередкая ситуация во все времена, особенно в советское время, когда выгоняли с работы, когда объявляли “врагами народа”. Ещё раз мастерски поёт Виктор Скоробогатов.

>Я с Вами больше не знаком
* * *

Закончу я эту нашу встречу светлым романсом Галины Гореловой на стихи советского поэта старшего поколения Семёна Исааковича Кирсанова (1906-1972), который на самом деле Самуил Ицекович Кортчик.

Июньская баллада
День еще не самый длинный,
длинный день в году,
как кувшин из белой глины,
свет стоит в саду.

А в кувшин из белой глины
вставлена сирень
в день еще не самый длинный,
длинный летний день.

На реке поют сирены,
и весь день в саду
держит лиру куст сирени,
как Орфей в аду.

Ад заслушался, он замер,
ад присел на пень,
спит с открытыми глазами
Эвридики тень.

День кончается не скоро,
вьется рой в саду
с комариной Терпсихорой,
как балет на льду.

А в кувшин из белой глины
сыплется сирень
в день еще не самый длинный,
длинный летний день.

Ученик Маяковского, в молодости один из последних футуристов, Семён Кирсанов неоднократно обвинялся партийной критикой в формализме. Оказал значительное влияние на поэтов послевоенного поколения. На стихи Кирсанова написаны многие песни, в том числе «У Чёрного моря» (Кирсанов – одессит), романсы, сюиты, оратория, опера, а также 3-я симфония Дмитрия Шостаковича. Поэзию Кирсанова переводил на французский Луи Арагон. Кирсанов выпустил 64 книги. Сталинская премия, орден Ленина. В 1974—1976 годах вышло посмертное собрание сочинений в четырёх томах. В 1977 году вышла книга «Вечерняя жатва: Стихи зарубежных поэтов в переводе Семена Кирсанова».

>Июньская баллада
* * *

Неоценимую помощь в получении материалов для этой концерт-беседы мне оказали Галина Горелова и Елена Дулина, которым я приношу искреннюю и глубокую благодарность.

ВСЕМ БОЛЬШОЕ СПАСИБО!