Баянова

Творчество Аллы Баяновой

Совсем недавно, 30 августа этого года, на 98 году ушла из жизни великолепная, знаменитая и легендарная исполнительница и сочинительница романсов Алла Николаевна Баянова (18.05.1914 – 30.08.2011).

Вот что писал о ней в 2000 году известный специалист в области эстрадного пения Юрий Сосудин в книге «Незабываемые певцы. Очерки коллекционера»:
«Ее репертуар разнообразен и богат, основной особенностью этого разнообразия и богатства служит изысканный вкус. Каждую мелодию она превращает в произведение искусства…»

Я посвящу часть времени её жизни и биографии , но, чтобы придать с самого начала концерт-беседе колорит изысканного вкуса Аллы Баяновой (АБ) и очарования её творчества – начнем мы, пожалуй, с прослушивания в её исполнении романса на стихи Павла Германа с музыкой Дмитрия Покрасса «Быть может да, быть может нет»

Полушутя, полупечально,
Коснувшись пепельных волос
Я задал вам слегка банальный,
Но всё ж волнующий вопрос.

Шепнули Вы,
Смеясь в ответ
Быть может - да,
Быть может - нет.

И Вы пришли, совсем случайно,
Я помню плачущий рояль
И Ваш уход с мольбою тайной,
И даже черную вуаль.

Шепнули Вы,
Смеясь в ответ,
Быть может - да,
Быть может - нет.

Где Вы теперь, о как я жалок,
В душе мучительный упрек,
А на столе - букет фиалок
И Ваш надушенный платок.

Где Вы теперь?
Молчит рассвет
Быть может - да,
Быть может - нет.

Бо’льшую часть своей жизни АБ провела за рубежом и давно мечтала вернуться на родину. В 1986 году в беседе с Ю.Сосудиным АБ рассказывала: “Родилась я в Кишиневе. В 1918 году Бессарабия со своим населением, среди которого были и мы, отошла к Румынии. Этим объясняется то, что моя жизнь протекла не в России.”

Дальше я цитирую по устному рассказу Аллы Баяновой с отдельными сокращениями и небольшими пояснениями:

Отец был оперным певцом.Он учился в Риме у знаменитого Котони. Закончив музыкальное образование, … выступал на оперной сцене Одессы, Киева, Кишинева. У него был великолепный баритональный бас.

Приблизительно в 1921-22 годах отец уехал в Италию, а оттуда в Париж. Там расстался с оперным творчеством и перешел на эстрадный жанр. Его услышал Никита Балиеви пригласил работать в свой театр “Летучая мышь”, …. Театр этот гастролировал в Париже, Берлине и Лондоне. Я в это время училась в Париже во французской школе.

Когда я подросла, отцу надоело разъезжать и он ушел от Балиева, подписав контракт с владельцемкавказского ресторана-бара “Казбек”, который как раз открывался.

Музыкальная программа в “Казбеке” включала самых известных певцов и танцоров того времени. Отец мой был богатырского телосложения и великолепно гримировался. В своем номере он выступал в роли Кудеяра – слепог старца в рубище. Еще ему нужен был поводырь. Пока ему искали мальчонку, я была у негои была в восторге от этого. Так как этого Кудеяра приходилось мне видеть бесчисленное множество раз на сцене еще у Балиева, то я сразу вошла в роль. Папа в одной руке держал посох, которым постукивал по блестящему полу, а другая его громадная лапа лежала на моем худеньком плече. Контраст был потрясающий: седой, как лунь слепой богатырь и худенький бледный заморыш, ведущий слепца и позвякивающий медяками в тарелочке.

При мертвой тишине мы прошли весь зал к оркестру. Там я помогла старику сесть на пень и, умостившись у его ног, стала слушать. Отец весь перевоплотился в кающегося разбойника и душегуба, когда он, широко раскинув руки, передавал миру свое желание “богу и людям служить”. Его голова поникла на руки… В оркестре начался перезвон… Отец должен был перейти на “Вечерний звон”… Что меня дернуло, я не знаю, но, опередив его, я вдруг тихонько запела: “Вечерний звон, вечерний звон…” Папа тут же подхватил и стал также тихонько мне вторить. С моей помощью он с трудом, по-стариковски встал, и мы, продолжая петь, направились к выходу.

Что тут началось! Боже мой, что это было: все ринулись к нам, утирая глаза, тискали меня и целовали, мужчины пожимали руки отца и обнимали его. Владелец “Казбека” заявил, что никакого другого поводыря он не хочет, а только меня, что он будет платить за наше выступление, сколько скажет папа, и что вообще я – “чудо-дитя” и что-то невиданное. Так началась моя артистическая деятельность. Мама боролась, возмущалась, не хотела пускать меня петь, но заманчивые предложения делали свое дело.

Однажды пришел послушать меня Вертинский. Он окрестил меня Аделаидой, сравнивая с “Хор-птицей” и в течение нескольких дней переманил меня в Большой московский Эрмитаж, где он выступал. В вечер моего дебюта преподнес мне большой букет длинных пунцовых роз. Мы с ним очень подружились и для меня одной он пел песенку, сочиненную им о своей собаке Люсе. Часто он приглашал меня потанцевать на пятичасовом чае в том же Эрмитаже. Он ждал меня с мамой за столиком, за которым на одном стуле сидел сам, а на другом – Люся, белый бульдог с черным моноклем.

Мы вскоре покинули Париж и уехали в Белград, куда нас с папой приглашали выступать. Оттуда в Грецию, Сирию, Ливан, Палестину. Потом мы решили вернуться в Румынию. Папа туда выехал сначала один, так как я подписала контракт в Каире, где выступала в течение нескольких месяцев. Мама меня от себя никуда не отпускала и всюду была со мной. Приехали мы с ней в Бухарест в 1934 году.

По приезде я познакомилась с Петром Лещенко. Он в то время танцевал со своими сестрами в баре, где выступала и я. Он тогда еще не пел. Когда я вернулась из гастролей по Бессарабии (куда я уехала вместе с отцом), то Лещенко уже начал петь, а потом открыл свой ночной ресторан, который стал пользоваться огромной популярностью. Лещенко предложил мне у него работать и я долгое время у него выступала…

Временно прерываю рассказ АБ, послушаем романс из репертуара того времени (Авторы Оскар Осенин и Самуил Покрасс) в её исполнении:

Там бубна звон
Всё сметено могучим ураганом
И нам с тобой осталось кочевать
Махнем с тобой, мой друг, в шатры, к цыганам
Там не умеют долго горевать. 

Припев:
Там бубна звон, гитары стон
Там пляски воли, неги полей
И там в кибитке забудешь пытки
Далёких, призрачных страстей. 

И ничего, что утром ты проснулся
А сердце помнит - это не беда
Кто в жизни раз цыган душой коснулся
Тот не забудет больше никогда.

Припев.

АБ рассказывала дальше:
“В 1940 году папа был уже болен и перестал петь, а я в это время выступала в румынском театре “Альгамера”, пела русские песни.”

Вот еще один романс из тех времен:

Взгляд твоих черных очей
В сердце моем пробудил
Отблеск промчавшихся дней,
Отзвук угаснувших сил.

Чем покорил ты меня?
Я пред тобою без слов.
Но, чтобы жить для тебя,
Жизнь начала бы я вновь.

Нет, знаю я, никогда
Не назову тебя «мой».
Связан с другой навсегда
Ты беспощадной судьбой.

Гордо в душе ты хранишь
Горести жизни своей,
Но выдает, хоть молчишь,
Взгляд твоих черных очей.

Продолжаем автобиографический рассказ АБ:

“В одно утро к нам домой пришли грубые угрюмые люди… перерыли весь дом и забрали меня. Отец чуть не умер тогда. Вечером под конвоем меня отправили далеко от Бухареста как сторонницу и агитатора Советского Союза. Там промучили целый год. Объявление войны застало меня еще в лагере. В годы войны я не выступала, жили как могли. Я вышла замуж за румына. После окончания войны я не имела и дня отдыха: мои песни оказались так необходимы всем; я перевела многие песни советских композиторов на румынский язык, и публика, понимая слова, слушала затаив дыхание русскую песню, которую я старалась донести до них как святыню.
Просили петь еще, еще.”

Послушайте популярный во все времена романс “Дорогой длинною” в баяновском исполнении:

Дорогой длинною
Ехали на тройке с бубенцами,
А вдали мелькали огоньки...
Эх, когда бы мне теперь за вами,
Душу бы развеять от тоски!

Припев:
Дорогой длинною,
Да ночкой лунною,
Да с песней той,
Что вдаль летит звеня,
И с той старинною,
Да с семиструнною,
Что по ночам
Так мучила меня.

Да, выходит, пели мы задаром,
Понапрасну ночь за ночью жгли.
Если мы покончили со старым,
Так и ночи эти отошли!

Припев.

В даль родную новыми путями
Нам отныне ехать суждено!
Ехали на тройке с бубенцами,
Да теперь проехали давно!

Припев.

“Во время моих гастролей русская и советская песня, славившая Россию, лилась по радио и по телевидению, по всей румынской земле: таких гастролей было очень много. Вот и вся моя жизнь.

В Советский Союз, куда я всегда стремилась, я попала очень поздно, и к сожалению, всего лишь на три недели, совершив в 1976 году в составе румынского эстрадного ансамбля гастрольную поездку по городам Украины. Впечатления от этой поездки останутся для меня незабываемыми на всю жизнь…”

Вот еще цитата из книги Ю.Сосудина:
“После первого посещения Советского Союза Алла Баянова приезжала еще несколько раз. В 1984 году она отдыхала в нашей стране, находясь в Москве, в Риге и в Ленинграде. В Ригу она приехала на юбилей хорошо знакомого ей с давних пор Константина Тарасовича Сокольского. На этом юбилее она исполнила несколько песен, аккомпанируя себе на рояле. Здесь же она познакомилась с сыном Оскара Строка – ведь с самим Оскаром она была знакома еще в тридцатые годы в Бухаресте…  В этот день восьмидесятилетия Сокольского познакомился и я с певицей из Румынии. Потом – встреча в Ленинградском Доме дружбы народов, где она исполнила прекрасные песни под аккомпанемент цыганских гитаристов. Помимо песен нам удалось услышать много интересного из ее рассказов.

В 1988 году, в возрасте 74 лет, Баянова с одним чемоданом в руках приехала в Ленинград из Бухареста на несколько концертов. Правительство Румынии разрешило ей несколько концертов в городе на Неве. Тогда она и обратилась с прошением к Михаилу Горбачеву с просьбой предоставить ей советское гражданство. Горбачев просьбу удовлетворил и предоставил ей небольшую квартирку в Москве на Старом Арбате.

С того времени она дала более 1500 концертов в России. Ее концерты продолжались не менее трех часов.

Цитата из биографии:
«В 1988 году Алла Баянова вернулась в Россию навсегда. Получила гражданство. В 75 лет, когда другие со сцены уходят, она на нее взлетела. Алла Николаевна смеялась: песню “Чубчик” она привезла из Парижа, но почему-то именно в России не было ни одного концерта, где бы публика не попросили ее исполнить.»

Послушайте в исполнении Аллы Баяновой знаменитый “Чубчик”.

Чубчик, чубчик, чубчик кучерявый!
Развевайся, чубчик, по ветру!
Раньше, чубчик, я тебя любила,
А теперь забыть я не могу.
Раньше, чубчик, я тебя любила,
А теперь забыть я не могу.

Бывало, шапку наденешь на затылок,
Пойдешь гулять иль днем иль вечерком,
Из-под шапки чубчик так и вьется,
Эх, так и вьется, вьется по ветру.

Пройдет зима, настанет лето,
В саду деревья пышно расцветут,
А мне бедному да мальчонке,
Эх, цепями ручки-ножки закуют,

Но я Сибири, Сибири не страшуся!
Сибирь ведь тоже русская земля! Эх!
Вейся, так вейся, чубчик кучерявый!
Эх, развевайся, чубчик, по ветру!

Позже Баянова сама говорила, что после возвращения она была в состоянии, близком к эйфории. Объехала всю страну от Калининграда до Благовещенска и всюду выступала без устали. Пела знаменитые и забытые романсы, рассказывала о друзьях по эмиграции.

Вот знаменитые «Две гитары»:

Две гитары зазвенев,
жалобно заныли
С детства памятный мотив,
друг любимый, ты ли?

Вот там звезда одна горит
так ярко и мучительно
Лучами сердце шевелит,
дразня его язвительно

эх, раз, что там раз,
ещё много много раз,
эх, раз, ещё раз,
ещё много много раз!

И от зари, и до зари
тоскую, мучусь, сетую.
Дай, боже, мне договорить
ту песню недопетую...

В поле ветер, огоньки,
да дальняя дорога.
Ноет сердце от тоски,
а на душе тревога.

эх, раз, что там раз,
ещё много много раз,
эх, раз, ещё раз,
ещё много много раз!

В 1999 году АБ было присвоено звание Народной артистки России. “Ты не представляешь, как для меня важно признание моей России, моей земли, которой я была лишена большую часть жизни”, – говорила певица.

Цитата из статьи об АБ:
“В своих исполнениях Алла Баянова «Одно слово … могла произнести так, что за ним, казалось, стояла целая жизнь. Неуловимое движение руки или выражение глаз могло изменить даже очень знакомую песню, наполнить её новым смыслом. «Очевидно это искусство с великой Аллой Николаевной уходит в прошлое. По-крайней мере вкуса такого уровня»”.

Титул русской королевы романса Алла Баянова получила еще в 30-е, в Париже. На юбилейном вечере Александры Пахмутовой она пела “Нежность” по-французски. Голос Аллы Баяновой звучал без преувеличения весь XX век.

В марте 2007 года сольным концертом в Государственном театре Эстрады Баянова отметила феноменальную дату – 85-летие своей творческой деятельности. В последний раз на сцену Алла Баянова вышла с сольной программой 18 мая 2009 года – в день своего 95-летия.

В 2010 году вышел альбом Аллы Баяновой «Среди миров…» с её исполнением песен Вертинского. В предисловии к диску было сказано, в частности, следующее:

Алла Баянова – наверное, последняя из ныне живущих звезд эстрады русской эмиграции второй волны, кто застал эпоху Петра Лещенко, Юрия Морфесси, Александра Вертинского и многих-многих других… Ее репертуар – сотни и сотни песен всего ХХ века, русские и цыганские песни и романсы, песни на французском, румынском…. Отдельное место в ее творчестве всегда занимали песни Александра Николаевича Вертинского – «Сероглазый король», «Дни бегут», «В степи Молдаванской» и другие…. Они много раз звучали на концертах и на пластинках, дисках, но Алла Николаевна никогда не собирала их под одной обложкой. Так что – данное издание уникально и этим, и тем что записано в живую в Москве буквально пару лет назад. … Этот проект записан в 2008-2009 года в Москве и выпущен в форме коллекционного издания в количестве 999 нумерованных экземпляров, что самом по себе говорит о раритетности этого проекта. Работа над диском произведена в Российской музыкальной академии им. Гнесиных и Московском театрально-концертном центре в 2008-2009 годах.”

Содержание диска:

1. Моя звезда (А. Вертинский – И. Анненский)
2. Баллада о короле (А. Вертинский – Н. Агнивцев)
3. Три пажа (А. Вертинский – Н. Теффи)
4. Дни бегут (А. Вертинский)
5. В степи молдаванской (А. Вертинский)
6. Буйный ветер (А. Вертинский – А. Блок)
7. О жизнь моя! (старинный романс)
8. В синем и далеком океане (А. Вертинский)
9. Над розовым морем (А. Вертинский – Г. Иванов)
10. Темнеет дорога (А. Вертинский – А. Ахматова)
11. Сероглазый король (А. Вертинский – А. Ахматова)
12. Молись, кунак (А. Вертинский – неизвестный автор)
13. Желтый ангел (А. Вертинский)
14. Моя звезда (А. Вертинский – И. Анненский)

Вот две песни с этого диска:

Сероглазый король
Слава тебе, безысходная боль!
Умер вчера сероглазый король.
Вечер осенний был душен и ал,
Муж мой, вернувшись, спокойно сказал:
"Знаешь, с охоты его принесли,
Тело у старого дуба нашли.
Жаль королеву. Такой молодой!...
За ночь одну она стала седой".
Трубку свою на камине нашел
И на работу ночную ушел.
Дочку мою я сейчас разбужу,
В серые глазки ее погляжу.
А за окном шелестят тополя:
"Нет на земле твоего короля..."
Дни бегут
Сколько вычурных поз,
Сколько сломанных роз,
Сколько мук, и проклятий, и слез!

Как сияют венцы!
Как банальны концы!
Как мы все в наших чувствах глупцы!

А любовь — это яд.
А любовь — это ад,
Где сердца наши вечно горят.

Но дни бегут,
Как уходит весной вода,
Дни бегут,
Унося за собой года.

Время лечит людей,
И от всех этих дней
Остается тоска одна,
И со мною всегда она.

Но зато, разлюбя,
Столько чувств загубя,
Как потом мы жалеем себя!

Как нам стыдно за ложь,
За сердечную дрожь,
И какой носим в сердце мы нож!

Никому не понять,
Никому не сказать,
Остается застыть и молчать.

А… дни бегут,
Как уходит весной вода,
Дни бегут,
Унося за собой года.

Время лечит людей,
И от всех этих дней
Остается тоска одна,
И со мною всегда она…

В мае 2009 года в одном из российских журналов была опубликована статья Евгения Понасенкова «Алла Баянова – певица радости и грусти». (Евгений Понасенков — российский режиссёр, историк, журналист. Академик Русской академии наук и искусств.)

Вот что он, в частности, писал:
“Её невозможно описать. Её надо услышать и увидеть. Ее пение – это всегда радость, потому что в Её исполнении даже песни грусти переполняют душу красотой переживания и мудростью надежды. Ее имя – Алла Баянова.”

И дальше:
“Имя «Алла Баянова» – это символ понятия «певица». Но певицы тоже бывают разные – есть те, чей образ и репертуар связан с меланхолией, или наоборот – с беспробудным весельем; часто артист скован рамками своего жанра, своего нередко узкого репертуара. А Баянова – это, что хотите, это все на свете: русские, цыганские и городские романсы, песни из репертуара Вертинского и Шульженко, французские и латиноамериканские эстрадные шлягеры. Фантастический охват! Но как режиссер я на сто процентов убежден: в искусстве главное не «что», а «как»! И в этом смысле Алла Николаевна – мастер высочайшего класса: усвоенное с детства от своего отца правильное пение, филигранная фразировка, где каждое слово наполнено смыслом, выразительнейшее драматическое переживание, передающее и грусть, и радость.”

И еще дальше:
“Но какие же слова изумления и восхищения я должен изобрести, когда сообщу вам, что к своему 95-летию Алла Баянова записала новый сольный альбом (т.е. музыкальный диск!). Таких слов нет – как не было у меня слов, когда я пытался описать своим знакомым впечатления от концертов последних двух лет, ведь Алла Николаевна пела без отдыха по 20 песен, перекрывая голосом в дуэте и молодого английского эстрадного певца Марка Алмонда… Незабываемо эмоционально и на безупречном французском языке звучала песня Эдит Пиаф «Я ни о чем не жалею», романс «Не надо встреч» – как сжатый вопль по разбитой любви (и в память о великой Изабелле Юрьевой!), а когда Баянова пела знаменитого «Сероглазого короля» Вертинского – дрожь шла по хребту и слезы стояли в глазах. Как же я могу это передать словами на бумаге?”

Алла Николаевна охотно и откровенно беседовала с журналистами.

Вот отрывок из интервью:

Вопрос: Как-то мне попалась в руки румынская пластинка с записью ваших песен. Там было написано, что вы являетесь автором музыки. Давно ли вы сочиняете музыку?
АБ: Давно. Но, понимаете, я на концертах никогда не говорю, что исполняю свои собственные произведения. Кстати, недавно я записала новый альбом “Золотые россыпи романса”. В нем 22 песни, музыку ко многим из них написала я сама. В этом альбоме я указана как композитор. Я написала музыку к стихам Есенина, Рождественского, Симонова, Игоря Северянина и многих других замечательных поэтов. Я стремлюсь к тому, чтобы каждый мой романс был маленьким спектаклем. Я пою и цыганские таборные песни, которые полны хорошего настроения, веселья, удали.

Послушайте песню «С добрым утром» со стихами Есенина и музыкой АБ:

Задремали звезды золотые,
Задрожало зеркало затона,
Брезжит свет на заводи речные
И румянит сетку небосклона.

Улыбнулись сонные березки,
Растрепали шелковые косы.
Шелестят зеленые сережки,
И горят серебряные росы.

У плетня заросшая крапива
Обрядилась ярким перламутром
И, качаясь, шепчет шаловливо:
«С добрым утром!»

Следующая вещь: «Счастье моё» – стихи Мирры Ло’хвицкой с музыкой АБ.

Если б счастье мое было вольным орлом,
Если б гордо он в небе парил голубом, -
Натянула б я лук свой певучей стрелой,
И живой или мертвый, а был бы он мой!

Если б счастье мое было чудным цветком,
Если б рос тот цветок на утесе крутом, -
Я достала б его, не боясь ничего,
Сорвала б и упилась дыханьем его!

Если б счастье мое было редким кольцом
И зарыто в реке под сыпучим песком,
Я б русалкой за ним опустилась на дно,
На руке у меня заблистало б оно!

Если б счастье мое было в сердце твоем, -
День и ночь я бы жгла его тайным огнем,
Чтобы, мне без раздела навек отдано,
Только мной трепетало и билось оно

Добавлю от себя, что эта сторона творчества АБ известна относительно немногим. В частности, АБ выпустила полный диск с очень интересными романсами на слова поэтессы русского зарубежья Татьяны Флавицкой с музыкой АБ и в её исполнении. Вот романс «Сердце и разум» со стихами Т.Флавицкой и музыкой АБ.

Сердце и разум
Рассудок мой тебя разоблачает,
Рассудок мой тобою возмущен,
Но сердце нежное рассудку не внимает,
И в ангела ты сердцем превращен.

Рассудок говорит: "Тебя он недостоин",
Рассудок говорит: "Уйди, не верь ему!"
О, как же странно человек устроен,
Не хочет сердце уступить ему.

И ум твердит: "Он никого не любит",
Что он не добр, что он совсем не друг,
Уйди, забудь, он душу твою сгубит,
А сердцу чудится: "Друг, ум ошибся, друг!"

Ещё отрывок из другого интервью:

Вопрос: А как вообще появляются песни в вашем репертуаре? Ну вот, например, “Меня не греет шаль”— откуда она?
АБ: “Меня не греет шаль”— это песня старых московских цыган. Я среди них все время крутилась в Париже… Я была тогда еще совсем малышка. Сидела тихо в уголках и впитывала в себя красоту исполнения цыганского романса, и лихость, и веселье цыганской плясовой или таборной песни. Я считаю это золотым фольклором русского народа. … тут каждая песня имеет свое начало, свой конец, свою историю и свое настроение, свои краски. Чего же еще хотеть в одной песне? Вот почему я безумно люблю эти песни и никогда с ними не расстанусь.

Послушайте этот романс:

Меня не греет шаль
Сегодня ночью я с ним встречалась
И прошептала как на беду:
"Сегодня, милый, с тобой прощаюсь
А завтра снова к тебе приду".

Меня не греет шаль
Холодной, зимней ночью.
В душе моей печаль,
Тоска мне выжгла очи.

С тобой расстаться так сердцу больно,
Зачем разлука нам суждена!
Но у цыганки так сердце вольно,
Одной любовью вся жизнь полна.

Меня не греет шаль...

Сегодня утром уйду далёко,
А ночью вспыхнут огни костров,
Но сердцу будет так одиноко,
Никто не скажет заветных слов.

Меня не греет шаль...


Еще вопрос журналиста:

Вопрос: Не секрет, что многие молодые люди не считают русский романс или русскую песню достойными внимания. Что бы вы могли сказать таким людям?
АБ: Я могу их только пожалеть. Потому что романс — это красота, романс — это искренность, романс — это любовь, романс — это действительно целая картина. И природы, и человеческих чувств. Такие романсы, как “Вернись, я все прощу”, очаровательный романс “Темнеет дорога” Вертинского… И много, много других. … В том-то и дело, что в русском романсе красота мелодии сочетается с красотой слова.
Вернись, я все прощу: упреки, подозренья,
Мучительную боль невыплаканных слез,
Укор речей твоих, безумные мученья,
Позор и стыд твоих угроз.

Я упрекать тебя не стану и не смею:
Мы так недавно, так нелепо разошлись.
Ведь ты любил меня, и я была твоею!
Зачем же, зачем же ты ушел? Вернись!

О, сколько, сколько раз вечернею порою
В запущенном саду на каменной скамье
Рыдала я, забытая тобою,
О милом, дорогом, о розе, о весне.

Я счастье прошлое благословляю.
О, если бы мечты мои сбылись!
Ведь я люблю тебя, люблю и проклинаю!
Отдай, отдай мне снова жизнь, вернись!

Цитата из статьи:

«Царственная осанка, неповторимый голос. Певица обращается к каждому сидящему в зале лично, доверительно, без всяких сценических трюков. Когда она на сцене, кажется, что нет рампы, пропадает барьер между сценой и зрителем. Это — Алла Николаевна Баянова.»

Я уже заметил выше, что репертуар АБ был всегда широк и разнообразен. Она успешно включала в него и категорию так называемых уличных и дворовых песен. Например, «Я милого узнаю по походке»:

Я милого узнаю по походке,
Он носит серые штаны
А шляпу носит он панаму
Ботиночки он носит на скрипу.

Сухою бы я корочкой питалась,
Холодну б воду я пила,
Тобою бы, мой милый любовалась,
И этим бы я счастлива была.

Ты скоро меня, миленький, разлюбишь
Уедешь в дальние края,
Ко мне ты больше не вернешься,
Забудешь ты бедную меня.

Найми же ты мне комнатку сырую,
Чтоб в ней могла я только жить,
Найди ты себе милую такую,
Чтоб так могла как я могла тебя любить.

А вот знаменитые «Бублички». У Бубличков много вариантов слов и много вариантов исполнения. Вы услышите, естественно, «баяновский» вариант, он в довольно быстром темпе.

Ночь надвигается, день мой кончается,
Я отправляюся по кабачкам,
Все ,что осталося, не распродалося,
Здесь я надеюся, что всё продам.

Купите бублички, горячи бублички,
Гоните рублички сюда скорей,
И в ночь ненастную, меня несчастную,
Торговку частную, ты пожалей.

Отец мой пьяница и этим чванится,
Он к гробу тянется, но все же пьет,
А мать пропащая, сестра гулящая,
А я несчастная, смотрите вот.

Купите бублички, горячи бублички,
Гоните рублички сюда скорей,
И в ночь ненастную, меня несчастную,
Торговку частную, ты пожалей.

АБ долго жила вдали от родины, всегда тоскуя по ней. Это она превосходно выразила в своём исполнении хорошо известных «Журавлей». Последний куплет песни, несколько советско-патриотического содержания, скорее всего добавила она сама, его нет в других имеющихся у меня исполнениях, которых у меня довольно много.

Журавли
Здесь под небом чужим я как гость нежеланный,
Слышу крик журавлей, улетающих вдаль.
Сердцу станет больней, видя птиц караваны.
И в чужие края провожаю их я.

Вот всё ближе они и как будто рыдают,
Словно скорбную весть мне они принесли.
Из какого же вы из далёкого края
Прилетели сюда на ночлег, журавли?

Пролетают они мимо скорбных распятий,
Мимо древних церквей и больших городов.
А прибудут они, им раскроют объятья
Это края родного радостный сон.

Холод, ветер и дождь, непогода и слякоть,
Вид угрюмых людей и холодной земли.
Ах, как больно душе, сердцу хочется плакать…
Перестаньте рыдать надо мной, журавли!

Но я знаю страну, там где солнце сияет,
Зеленеют поля, колосятся хлеба,
Там улыбки друзей, там меня понимают,
То любимый мой край, то Россия моя.

В свой поздний, уже российский, период жизни АБ расширила свой репертуар произведениями современных российских композиторов.
Вот романс Людмилы Лядовой «Белое танго»:

Белое танго
Мы с тобою весною,
Бело светят березы
И капель, словно слезы,
Солнце ярко горит,
Танго, это белое танго,
Это старое танго,
К тебе летит.

Мы с тобою и летом,
Травы никнут под нами,
Маков яркое пламя,
И ромашек венки.
Танго, это белое танго,
Это старое танго,
К тебе летит.

Мы с тобою и осень,
Лес раскрыл нам объятья,
Мое белое платье,
Средь багряной листвы.
Танго, это белое танго,
Это старое танго,
К тебе летит.

И зимою и летом,
В дождь осенний и в стужу,
За моим верным другом,
Эта песня лети.
Где ты, мой возлюбленный, где ты,
Как тебя отыскать мне
И где найти.

Где ты, О, возлюбленный, где ты,
Как тебя отыскать мне
И где найти.
Танго, это белое танго,
Это старое танго,
К тебе летит.

Уже совсем-совсем на склоне лет АБ, сознавая скорый уход, в 2006 году, сочинила и исполняла в концертах песню на собственные слова и музыку «Я буду петь для вас всегда». В этой песне её непростой жизненный путь:

Я буду петь для вас всегда
Свою судьбу не выбирают,
Зал опустел, темно и поздно,
Свой долгий путь теперь я вспоминаю,
К своей земле, к родным березам.

Все было, в буре грозных дней,
Куда нас только ни бросало,
Что значит жить среди чужих людей,
Не дай вам Бог, я это испытала.

Я песне душу отдала,
В ней всё, что людям остается,
Пока жива и моё сердце бьётся,
Я буду петь,
Я буду петь для вас всегда.

Блеснуло солнце, у меня приют
В моей стране, среди моих друзей,
Я знаю, мои песни не умрут,
Ведь рядом с песней, чуточку теплей.

Судьба артиста нелегка,
Но есть у нас счастливые моменты,
Когда как стаи белых голубей,
Из зала к нам летят аплодисменты.

Я песне душу отдала,
В ней всё, что людям остается,
Пока жива и моё сердце бьётся,
Я буду петь,
Я буду петь для вас всегда.

АБ написала две книги воспоминаний. Книга 1994 года названа «Гори, гори, моя звезда». Книгу 2003 года он назвала «Я буду петь для вас всегда».
Как я уже упоминал, свой последний концерт народная артистка России Алла Баянова дала в 2009 году, в год своего 95-летия.

Еще одно интервью:

Вопрос: А в чём секрет вашего творческого долголетия? 85 лет на сцене – если не ошибаюсь, это абсолютный рекорд.
АБ: Меня держит моя любовь к музыке, к романсам. Но и, конечно, то, что я продолжаю быть востребованной: меня часто приглашают выступать из самых разных городов и весей. Вернувшись в, я дала тысячу концертов только за первые пять лет! Проехала от Прибалтики до Дальнего Востока. А к сегодняшнему дню их у меня в общей сложности насчитывается около двух тысяч. Сцена – это моя жизнь, скажу безо всякого красного словца.
Еще вопрос: Уж позвольте ещё один вопрос из категории банальных. А что для вас в таком случае романс?
АБ: А романс – это уже вся наша жизнь. Но только она в нём отражается в очень красивых красках. И для того, чтобы петь романсы, необходимо не только обладать определёнными артистическими данными и чувствовать тонкость слов, но понимать очень многое в жизни. Я убеждена: романс в нашей стране не умрёт никогда, потому что он заключает в себе менталитет и душу русского человека.

АБ оставила нам богатейшее наследство в виде 24-х альбомов (CD) с записями своих исполнений.

Приближаясь к концу я расскажу вам нечто таинственное и загадочное:

На интернете есть солидный, уважаемый и добросовестный сайт “Музыкальный огонёк”. (У меня есть основания подозревать, что он создан и поддерживается русскоязычными израильтянами). На сайте в связи с кончиной АБ появился релиз песенного сборника “Светлой памяти Великой Певицы” с записями 1977 года и со следующим комментарием:

“Ушла из жизни Великая Певица, истинная Королева романса и цыганской песни… Почти 80 лет звучал ее чарующий голос с грампластинок, магнитофонных лент, в концертах… Алла Николаевна была высоко образованным и эрудированным человеком, в совершенстве владела основными европейскими языками, писала стихи, музыку, была очень доброй и глубоко верующей женщиной… Около 50 лет нас связывала близкая дружба, я бывал в Бухаресте в ее крошечной квартирке на Popa Nan 115, посещая Киев, Алла Николаевна всегда была моей дорогой гостьей. В 60-80-тые годы с оказиями я часто посылал Алле Николаевне диски, магнитофонные записи, тексты русских романсов и цыганских песен…, которые она использовала в своем творчестве. В моем архиве – большие пачки ее писем, фотографии, домашние записи встреч и песен, фонограммы и диски, диски… Фрагмент одной из фонограмм, записанной 02.11.1977, представляю Вашему вниманию. На гитаре аккомпанирует себе Алла Баянова, за фортепиано – Любовь Микасева.”

Автор комментария полным именем себя не называет, интернетное имя Никлас (Nick123). Сведения о нем на сайте очень кратки:

Биография – Об этом можно книгу написать
Страна – Россия
Город – Москва
Интересы – всё что уникально
Чем занимаетесь – Доставляю радость людям
Ваш пол – Мужской

И больше ничего.

В сборнике представленном Никласом есть несколько записей АБ, которых нет в других известных источниках. Одна из них, довольно широко известная полушуточная, полублатная и даже слегка советско-патриотическая песня, которую я и включаю в самом конце. Это «Кирпичики». Автор оригинального, т.е. первоначального текста Павел Герман (1894-1952) и текст датирован 1924 годом. После этого у “Кирпичиков” появилась еще масса позже допридуманных текстов. Музыка была взята из существующего простенького вальса Валентина Кручинина «Две собачки». Алла Баянова исполняет первичный оригинальный текст с очень маленькими изменениями. Это простая полууличная с примитивной мелодией песня, но обратите внимание с каким профессионализмом и опять же безупречным вкусом исполняет её Алла Николаевна, как и всё, что исполняла она за годы своей долгой и не всегда счастливой жизни.

Кирпичики.
На окраине где-то города
Я в рабочей семье родилась,
Горе мыкая, лет пятнадцати
На кирпичный завод нанялась.

Было трудно мне время первое,
Но потом, проработавши год,
За веселый гул, за кирпичики
Полюбила я этот завод.

На заводе том Сеньку встретила,
Лишь, бывало, заслышу гудок,
Руки вымоешь и бежишь к нему
В мастерскую, накинув платок.

Каждую ноченьку с ним встречалася,
Где кирпич образует проход...
Вот за Сеньку-то, за кирпичики
Полюбила я этот завод.

Но, как водится, безработица
По заводу ударила вдруг,
Сенька вылетел, а за ним и я,
А за мной двести семьдесят рук.

А потом война буржуазная,
Обнищал, ообносился народ,
И по винтику, по кирпичику
Растащили родимый завод.

После Смольного, счастья вольного,
Развернулась рабочая грудь,
И решили мы вместе с Сенькою
На знакомый завод заглянуть.

Там нашла я вновь счастье прежнее,
На ремонт поистративши год,
И по винтику, по кирпичику
Возродили мы с Сенькой завод.

Загудел завод, встрепенулись все,
Возвратились из разных сторон.
Стал директором, управляющим
На заводе товарищ Семен.

Так любовь мою и семью мою
Укрепила в тот радостный год ...
И на радость нам, наше счастие
Существует кирпичный завод.

Романсы и песни в исполнении Аллы Николаевны Баяновой всегда были и, я думаю, еще очень-очень много лет будут источником истинного эстетического наслаждения.

ВСЕМ БОЛЬШОЕ СПАСИБО!

Октябрь 2011

Advertisements