Ахматова

Музыкальная Поэзия со стихами Анны Ахматовой

Сегодня у нас с вами часть вторая из цикла концерт-бесед о симбиозе поэзии и музыки. Напомню, что цель задуманного цикла проиллюстрировать как музыка обогащает поэзию, а точнее как талантливое сочетание музыки и поэзии создает новое качество, новый продукт человеческого творчества. Цикл задуман на основе русской поэзии Серебряного века, от которого партийно-советская власть нас ревниво оберегала, опасаясь, что это замедлит наше с вами победное движение к коммунизму. Оберегала она нас как посредством физического уничтожения замечательных поэтов так и путем запрета их произведений к публикации и чтению.

Сегодня в симбиозе поэзии и музыки основой будет поэзия Анны Андреевны Ахматовой.

На короткое время перенесёмся мысленно на 62 с лишним года назад. Партийно-советская власть никогда не жаловала Анну Ахматову. Дело в том, что она не захотела поставить свою поэзию на службу построения общества зрелого сами знаете чего. Что, однако, не снижало интереса к её поэзии со стороны интеллектуальной части общества. 3 апреля, 1946 года когда в Колонном Зале Дома Союзов Анна Андреевна начала читать свои стихи – весь зал встал. Сталину об этом доложили и его мгновенный вопрос был: «Кто организовал вставание?»

1 сентября того же 1946 года. Безнадежный пьяница и главный идеолог партийно-советской власти Андрей Жданов делает свой знаменитый доклад о журналах Звезда и Ленинград.

«Страдая многочисленными недугами, он потерял силу воли и не мог уже контролировать себя в питейных делах. На него жалко было смотреть. В последнее время Сталин нередко прикрикивал на него, что не следует столько пить. Жданов вынужден был страдать и наливать себе фруктовую воду, когда другие пили вино или более крепкие спиртные напитки. Если во время банкетов его сдерживали, то дома сделать это было некому. Этот порок убил Щербакова и в значительной степени предопределил и ускорил смерть Жданова» (Пороки и болезни великих людей. Минск, 1998. стр. 198).

В докладе он шельмует Анну Ахматову со всем великолепным мастерством партийного демагога. Он утверждает, что Анна Ахматова принадлежит к тем «кого наша передовая общественность и литература всегда считали представителями реакционного мракобесия и ренегатства в политике и искусстве.» Он называет творчество Ахматовой «поэзией взбесившейся барыньки, мечущейся между будуаром и молельной… Не то монахиня, не то блудница, а вернее блудница и монахиня, у которой блуд смешан с молитвой.»

Жданов риторически вопрошает: «… Что общего между этой поэзией, интересами нашего народа и государства? Ровным счетом ничего. Творчество Ахматовой …чуждо современной советской действительности и не может быть терпимо на страницах наших журналов… Разве можно культивировать среди советских читателей и читательниц присущие Ахматовой постыдные взгляды на роль и призвание женщины, не давая истинно правдивого представления о современной советской женщине вообще, о ленинградской девушке и женщине-героине? А между тем Ахматову с большой готовностью печатали то в «Звезде», то в «Ленинграде», да еще отдельными сборниками издавали. Это грубая политическая ошибка.»

(Без одного дня через два года 31 августа Андрей Жданов отдаст концы от запоев и ожирения. Тогда же непрактикующий врач, специалирущаяся на расшифровке кардиограмм Тимашук, Лидия Феодосьевна обратилась в ЦК с жалобой на неправильные методы лечения покойного Жданова; в конце 1952 года на эту записку было обращено особое внимание, и она фигурировала при разработке “дела врачей”. Жданов был объявлен одной из жертв «врачей-вредителей», а Тимашук квалифицирована как героическая патриотка.)

Андрей Жданов и его единомышленники полагали, что и имя и поэзия Анны Ахматовой будут навсегда выброшены из русской культуры. Мы с вами знаем как, к нашему счастью, они заблуждались. На многие годы выбросили, но навсегда не удалось. Люди страны нашли в себе силы вернуть себе поэзию Ахматовой.

Чуть-чуть древней истории: Еще Платон (4 век до н.э.) писал, что главными факторами нравственного воспитания должны быть музыка и поэзия: они возбуждают сильные и возвышенные чувства, они наполняют воображение высокими образами, вызывая, вместе с тем, жажду подражания, и, наконец, развивают в нас чувство гармонии, ровности и уравновешенности. Правда, Платон рассматривал поэзию и музыку как независимые виды творчества и в своё время ещё не высказал идеи их плодотворного слияния.

Однако вернемся к Ахматовой и музыке, написанной к её поэтическим произведениям. Вот любовная лирика – стихотворение «Белой ночью», написанное в 1911 году:

Белой ночью

Ах, дверь не запирала я,
Не зажигала свеч,
Не знаешь, как, усталая,
Я не решалась лечь.

Смотреть, как гаснут полосы
В закатном мраке хвой,
Пьянея звуком голоса,
Похожего на твой.

И знать, что все потеряно,
Что жизнь - проклятый ад!
О, я была уверена,
Что ты придешь назад.

В моей коллекции есть три варианта музыки к этим стихам. Для прослушивания сегодня я выбрал вариант Эльмиры Галеевой.  Галеева Эльмира Вильевна родилась в 1962 году, живет в Казани. Училась в Москве, окончила МЭИ . Сейчас Песни пишет с 1984 года, в основном на стихи поэтов Серебряного века. С 1992 года выступает с концертами.

* * *

У Анны Ахматовой (АА)  есть короткое полу-лирическое полу-драматическое стихотворение «Чернеет дорога» написанное в 1914 году и, возможно, адресованное Н.В.Недоброво, но мы не будем строить догадок на этот счет. (Весной 1913 года у неё началась влюбленная дружба с литератором Ник. Владим. Недоброво. Последний раз они виделись летом 1916 года.)

Чернеет дорога приморского сада,
Желты и свежи фонари.
Я очень спокойная. Только не надо
Со мною о нем говорить.

Ты милый и верный, мы будем друзьями...
Гулять, целоваться, стареть...
И легкие месяцы будут над нами,
Как снежные звезды, лететь.

Инна Николаева – гитарист, музыкальный педагог и исполнитель написала к этому стихотворению музыку. В её же исполнении это произведение вы и услышите.

Задолго до Инны Николаевой это стихотворение заметил Александр Вертинский. Он сочинил к нему чудесную музыку и, будучи и сам довольно способным поэтом, изящно заменил всего несколько слов, сделав романс от мужского имени и слегка расширив тему.

Вместо: Я очень спокойная. Только не надо со мною о нем говорить. Он сделал: Я очень спокойный, но только не надо со мной о любви говорить. И спел с великолепием Александра Вертинского.


* * *

А вот тоже короткое философски-ироническое произведение о любви (любовная лирика с элементами юмора), написанное в январе 1917 года. Поэтическое стихотворение «Двадцать первое. Ночь. Понедельник». (Через пару месяцев Анна проводит мужа, Н. Гумилева за границу, в Русский экспедиционный корпус, но это никак не относится к содержанию стихотворения)

Двадцать первое. Ночь. Понедельник.
Очертанья столицы во мгле.
Сочинил же какой-то бездельник,
Что бывает любовь на земле.

И от лености или со скуки
Все поверили, так и живут:
Ждут свиданий, боятся разлуки
И любовные песни поют.
Но иным открывается тайна,

И почиет на них тишина...
Я на это наткнулась случайно
И с тех пор всё как будто больна.

Из трех имеющихся у меня вариантов музыки я предложу Вам послушать два: Олега Калмакова и Инны Николаевой. Об Инне я уже упоминал. Олег Калмаков – полупрофессиональный композитор, написавший довольно много музыки на стихи Ахматовой, Цветаевой, Маяковского, Анненского, Северянина. В моей коллекции восемь песен Калмакова на стихи Ахматовой. Возможно, вам будет интересно сопоставить два подхода к музыкальному выражению содержания стихов.

* * *

А вот чисто любовная (женская) лирика, стихотворение написанное в 1912 году

Ты письмо мое, милый, не комкай.
До конца его, друг, прочти.
Надоело мне быть незнакомкой,
Быть чужой на твоем пути.

Не гляди так, не хмурься гневно,
Я любимая, я твоя.
Не пастушка, не королевна
И уже не монашенка я —

В этом сером, будничном платье,
На стоптанных каблуках...
Но, как прежде, жгуче объятье,
Тот же страх в огромных глазах.

Ты письмо мое, милый, не комкай,
Не плачь о заветной лжи,
Ты его в твоей бедной котомке
На самое дно положи.

Свои варианты музыки к этому стихотворению написали композитор Алексей Карелин и бард Александр Матюхин. Послушайте карелинский вариант в исполнении Ирины Христиановой.

* * *

Вот необычайное по психологической глубине и, видимо, очень личное поэтическое произведение Ахматовой «Заболеть бы как следует», написанное в 1922 году. Поэтесса  мечтает  заболеть, чтобы хотя бы в бреду пережить радость общения с дорогими ей людьми, даже с теми, которых уже нет в живых, и с теми, кто в изгнании. Это 1922 год, когда многие замечательные поэты и её многочисленные друзья предпочли оказаться за рубежом вместо большевистской России. Это из той категории шедевров поэзии, что если бы Анна Ахматова ничего больше не написала, кроме этого стихотворения, её можно было бы отнести к числу великих поэтов. Вслушайтесь в эти строки:

Заболеть бы как следует, в жгучем бреду
Повстречаться со всеми опять,
В полном ветра и солнца приморском саду
По широким аллеям гулять.

Т.е. не просто заболеть а заболеть «как следует», чтобы в «жгучем бреду» …

Даже мертвые нынче согласны прийти,
И изгнанники в доме моем.
Ты ребенка за ручку ко мне приведи,
Так давно я скучаю о нем.

Буду с милыми есть голубой виноград,
Буду пить ледяное вино
И глядеть, как струится седой водопад
На кремнистое влажное дно.

(Тема винограда необычного голубого и даже синего цвета встречается у Ахматовой и в другом стихотворении:

Сладок запах синих виноградин...
Дразнит опьяняющая даль.
Голос твой и глух и безотраден.
Никого мне, никого не жаль.

Не правда ли много сходства с есенинскими интонациями, хотя они и очень разные поэты?

Вот запись с музыкой, аккомпанементом и исполнением талантливой Златы Раздолиной. Насколько я знаю, других вариантов музыки к этим стихам нет.

Раздолина после первого куплета для сна поэтессы в этом «жгучем бреду» меняет мелодию, чтобы подчеркнуть суть этого желания. Она повторяет куплеты дважды, при этом не просто повторяется, а исполнительски варьирует интонации и акценты для выделения разных аспектов этого музыкально-поэтического произведения.

* * *

Вот ещё одно стихотворение из любовной лирики, стихотворение «Вечером», написанное в 1913 году.

Вечером

Звенела музыка в саду
Таким невыразимым горем.
Свежо и остро пахли морем
На блюде устрицы во льду.

Он мне сказал: "Я верный друг!"
И моего коснулся платья...
Как не похожи на объятья
Прикосновенья этих рук.

Так гладят кошек или птиц,
Так на наездниц смотрят стройных...
Лишь смех в глазах его спокойных
Под легким золотом ресниц.

А скорбных скрипок голоса
Поют за стелющимся дымом:
"Благослови же небеса -
Ты первый раз одна с любимым".

Музыку к этому стихотворению написал Евгений Гузеев, автор-исполнитель и врач. Живёт в Хельсинки, работает врачем, занимаясь параллельно музыкальным творчеством. Автор сотен песен и инструментальных композиций. Творчество Евгения Гузеева представлено несколькими музыкальными альбомами, которые издавались в США, Финляндии, Англии, Швеции  и России. В 2001 году в Евгений Гузеев был награжден специальной премией за альбом песен и романсов на стихи Анны Ахматовой. Подавляющее же большинство песен автора написано на его собственные стихи и тексты. Евгений написал музыку к нескольким телевизионным фильмам и театральным спектаклям. Сам же Гузеев эту вещь и споёт.

* * *

А вот замечательный романс «Разрыв» на стихи Ахматовой с музыкой Златы Раздолиной в исполнении Нины Шацкой. О Нине Шацкой я расссказывал в предыдущих концерт-беседах. Молодая, очень талантливая и перспективная певица, поющая и джаз и романсы.

Слова этого романса представляют собой три отдельных коротких стихотворения, написанных в разные годы – 1934, 1940, 1944, и объединённых самой Ахматовой в короткий цикл с общим названием Разрыв.
Разрыв

Не недели, не месяцы - годы
Расставались. И вот наконец
Холодок настоящей свободы
И седой над висками венец. 

Больше нет ни измен, ни предательств,
И до света не слушаешь ты,
Как струится поток доказательств
Несравненной моей правоты.

Я пью за разоренный дом,
За злую жизнь мою,
За одиночество вдвоем,
И за тебя я пью,
За ложь меня предавших губ,
За мертвый холод глаз,
За то, что мир жесток и груб,
За то, что бог не спас.  

И, как всегда бывает в дни разрыва,
К нам постучался призрак первых дней,
И ворвалась серебрянная ива
Седым великолепием ветвей. 

Нам, исступленным, горьким и надменным,
Не смеющим глаза поднять с земли,
Запела птица голосом блаженным
О том, как мы друг друга берегли. 

Я пью за разоренный дом,
За злую жизнь мою,
За одиночество вдвоем,
И за тебя я пью,
За ложь меня предавших губ,
За мертвый холод глаз,
За то, что мир жесток и груб,
За то, что бог не спас.

* * *
Вот, если можно так выразиться, любовно-петербургская лирика, 1939 года, «Годовщину последнюю празднуй». Есть два варианта музыки: Е.Клячкина и З.Раздолиной. Раздолина сегодня уже была, послушаем музыку Евгения Клячкина в, как всегда милом, исполнении, Галины Хомчик. Галина Хомчик одна из двух массовых исполнительниц авторской песни, сама не пишущая песен. Вторая – Елена Камбурова.

Годовщину последнюю празднуй
Ты пойми, что сегодня точь-в-точь
Нашей первой зимы — той, алмазной —
Повторяется снежная ночь.

Пар валит из-под царских конюшен,
Погружается Мойка во тьму,
Свет луны как нарочно притушен,
И куда мы идем — не пойму.

В грозных айсбергах Марсово поле,
И Лебяжья лежит в хрусталях...
Чья с моею сравняется доля,
Если в сердце веселье и страх.

И трепещет, как дивная птица,
Голос твой у меня над плечом.
И внезапным согретый лучом
Снежный прах так тепло серебрится.

* * *

Вот еще одно поэтическое произведение очень зрелой Ахматовой: (1959 год) «В ту ночь мы сошли друг от друга с ума». Есть два варианта музыки – Златы Раздолиной и Татьяны Алёшиной. Музыка и исполнение Раздолиной превосходны, но я познакомлю вас сегодня с Татьяной Алёшиной и её музыкой к этим стихам.

Татьяна Владимировна Алёшина (1961) — российский композитор, музыковед, певица, театральный деятель, художник, поэт. Занимается музыкой с шести лет. Окончила музыкальную школу, музыкальное училище и консерваторию по специальностям «Фортепиано», «Теория Музыки» и «Музыковедение».
С 1987 года Татьяна Алёшина сочиняет песни как на свои стихи, так и на стихи многих русских, немецких, армянских, грузинских, латиноамериканских поэтов. Кроме того пишет рассказы, сказки, стихи, пьесы. Сотрудничает с театром музыки и поэзии Елены Камбуровой. Многие песни Алёшиной вошли в репертуар Елены Камбуровой.  Спектакли с музыкой Т. Алёшиной идут во многих театрах.  Выпустила 10 компакт-дисков.

Перед тем как прослушать этот романс я замечу, что в определенной своей части поэзия Ахматовой по содержанию сложнее, чем, к примеру, поэзия Пушкина или Некрасова или Есенина. В этой своей части поэзия Ахматовой скорее поэзия образов и ощущений, чем поэзия прямолинейных мыслей. (Здесь, пожалуй, можно провести аналогию с более сложными видами изобразительного искусства и более сложными видами инструментальной музыки.)

В ту ночь мы сошли друг от друга с ума,
Светила нам только зловещая тьма,
Свое бормотали арыки,
И Азией пахли гвоздики.

И мы проходили сквозь город чужой,
Сквозь дымную песнь и полуночный зной,
Одни под созвездием Змея,
Взглянуть друг на друга не смея.

То мог быть Стамбул или даже Багдад,
Но, увы! не Варшава, не Ленинград,
И горькое это несходство
Душило, как воздух сиротства.

И чудилось: рядом шагают века,
И в бубен незримая била рука,
И звуки, как тайные знаки,
Пред нами кружились во мраке.

Мы были с тобою в таинственной мгле,
Как будто бы шли по ничейной земле,
Но месяц алмазной фелукой
Вдруг выплыл над встречей-разлукой...

И если вернется та ночь и к тебе
В твоей для меня непонятной судьбе,
Ты знай, что приснилась кому-то
Священная эта минута.

* * *

Вернемся во времени немного обратно. Вот короткое стихотворение, написанное в 1912 году «Приходи на меня посмотреть». Этот текст и романс на эти слова были использованы в российском фильме 2001 года с этим же названием. Я не знаю, кто поет в фильме, но после фильма этот романс спела Елена Камбурова, которую вы и услышите. Музыку сочинил композитор Вадим Биберган, нашего с вами возраста, написавший музыку к множеству фильмов, а также ряд симфонических произведений.

Приходи на меня посмотреть.
Приходи. Я живая. Мне больно.
Этих рук никому не согреть,
Эти губы сказали: "Довольно!"

Каждый вечер подносят к окну
Мое кресло. Я вижу дороги.
О, тебя ли, тебя ль упрекну
За последнюю горечь тревоги!

Не боюсь на земле ничего,
В задыханьях тяжелых бледнея.
Только ночи страшны оттого,
Что глаза твои вижу во сне я.

* * *

А вот очень известная вещь Анны Ахматовой еще более раннего периода «Сероглазый король», 1910 год. Это стихотворение, как и «Чернеет дорога», было тоже замечено и использовано Александром Вертинским, сочинившим архичудеснейшую музыку и включившим в свой репертуар. Вариант Вертинского был потом спет разными исполнителями, у меня есть записи Аллы Баяновой, Бориса Гребенщикова и быстро восходящей звезды Ирины Крутовой. Кроме музыки Вертинского есть еще четыре варианта музыки. Я отдаю несомненное предпочтение музыке Вертинского. И, по-моему, никто и не спел лучше него. Поэтому Вы и услышите Вертинского сегодня второй раз.
Сероглазый король

Слава тебе, безысходная боль!
Умер вчера сероглазый король.
Вечер осенний был душен и ал,
Муж мой, вернувшись, спокойно сказал:
"Знаешь, с охоты его принесли,
Тело у старого дуба нашли.
Жаль королеву. Такой молодой!...
За ночь одну она стала седой".
Трубку свою на камине нашел
И на работу ночную ушел.
Дочку мою я сейчас разбужу,
В серые глазки ее погляжу.
А за окном шелестят тополя:
"Нет на земле твоего короля..."

* * *

Следующий романс «Я к розам хочу», написан по стихотворению «Летний сад» (1959). Композитор Юлия Силаева. У меня есть и вариант музыки композитора Владимира Щукина (написал много песен/романсов на слова поэтов Серебряного и не только Серебряного века). Мне известно, что существует и вариант Вениамина Баснера, но найти его никак не удалось. Баснер написал вокальный цикл для меццо-сопрано на 8 стихотворений Ахматовой, но неизвестно был ли он когда-нибудь исполнен и записан.

Юлия Силаева, 1964 года рождения. В 1984 г. окончила Куйбышевское музыкальное училище по классу «Теория музыки». В 1990 году закончила ГИТИС. Актриса театра им. Маяковского с 1989 года. Снималась в 10-ти фильмах. Автор и исполнитель песен. Победительница первого конкурса «Поют драматические актеры» им. Миронова (1990 год). В 1998 году издала первый альбом собственных песен “Песни и огонь”.

Исполнит романс очень известная джазовая и романсовая певица Валентина Пономарева в отличном эстрадно-оркестровом сопровождении.

Летний сад

Я к розам хочу, в тот единственный сад,
Где лучшая в мире стоит из оград,
Где статуи помнят меня молодой,
А я их под невскою помню водой.

В душистой тиши между царственных лип
Мне мачт корабельных мерещится скрип.
И лебедь, как прежде, плывет сквозь века,
Любуясь красой своего двойника.

И замертво спят сотни тысяч шагов
Врагов и друзей, друзей и врагов.
А шествию теней не видно конца
От вазы гранитной до двери дворца.

Там шепчутся белые ночи мои
О чьей-то высокой и тайной любви.
И все перламутром и яшмой горит,
Но света источник таинственно скрыт.

* * *

Следующее музыкально-поэтическое произведение «Я голос ваш» создано Николаeм Якимовым, скомпоновавшим три стихотворения Ахматовой, написанных в очень разные годы: первая часть в 1922 г., вторая в 1961 г., третья в 1913 г. Объединяющая их тема это как бы самооценка Ахматовой её творчества, посвящённого людям. Первая часть так и названа Ахматовой «Многим».

Николай Якимов – талантливый композитор, поэт, режиссер, гитарист. Сотрудничает с театром поэзии и музыки Камбуровой. Автор многих музыкально-поэтических произведений, в том числе на стихи поэтов Серебряного века. Автор диска «Мой Гумилев», об этом мы будем подробнее говорить в концертов-беседe о Гумилеве.

Исполнит это музыкально-поэтическое произведение Марина Митяева, автор-исполнитель, жена известного барда Олега Митяева. О Марине Митяевой есть такой комментарий на интернете: «Творчество Марины Митяевой заслуживает самого пристального внимания всех, кто любит Поэзию и Музыку.»

Я – голос ваш, жар вашего дыханья,
Я – отраженье вашего лица.
Напрасных крыл напрасны трепетанья, –
Ведь все равно я с вами до конца.
Вот отчего вы любите так жадно
Меня в грехе и в немощи моей,
Вот отчего вы дали неоглядно
Мне лучшего из ваших сыновей,
Вот отчего вы даже не спросили
Меня ни слова никогда о нем
И чадными хвалами задымили
Мой навсегда опустошенный дом.
И говорят – нельзя теснее слиться,
Нельзя непоправимее любить…
Как хочет тень от тела отделиться,
Как хочет плоть с душою разлучиться,
Так я хочу теперь – забытой быть.
1922

Если б все, кто помощи душевной
У меня просил на этом свете:
Все юродивые и немые,
Брошенные жены и калеки,
Каторжники и самоубийцы
Мне прислали по одной копейке, -
Стала б я — "богаче всех в Египте",
Как говаривал Кузмин покойный.
Но они не слали мне копейки,
А своей со мной делились силой,
И я стала всех сильней на свете,
Так, что даже это мне не трудно...
1961

Забудут? - Вот чем удивили,
Меня забывали сто раз,
Сто раз я лежала в могиле,
Где, может быть, я и сейчас,
А Муза и глохла и слепла,
В земле истлевала зерном,
Чтоб после, как Феникс из пепла,
В эфире восстать голубом.

1913


* * *

Вот красивое и несколько мистическое стихотворение «Нет, царевич», написанное в 1915 году. Еще одна иллюстрация поэтического мира, отличного от нашего с вами, обыденного что ли, мира.

Музыку написала Злата Раздолина и очень вероятно, что Вы это произведение слышали в её же исполнении. Романс «Нет, царевич» есть на дисках Златы, которые многие, возможно, купили на её концерте в Денвере.

Недавно этот романс спела талантливая и обаятельная (и как женщина и как исполнителница) Нина Шацкая. Она совершенно по-другому расставила акценты, в подтверждение моего тезиса, что исполнители являются соавторами романсов и песен.

Нина Шацкая для своего репертуара назвала эту вещь «Колдунья», но, по-моему, зря. Поэты часто не дают названий своим произведениям, т.к. во многих случаях трудно подобрать название, хорошо отражающее все содержание сложного поэтического произведения. Название сразу сужает тему для читателя, который ожидает соответствующего содержания. На мой взгляд, это произведение и глубже и шире, чем просто стихотворение о колдунье. В этом стихотворении есть и глубокий философский аспект: «славы хочешь? – у меня попроси тогда совета, только это – западня, где ни радости ни света» – просто замечательно сказано!

Нет, царевич, я не та,
Кем меня ты видеть хочешь,
И давно мои уста
Не целуют, а пророчат. 

Не подумай, что в бреду
И замучена тоскою
Громко кличу я беду:
Ремесло мое такое. 

А умею научить,
Чтоб нежданное случилось,
Как навеки приручить
Ту, что мельком полюбилась. 

Славы хочешь? - у меня
Попроси тогда совета,
Только это - западня,
Где ни радости, ни света. 

Ну, теперь иди домой
Да забудь про нашу встречу,
А за грех твой, милый мой,
Я пред Господом отвечу.
1915

* * *
Музыку к следующему стихотворению «Я написала слова»  написал некто Логлан, о котором мне не удалось найти никакой информации. Скорее всего это автор-исполнитель с псевдонимом Логлан. Стихотворение представляет собой просто поэтические размышления, раскрытие душевного состояния. И музыка (в темпе вальса) и исполнение очень неплохи.

Я написала слова,
Что долго сказать не смела.
Тупо болит голова,
Странно немеет тело.

Смолк отдаленный рожок,
В сердце все те же загадки,
Легкий осенний снежок
Лег на крокетной площадке.

Листьям последним шуршать!
Мыслям последним томиться!
Я не хотела мешать
Тому, кто привык веселиться.

Милым простила губам
Я их жестокую шутку…
О, вы приедете к нам
Завтра по первопутку.

Свечи в гостиной зажгут,
Днем их мерцанье нежнее,
Целый букет принесут
Роз из оранжереи.
1910

* * *
В 2003 году в России был поставлен фильм «Жизнь одна». Сам фильм, как я понимаю, ничего особенного собой не представляет, довольно банальная история – муж, секретарша и т.д. Для этого фильма композитор Алексей Рыбников написал романс на слова Ахматовой по стихотворению «О, жизнь без завтрашнего дня» (1921). Композитор (или постановщик) проявил некоторую изобретательность, вставив в романс один куплет из другого стихотворения Ахматовой «Путник милый» тоже 1921 года. Получился по-моему, красивый романс. Кто исполняет в фильме этот романс мне неизвестно. Послушайте его.

О, жизнь без завтрашнего дня!
Ловлю измену в каждом слове,
И убывающей любови
Звезда восходит для меня.

Так незаметно отлетать,
Почти не узнавать при встрече.
Но снова ночь. И снова плечи
В истоме влажной целовать.
Путник милый, в город дальний
Унеси мои слова,
Чтобы сделался печальней
Тот, кем я еще жива.

Тебе я милой не была,
Ты мне постыл. А пытка длилась,
И, как преступница томилась
Любовь, исполненная зла.

То словно брат. Молчишь, сердит.
Но если встретимся глазами -
Тебе клянусь я небесами,
В огне расплавится гранит.
1921

* * *
Вот еще один, на мой взгляд яркий, пример любовной лирики Анны Ахматовой, который был замечен очень известным композитором Давидом Тухмановым, написавшим музыку к этому стихотворению. Эта песня вошла в альбом Тухманова, выпущенный в 1976 году.
Критическая статья об этом альбоме Тухманова начинается следующими словами:
«Автор национального хита “День победы”, сочинитель песен для Валерия Леонтьева, друг Кобзона – казалось бы, с такими эпитетами рядовому любителю рок-музыки (не говоря уже о ее более изощренных проявлениях) можно и нужно обходить стороной Тухманова за полверсты. Да только плох тот меломан, что живет слухами и сложившимися стереотипами. Отложив на время свои упражнения в массово-патриотической музыке для советских трудящихся, Давид Тухманов сочинил и записал на редкость необычный для советской действительности альбом.»
(Давид Тухманов: День Победы, Эти глаза напротив, Последняя электричка, Мой адрес – Советский Союз, Я к тебе не подойду, Соловьиная роща, Белый танец и др.)

Исполняет песню Людмила Барыкина из ВИА »Надежда»

Смятение

Было душно от жгучего света,
А взгляды его — как лучи.
Я только вздрогнула: этот
Может меня приручить.

Наклонился — он что-то скажет...
От лица отхлынула кровь.
Пусть камнем надгробным ляжет
На жизни моей любовь.

Не любишь, не хочешь смотреть?
О, как ты красив, проклятый!
И я не могу взлететь,
А с детства была крылатой.

Мне очи застил туман,
Сливаются вещи и лица,
И только красный тюльпан,
Тюльпан у тебя в петлице.

Как велит простая учтивость,
Подошел ко мне, улыбнулся,
Полуласково, полулениво
Поцелуем руки коснулся —

И загадочных, древних ликов
На меня поглядели очи...
Десять лет замираний и криков,
Все мои бессонные ночи

Я вложила в тихое слово
И сказала его — напрасно.
Отошел ты, и стало снова
На душе и пусто и ясно.
1913

* * *
А вот замечательный романс «За веру твою» по стихотворению «Еще тост», датированному годами 1961-1963. Вы, узнаете и композитора и исполнителя.

Ещё тост

За веру твою! И за верность мою!
За то, что с тобою мы в этом краю!
Пускай навсегда заколдованы мы,
Но не было в мире прекрасней зимы,
И не было в небе yзopней крестов,
Воздушней цепочек, длиннее мостов...
За то, что все плыло, беззвучно скользя.
За то, что нам видеть друг друга нельзя,
За все, что мне снится еще и теперь,
Хоть прочно туда заколочена дверь.
1961-1963

* * *

Я думаю, практически всем знакома группа стихотворений Анны Ахматовой, которые она объединила под общим названием «Реквием». Среди звукозаписей произведений Анны Ахматовой, прочитанных ею самой, есть и звукозапись Реквиема. У меня есть эта полная запись. На стихи Реквиема была написана музыка по меньшей мере двумя композиторами:

1. Композитор Владимир Дашкевич – для хора, оркестра и вокального исполнения Еленой Камбуровой.
2. Композитor Злата Раздолина – для хора, оркестра и двух солистов: Нины Шацкой и Виталия Псарёва.
У меня есть полные записи обих этих произведений.

Для завершения сегодняшней концерт-беседы я выбрал короткую заключительную часть Реквиема во всех трёх вариантах:
1.       Авторское чтение
2.       Вариант Владимира Дашкевича
3.       Вариант Златы Раздолиной.

1.
2.
3.

И в самом конце, для развлечения – некая полу-анекдотическая быль не имеющая отношение ни к поэзии ни к музыке и даже по-настоящему ни к Анне Ахматовой. Кто-нибудь видел российский четырехсерийный телефильм 2007 года «Луна в зените?» Его не показывали по русскому телевидению? Я его не видел, если его и показывали, у меня нет русского телевидения, но меня удивило описание фильма, сделанное очевидно в рекламных целях:

“Луна в зените” (2007)
* Многосерийный фильм
* Количество серий: 4
* В ролях: Светлана Крючкова, Светлана Свирко, Владимир Кошевой, Сергей Барышев, Юрий Цурилло

Этот фильм о том, как невозможно женщине, одаренной мужским даром поэта, быть любимой так, как бывают, любимы только смертные женщины. Анна Ахматова и прелестна, и грациозна, и …, к сожалению, знаменита. Она доверчиво полагает, что мужчины восхищаются Анной-женщиной, а не Анной-поэтом.
И, конечно, ошибалась. Красивых женщин — много, великих — единицы. Разве можно по-земному любить того, кого боготворишь? Неважно, кто ты: мужчина, подруга или власть. (Как Вам такой шедевр?)

Фильм показывает, как колесо истории прокатилось по жизни лучших представителей Серебряного века. Кого-то, раздавив, кому-то, сломав хребет, а кого-то просто подмяв или больно ударив. Что важнее — устройство всего общества или частная жизнь человека?
(Как Вам такой философский вопрос?)

Фильм снят по заказу Правительства Москвы (Ну и ну!)

05/2009

Advertisements